Странствие

УИЛЬЯМ БЛЕЙК

"СТРАHСТВИЕ"

Я странствовал в стране Людей,

Я был в Стране Мужей и Жен -

И лютый страх застыл в глазах,

В ушах остался с тех времен.

Там тяжкий труд -- Зачать Дитя,

Забава Праздная -- Рожать;

Так нам легко сбирать плоды,

о тяжко сеять и сажать.

Дитя же, если это Сын,

Старухе Дряхлой отдают,

И та, распяв его гвоздем,

Сбирает крик в златой сосуд.

Другие книги автора Уильям Блейк

Сборник посвящен творчеству английского поэта и художника Уильяма Блейка (1757-1827). Предваряет издание очерк В.Жирмунского "Уильям Блейк". В сборник включены произведения из книги "Поэтические наброски", "Песни невинности" и "Песни опыта", стихи разных лет, из "Пророческих книг", афоризмы.

В этом юбилейном издании, приуроченном к 250-летию со дня рождения великого английского поэта и художника, впервые в России знаменитый поэтический диптих Блейка «Песни Неведения и Познания» сопровождается полным сводом графических листов, сделанных самим автором. Эти иллюстрации в значительной степени дополняют и проясняют поэтический текст.

Помимо этого в издании использованы фрагменты других живописных и графических произведений У. Блейка.

Все стихи цикла представлены в двух и более вариантах перевода, многие переводы публикуются впервые.

Обширная сопроводительная статья и комментарии облегчают понимание английского оригинала.

Многие современники считали его сумасшедшим. При этом, правда, добавляли эпитет – гениальный. Своим поведением, своими взглядами, наконец, своим творчеством Блейк никак не вписывался как в обыкновенную людскую среду, так и в художественно-артистическую. Да он и не стремился к этому, весь поглощенный странными, причудливыми видениями. Еще в детстве ему приходилось видеть ангелов, сидящих на деревьях, и даже самого Бога.

В третий том собрания сочинений известного советского поэта и литературоведа С. Я. Маршака вошли переводы: иностранных авторов — В. Шекспира, Р. Бернса, Дж. Байрона, Р. Киплинга, Г. Гейне, Дж. Уоллеса, Ш. Петефи, Дж. Родари, и др., поэтов нашей страны —  О. Туманяна, И. Фефера, Д. Гулиа.

В книгу вошли произведения таких авторов как: Вильям Блейк, Вальтер Скотт, Сэмюель Тэйлор Кольридж, Вильям Вордсворт, Роберт Саути, Томас Мур, Джордж Гордон Байрон, Перси Биши Шелли и Джон Китс.

Перевод с английского С. Маршака, О. Чухонцева, Е. Витковского, В. Левика, В. Микушевича, В. Топорова, А. Блока, В. А. Жуковского, В. Потаповой и др.

Вступительная статья Д. Урнова.

Примечания Е. Витковского.

Открытие Уильяма Блейка, поэта, художника, визионера, опередившего свое время на целое столетие, произошло лишь во второй половине XIX века: поэты-романтики увидели в нем собрата по духу. К началу XX столетия его творчество получило всеобщее признание. Блейк стал культовой фигурой в кругу английских символистов. Его поэзия по праву заняла одно из ведущих мест в богатейшем литературном наследии Англии. Представленные в настоящем издании «Песни Невинности и Опыта», а также «пророческие» поэмы «Книга Тэль», «Бракосочетание Неба и Ада» публикуются на двух языках, что дает возможность в полной мере оценить неповторимое своеобразие поэзии Блейка.

В издании представлены наиболее известные работы мастера — переводы сонетов Шекспира, произведения Бернса, Блейка, а также образцы английской и шотландской народной поэзии и английские эпиграммы.

Многие современники считали его сумасшедшим. При этом, правда, добавляли эпитет — гениальный. Своим поведением, своими взглядами, наконец, своим творчеством Блейк никак не вписывался как в обыкновенную людскую среду, так и в художественно-артистическую. Да он и не стремился к этому, весь поглощенный странными, причудливыми видениями. Еще в детстве ему приходилось видеть ангелов, сидящих на деревьях, и даже самого Бога. В книгу английского поэта и художника Уильяма Блейка вошла книга «Песни Неведенья и Познания…», многие другие стихотворения, поэмы, а также некоторые изобразительные работы.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Статуя на кровле Зимнего дворца.

Говорят черти:

Греши, пока тебя волнуют
Твои невинные грехи,
Пока красавицу колдуют
Твои греховные стихи.
На утешенье, на забаву
Пей искрометное вино,
Пока вино тебе по нраву,
Пока не тягостно оно.
Сверкнут ли дерзостные очи —
Ты их сверканий не отринь,
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лев Блесс

Случай на концерте

Все началось с абонемента, который оставили мне мои друзья, уезжая на месяц в отпуск. Это был абонемент филармонии, по которому я мог посетить несколько вечеров, посвященных фортепианной музыке. В программе концертов значились произведения Шумана, Рахманинова, Хиндемита, Прокофьева и других, в исполнении артистов, чьи имена мне мало о чем говорили. Я конечно поблагодарил друзей за столь душевную заботу о моем музыкальном образовании, но "образовываться" таким образом не предполагал.

Н.Блинов, Ю.Лубянский

Солнца сильнее

Николай откинул прозрачный колпак машины и выбрался на дорогу. После искусственной свежести больничного воздуха закружилась голова. Крупные капли дождя с глухим шумом падали на мокрый бетон шоссе и взрывались легкими фонтанчиками. По обочине, кружа и переворачивая на быстринах листья берез, мчался поток.

Николай подошел к старой придорожной иве и долго слушал однообразный шум дождя. Тяжелые тучи двигались медленно, и казалось невероятным, что за их сплошной серой пеленой кроется прозрачная синева неба. Вокруг было тихо и пусто. Он стоял, прислонившись к мокрому шершавому стволу дерева, взгляд бесцельно скользил по мокрой земле.

Блиох Иван Станиславович

Блиох, Иван Станиславович, - железнодорожный деятель и писатель (1836 1901)

родился в семье польского еврея. В конце 1860-х годов занялся железнодорожными концессиями и явился организатором ряда железнодорожных предприятий, кредитных и страховых учреждений; принимал близкое участие в делах "Главного общества российских железных дорог".

В 1875 г. вышел в свет его труд: "Русские железные дороги" (на русском и французком языках), первый у нас обширный опыт разработки железнодорожной статистики.

Джеймс Блиш

Маникюр

Лицо девушки было невыразительным и напряженным, что могло быть проявлением либо открытого неповиновения, либо страха. Ладони ее были как-то неловко зажаты между колен.

- Положите руки на стол! - приказал следователь. - Мы знаем, что на них что-то нарисовано.

В его голосе чувствовалось сильное раздражение. Возможно, он привык, выказывая свою осведомленность, давать узникам понять, что следствию уже все известно. Но сейчас не было похоже, чтобы он слишком интересовался этой девушкой.