Странные сны

День выдался на удивление солнечным и ласково-теплым. Конец августа, теплые деньки, солнце наливающееся осенней свежестью. Последние лоскуты лета, которое, кажется, навсегда покидает наш мир.

Выходные. Как приятно посидеть за компьютером с открытым окном, слушая, как в комнату врываются обрывки птичьих трелей. Что может быть лучше? Не надо рано вставать, не надо куда-то идти, брести, бежать, растрачивая последние нервы на общественный транспорт.

Другие книги автора Роман Сергеевич Афанасьев

Алексей Кобылин — охотник-одиночка. Его жертвами становятся духи, барабашки, оборотни — нечисть, что мешает людям спокойно жить, С тех пор как в пламени пожара сгорел его дом, Алексей скитается по подвалам и чердакам, и только страсть к работе поддерживает в нем боевой дух. Не зря же Кобылина называют паладином в сверкающих доспехах! Впрочем, не все так просто. На пути паладина встает самый сильный и безжалостный враг из всех, с кем Кобылину приходилось сталкиваться. И Алексею ничего не остается, как обратиться к союзнику, которого боятся смертные…

Они – вольные охотники галактики. Их добыча – корабли-призраки, затерявшиеся в пространстве и времени. Но однажды в их руки попадает информация о загадочном потерявшемся корабле Федерации, самого большого государства в человеческом секторе Галактики. И тогда охотники становятся дичью – любой, кто прикасается к этой информации, обречен на смерть. Кто-то заинтересован в сохранении тайны потерявшегося корабля. Это понимают и детектив Нейман, случайно коснувшийся запретной темы, и экипаж "Стального Шипа" – крутого стервятника звездных дорог. И только те, кто летит на заблудившемся корабле, ничего не подозревают об этом. Их беспокоит другое: удалось ли им уйти от чудовищной смертельной угрозы, от которой они бежали со своей планеты, или кровожадная тьма притаилась в трюмах их собственного корабля…

Кто бы что ни говорил, но магия — не выдумка досужих писателей и не шарлатанство. Это искусство, овладеть которым дано не каждому. И пример тому — судьба Игоря, который, став профессиональным магом, научился покидать Землю и выходить в Астрал. Астрал — это бесконечные возможности для самовыражения, это исключительно благоприятное место тусовок молодежи. Но здесь «прописались» и спецслужбы, и бандиты, и многие другие, кто хотел бы использовать это пространство в своих отнюдь не благородных целях... А ведь Астрал мог бы стать средством коммуникации между цивилизациями разных миров, которыми так богата наша Вселенная. Но существует ли Астрал на самом деле? Или это выдумка автора?

У охотника на нечисть Алексея Кобылина новая работа – государева служба. Все теперь официально – и пропуск в Министерство, и мелкая должность, и даже план по выполнению работ. Вот только работы меньше не становится, в отличие от количества начальников. Тут и убийство расследовать, и за маньяком охотиться, и банду налетчиков искать, и мир от лютой нечисти спасать. И все – под строгим контролем загадочного Ордена, записавшего охотника Кобылина в мелкие винтики рабочего механизма. А терпение у самого удачливого ночного охотника – короткое. Тут и до беды недалеко…

Алексей Кобылин был самым обычным забулдыгой: перебивался случайными заработками, крепко выпивал с друзьями, жил сегодняшним днем и не знал другой жизни. Но однажды другая жизнь сама постучалась к нему в двери в облике двух вооруженных до зубов крепких парней. Не успел Алексей и глазом моргнуть, как оказался в центре секретной операции охотников на нечисть. Тайная операция обернулась кровавой бойней, из которой выбрался лишь чудом уцелевший Алексей. После увиденного и пережитого он больше не мог продолжать жить как раньше. Он видел другой мир, в который мало кто верит, он знает, как светятся в ночи глаза оборотней, он слышал крики их жертв. И у него нет другого выбора — ему придется подобрать оружие павших и продолжить их дело. Он должен постараться стать одним из охотников ночного города. И повезет ли ему в следующий раз — неизвестно.

Мирное существование далекой звездной колонии Авалон нарушено угрожающим инцидентом – неизвестные корабли вторглись в ее пространство и стремительно приближаются к главной планете. В столице паника, военный флот пытается организовать оборону, но терпит неудачу. В городе орудуют мародеры, на орбите кипит битва космических флотов, а мошенник Лэйван Хэван, выдающий себя за агента федеральной полиции, пытается разыскать в обреченной столице свою верную напарницу, чтобы побыстрее покинуть планету. Он еще не знает, что ему суждено пройти весь этот огненный ад от начала и до конца.

Сигмон Ла Тойя с детства мечтал о карьере военного. Но от умерших родителей ему достался только титул мелкого землевладельца да старое имение. С таким наследством в маршалы не выбьешься… Сигмон был счастлив стать хотя бы курьером при втором пехотном полке королевской армии. Он не мог даже вообразить, что первое же задание обернется для него смертельно опасной чередой сражений и погонь, столкнет с колдунами, эльфами, вампирами и воинами-монстрами, отнимет все, что у него было, и наградит взамен Знаком чудовища…

Что может заставить воина, ушедшего от мира, вновь взять в руки клинок? Множество вещей – любовь, ненависть, война. Сигмон ла Тойя, могучий воин со шкурой монстра, не долго наслаждался отшельничеством. Королевству Ривастан грозит страшная беда, оживают старые легенды о кровожадных упырях, и Сигмону снова придется взяться за меч. Грядет Война Чудовищ – великая битва со Старшими вампирами, решившими расширить свои владения за счет соседей, а над полем брани висит незримая тень северянина с птичьими глазами, каких не бывает у обычных людей…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Кирилл Воронцов

Избранные стихотворения

НЕНАЧАТАЯ СКАЗКА

Вечер. Багряное солнце

Медленно падает в море,

Темнеет лазурное небо,

И скалы вдали розовеют,

На севере тьмою покрывшись.

Свободен и чист легкий ветер,

Парящий в бескрайнем просторе,

И свежею дымкой окутав,

Трепещущий лес на прибое.

Над Солнцем сияет Венера,

Влюбленных звезда мореходов,

Стихии покорных русалок,

Валерий Вотрин

ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ СВ. МАТИАСА РАТМАНА, УНИВЕРСИТЕТСКОГО ПРОФЕССОРА

Всю свою жизнь профессор Матиас Ратман посвятил кропотливому изучению житий святых и мучеников церкви.

Другого такого знатока в этой области невозможно было сыскать и в Григорианском университете.

Самая незначительная деталь биографии того или иного святого нашла свое отражение в биографии профессора.

Жизнь его вобрала в себя множество самых ярких фактов из биографий великих святых и страстотерпцев и в конце стала походить на жизнь отшельника-аскета, преисполненного благодати.

Николай Введенский

Странная встреча

- Беспокойная у меня работа, поэтому и сплю скверно, а может, и курю слишком много. Вот и гуляю на ночь глядя, чтобы сон нагнать, - приятельски говорил врач Лаврентьев своему спутнику - коротышке, одетому как будто на вырост: шляпа то и дело налезала ему на глаза, пальто доходило чуть ли не до пяток, и едва видневшиеся из-под него брюки были так длинны, что волочились по земле. Лаврентьев говорил, а этот забавный человечек время от времени поглядывал на него из-под шляпы маленькими круглыми глазками. Другой отработает свое время и идет отдыхать, переключается на новую деятельность, а я не могу переключиться. Все мысли и сомнения одолевают. Вот и сейчас шел и думал об этом больном из девятой палаты. Он поступил с "психастенической формой психопатии", но теперь я все больше стал сомневаться в правильности первоначального диагноза. Скорее всего он страдает "параноидной формой шизофрении". Распознавание в таком случае весьма сложно. Тут есть над чем поломать голову.

Владимир Заяц

Город, которого не было

Кто что ни говори, а подобные происшествия бывают на свете,- редко, но бывают.

Гоголь Н. В. "Нос"

Очевидно, на свете нет ничего, что не могло бы случиться.

Марк Твен

То, что вы сейчас прочитаете, по существу своему записки очевидца. В них упоминаются эпизоды, свидетелем которых был автор, и описываются лица, которых автор достаточно хорошо знает. Если чей-то рассказ представлялся мне сомнительным, то тщательнейшим образом сопоставлялись свидетельства различных людей и таким образом выяснялась истина.

Владимир Заяц

Палеонтологи

За четыре дня съезда мы успели привыкнуть к этому необычному человеку молчаливому, в огромных роговых очках, закрывающих пол-лица. Несмотря на жару, даже в помещении он никогда не снимал плащ. Поднятый воротник делал его похожим на детектива из комедийного фильма.

Был последний, самый скучный день съезда, когда "подводят итоги", "высказывают пожелания" и "с удовлетворением отмечают". Бетонное здание за день накалилось. Вентиляторы под потолком гоняли по залу жаркий воздух. Выступающие - в пиджаках и при галстуках - с омерзением пили теплую воду из графина и с завистью поглядывали на коллег в зале, давно сбросивших потяжелевшие от пота пиджаки.

Януш А. Зайдель

ИЛЛЮЗИТ

Время подходило к двум. Ночь. В такое время удачные мысли появляются редко. Надо ложиться спать. Но кресло слишком мягкое. Я сижу откинувшись от стола, голова на спинке кресла, и кручу авторучку. Передо мной пустой лист бумаги. Настенные часы в соседней комнате звякнули и заскрипели, готовясь отбить время. Одновременно послышался тихий осторожный стук. Пришлось подниматься.

В глазке виднелось искаженное линзой лицо. Перед моей дверью стоял молодой мужчина. Незнакомый. Обычно знакомые не посещают меня в такое неурочное время. "Наверное, кто-то из соседей хочет вызвать скорую или пожарников," - подумал я.

Януш А. Зайдель

ВЫСШИЕ СООБРАЖЕНИЯ

- Если искренне, терпеть не могу писать конспектов, - сказал Автор удобно усаживаясь в кресло, услужливо придвинутое Издателем. - Не будет ли проще, если я кратко расскажу, о чем собираюсь писать?

- Ну... знаете ли, у нас свои правила... - заколебался Издатель. - Но, вообще-то... Ладно, рассказывайте. Сегодня бумага такой ценный материал, что стоит сэкономить пару листов, обойдя ненужные формальности. Вы расскажете мне свою идею, после чего родится небольшая аннотация, чтобы у нас было основание заключить с вами договор и выплатить аванс...

Александр ЗАРУБИН

КОЛЛЕКЦИОНЕРЫ

Старик уныло уставился в стол и повторял одно и то же. "Человек предполагает, а бог располагает". Меня это уже начало раздражать, и я глубокомысленно вздохнул, потом хмыкнул, потом помычал и наконец выдавил из себя: "Ну так что же..."

Конечно же, он не провел меня дальше кухни. Стол, наверное, никогда не вытирался как следует, его украшали жирные пятна и остатки еды. Это было ужасно!

- Они погубили меня, они испортили мою жизнь.... Да, эти двадцать лет, беспрерывные мучения, кошмары, бессонница, неизвестность, будь она проклята, печень, почки, желчный пузырь, нервы, стрессы, убытки... Они меня уничтожили, они превратили меня в бог знает что, да, двадцать, нет, даже двадцать три года, впрочем, смотрите сами...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Уже 200 лет род Дейлов терзало Проклятие. Каждый год что-то страшное и необьяснимое заглядывало в замок Дейлов. Обычно ничего не происходило, но раз в двадцать, иногда в тридцать лет оно забирало жизнь у старшего мужчины в роде Дейлов.

В этот раз молодая вдова Эвелин решила выступить против проклятия.

— Восьмой, говорит Пятый, ты меня слышишь?

Что-то подсказывает мне, что Восьмой — это я.

— Я слышу.

— Восьмой, если ты меня слышишь, отвечай: «Пятый, говорит Восьмой, я тебя слышу».

— Понял.

— Что ты понял? Я ничего не говорил.

— Как не говорил? Ты сказал «Восьмой, если ты меня слышишь, отвечай: Пятый, я Четвертый». Ты — Восьмой, ты должен был ответить Пятому. Значит, от тебя есть связь к Пятому и Четвертому, но связь с Пятым прервалась, и он тебе не ответил.

Маленькая «л» — это не опечатка. По смыслу здесь должно было бы быть имя или фамилия, и «л» должна была бы быть большая. Но она маленькая — это не имя и не фамилия, это слово, которое я стесняюсь даже произнести, не то что написать.

А респонсы — это послания, в которых во времена средневековья видные раввины отвечали на вопросы единоверцев. Так сказать, на «записки из зала». Ведь прямого эфира тогда еще не было.

Третий очерк из раздела «Три социальных драмы» «Книги отражений». (Восьмой по общему счёту.)

 

[Недостаток редактуры электронной версии: не вычитаны эллинские и французские слова и выражения.]