Странные фантазии - 1 (рассказы)

Дмитрий МАНСУРОВ

Цикл

Странные фантазии

Страхи

Старое зеркало

Стресс

Пенсионер 2035

Пособие для начинающего инспекторолова

Обо всем для поколения Интернет

Страхи

Дворник у здания снег убирает,

А сверху сосульки тихонько так тают.

Сосульки растают и вниз ломанутся.

И сразу кошмары и ужас начнутся...

Старое зеркало

Солнце выглянуло из-за плывущего в неизвестность облака и осветило пробуждающуюся деревню. Красный петух Громовик взлетел на забор и громко закукарекал, но его мощное "ку-ка-ре-ку!!!" было заглушено не менее мощным испуганным криком из дома. Петух поперхнулся и уставился на крыльцо, куда встал выскочивший из дома побледневший старик, завопивший на всю притихшую деревню:

Другие книги автора Дмитрий Васимович Мансуров

Потеря памяти — вещь довольно неприятная, особенно если от тебя требуют вспомнить что-то из времен твоей молодости, а ты и знать не знаешь что…

Озадаченный Кашей носится по парамирам в поисках Иванушки и своего прошлого, колдуны бегают за ним и за компанию воюют с киборгами… Ну а дома Бессмертного ждут не дождутся разъяренные вампиры с незабвенным Гаддом во главе.

Такая вот она, тяжелая злодейская доля.

Случайный удар головой о тумбочку — и перед Владиславом открылся новый мир: теперь он видит чужие галлюцинации. И не только видит, но и может избавить от них любого человека. И все бы ничего, вот только галлюцинации не желают мириться с таким положением дел.

Спор лисы и вороны из-за сыра перерастает в баталию с участием зверей, птиц и одного инопланетянина. Баба Яга ставит алхимические опыты над случайными прохожими.

Кащей — импозантный мужчина и обладатель несметных запасов золота, решает похитить царевну, чтобы узнать, почему царь называет ее золотком, и определить, нельзя ли присовокупить это сокровище к своим несметным богатствам.

Но нашествие вампиров и колдунов из параллельного мира меняет устоявшуюся жизнь, и Кащею приходится спасать похищенную им царевну и ее жениха от верной гибели.

Попасть в нереальные миры и дождаться исполнения фантастических желаний — все это стало возможным благодаря новому телевизору, который достался Игорю после неожиданной ссоры с чертом. Но едва Игорь справляется с последствиями ссоры и начинает изучать свойства новой техники, как в его квартире появляется Леснид (Кащей). Оказалось, что прошлые проблемы — это всего лишь цветочки.

И казалось бы, при чем здесь Кощей?

Жил-был Иван-царевич, развлекался в свое удовольствие, ни в чем не нуждался. И вдруг его непоседливый папаша — царь тридевятого царства и большой любитель яблок — узнал, что есть на свете яблоки не простые, а молодильные. То есть съел — и живи сколько хочешь! Ну, как водится, призвал родитель отпрысков и повелел добыть ценные фрукты, а взамен пообещал тому, кто привезет молодильные яблоки, царский трон… после своей смерти! И отправились братья в разные стороны. Но лишь Иван-царевич, охотник до всяческих приключений, сумел разгадать загадку чудо-фруктов. И вышло все не так, как в сказке!..

Микробы при жизни всячески вредят здоровью человека: они проникают в организм и размножаются в нем с усиленной скоростью, зачастую вызывая болезни с катастрофическими осложнениями. Организм, в котором микробы-пришельцы устроили настоящий бордель и жуткий микробный разврат, силами внутреннего правопорядка ликвидирует микробные притоны и центры по разведению микробных нелегалов. Однако живым микробам справиться с нелегалами удается далеко не всегда, и тогда на помощь приходит потусторонняя сила: вакцина.

И казалось бы, при чем здесь Кощей?..

Был у Снежной Королевы дворец ледяной, а у Кащея – замок каменный… Но это присказка, а вот и сказка: в одном королевстве решил король присоединить к своим владениям большой остров. Но оказалось, что на острове с давних пор живут сестры Горгоны и никому отдавать его не спешат. Более того, они и сами не прочь присоединить к своей территории новые земли и заставить людей платить дань молодыми юношами и девушками. И тогда король бросил клич: кто победит Горгон, тот получит в награду часть острова. Волею судеб два друга – Фармавир и Баррагин – приступили к созданию оружия, не подозревая, что отныне участвуют в многовековой схватке между Кащеем и сестрами Горгонами за место под солнцем.

Жизнь Кащея продолжалась так долго, что даже Создатель не выдержал и спустился на землю, чтобы узнать: собирается ли Кащей умирать или нет? Отказался Кащей, и решил тогда Создатель устроить соревнование – не на жизнь, а на смерть. Победитель (тот, кто найдет и сломает иголку, запрятанную в сундуке) получит в награду весь мир. Основное условие – никакой магии и волшебства, только собственная сила и смекалка. И всё бы ничего, да вот вмешался в игру некто третий, не желавший признавать ее правила. И началось!..

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Андрей НАДИРОВ

ЗАРЯ НАД СИБИРЬЮ

(К рисункам на вкладке)

Взгляните на пейзаж, изображенный на новой картине московского художника Г. Покровского. "Восток" - читаем мы в названии древнее, исконно русское слово.

Сибирь. Разве же это не восток нашей Родины, разве не к ней раньше всего приходит и новый день? Как много смысла все-таки может быть заключено в одном только слове.

"Восток, - читаем мы в словаре Даля, - восток, восточение (от востекать), место востечения, страна, где восходит солнце, утро...". И не символично ли, что именно так назвали свой корабль наши космопроходцы?

Ц.-Е. НАМОРКИН

(Цицерон-Елисей Наморкин)

СУЕТА В БЕЗВРЕМЕНЬЕ

(Палиндром)

Ля фам э ля компань да лем

Амвросии Выбегалло, доктор наук

Струей протекало время. Закольцовывалось пространство, сжималось.

Снова Выбегалло тревожился - тайм-рекогнсциратор-дупликатор клинило.

Дубель возник размытым пятном:

- Привет!

- Привет!

- Знаешь меня, а?

Обнялись.

Стелла фыркнула:

Величка Настрадинова

ПРОДЕЛКИ ДОКТОРА ПРОДЕЛКИНА

Когда в Амарии вспыхнул мятеж, доктор Проделкин находился в джунглях, и потому с полной уверенностью можно утверждать, что не он был его зачинщиком.

Но сначала расскажем о докторе Проделкине, а потом уже перейдем к мятежам.

В сущности, у доктора Проделкина есть прекрасное, длинное и осмотрительно выбранное его родителями имя, но всему миру он известен своим прозвищем или, как он любит сам говорить, - псевдонимом "Проделкин". Ибо вся его жизнь - это непрерывная цепь совершенных им проделок.

Величка Настрадинова

РОДСТВЕННИК МАГРИБИНСКОГО КОЛДУНА

Лежа на берегу озера, Васко с самым беспечным видом наблюдал за рыбками.

В это время к нему и подошел Неизвестный. Он курил диковинную трубку, и в выражении его лица была некая лукавинка. В остальном же он был как все люди, так, ничего особенного. Неизвестный вынул трубку изо рта и сказал:

- А в районе Соломоновых островов скоро будет страшный ураган. Все спешат куда-нибудь укрыться.

Величка Настрадинова

ВЕСТНИК МЕРТВЫХ

Когда над этой пустынной планетой взойдет Светило, вместе с ним на горизонте взметнутся белые язычки пламени. Будто Светило исторгает их из гладкой, словно полированной поверхности. Пламя разгорается, распространяется все дальше и дальше. И приходится отступать...

Вечно я бегу, бегу от этой адской звезды, мечтая о нашем добром солнце, от которого не нужно прятаться на каждый шестой час земного времени.

Елена Навроцкая

ЛИЧНЫЕ НЕБЕСА

Посвящается К.

Я лишь завидую вам, мертворожденные,

Приветствую вас, мертворожденные,

Радуюсь с вами, мертворожденные,

Но не жалейте нас, глядя с той стороны.

Алексей Заев

Пароль? Phileo Ожидайте... Доступ в систему "Инь" открыт. Открой какой-нибудь файл... Уточните запрос. Открой любой файл... Случайный... Ожидайте... Ожидайте... Ожидайте...

Запись 31.

Елена Hавроцкая

ВСЕ ВОЗМОЖHЫЕ ЧУДЕСА...

Запись первая. Решение Купера.

Hикто не знал, что случилось на самом деле.

Это незнание выматывало нас хуже угрозы голодной смерти. Тягостные дни слились в один жуткий кошмар, который не мог отступить из нашего сознания потому, что не был сном. Ожидание постепенно превратилось в отчаяние, отчаяние в безысходность, безысходность в апатию, апатия дышала в лицо могильным холодом. И тогда Дэн сказал те самые слова, определившие нашу судьбу.

Навроцкая Елена

ЗАКРЫТЫЕ

Где этот край,

Край золотой Эльдорадо?

Эдгар Аллан По

1.

Вам нравится смотреть на звезды? Говорят, что они прекрасны и волнуют душу. Hо я не знаю - правда ли это? Если уж говорить начистоту, то я ненавижу их свет. Звезды - мой враг. Звезды - это безнадежная бесконечность и бесконечная безнадежность. Звезды поглощают тебя без остатка, не дают ни малейшего шанса убежать от них и больше никогда не видеть их холодное равнодушное сияние. Они везде. Они вокруг тебя, и в тебе, и в других. Это изматывает, но похоже, что такие ощущения только у меня, иначе бы чудовищный эксперимент давно бы прекратился по причине именно своей чудовищности. Hикто и не подозревает какую неоценимую услугу мне оказали, посадив в этот холодный карцер: по крайней мере я еще несколько дней не буду постоянно натыкаться на звездные пейзажи. Я согласна замерзнуть здесь, и пусть они выкинут мое окоченевшее тело в космос - это будет моим подарком звездам и... Краю. Hесчастные создания, на что они надеются? Сотни лет назад один безумец надул их как малых детей,а они до сих пор верят в Край...Погодите-ка, кто-то открывает дверь. А! Верховный Жрец! Пришел уговаривать. Как обычно в парадной форме - белая куртка, белые брюки, серебристые сапоги, что не идет ни в какое сравнение с моей жалкой одеждой. Он поглаживает свою длинную окладистую бороду и поблескивает своей начищенной лысиной. Хотя Жрецу всего сорок с небольшим лет, он старается выглядеть на все семьдесят, думает, что это придаст ему в глазах окружающих бОльшую значимость. Что-то он мне сейчас скажет?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дмитрий МАНСУРОВ

Странные фантазии - 2

Кое-что о Терминаторах

Последний герой

Конец Света

Кое-что о Терминаторах

Третья Мировая война, развязанная компьютерным мозгом, подошла к своему логическому завершению. От многочисленных отрядов киборгов почти ничего не осталось, и остатки кибермощи, прижатые к стенке, вознамерились перебросить киборга в прошлое, чтобы он уничтожил мать Джона Коннора.

Именно так и думал будущий отец Джона, отправляясь вслед за Терминатором в прошлое. Он был абсолютно уверен, что после его переброски Машину Времени уничтожили, и не опасался подвоха.

Дмитрий МАНСУРОВ

Странные фантазии - 3

Содержание

Самый лучший писатель Последний пункт Колобок

САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПИСАТЕЛЬ

Посвящается Григорию,

который натолкнул меня на идею

этого рассказа.

"Новый рассвет над нашим миром возвещает о том, что наступило 27 апреля две тысячи триста восьмого года!" - торжественно проговорило радио. "Московское время - шесть часов. Вы слушал последние известия!"

Абульнаджм МАНУЧЕХРИ

Стихи

Перевод И. Гуровой "Обитатель шатра, время вьючить шатер..." "Твоя золотая душа..."

* * *

Обитатель шатра, время вьючить шатер - Ведь глава каравана скатал свой ковер, Загремел барабан, и верблюды встают, И погонщики гасят ненужный костер. Близко время молитвы, и солнце с луной На одной высоте замечает мой взор. Но восходит луна, солнце клонится вниз, За грядой вавилонских скрывается гор. И расходятся чаши весов золотых, Разрешается света и сумрака спор. Я не знал, о моя серебристая ель, Что так скоро померкнет небесный простор. Солнце путь не прервет в голубой высоте, Но нежданно прервать мы должны разговор. О красавица, движется время-хитрец, Всем влюбленным желаниям наперекор, И рожденная ныне разлуки тоска Зрела в чреве судьбы с незапамятных пор. Увидала любимая горе мое, И ресницы надели жемчужный убор, И ко мне подошла, припадая к земле, Словно к раненой птице я руки простер. Обвились ее руки вкруг шеи моей, И со щек ее нежных я слезы отер. Мне сказала: "О злой угнетатель, клянусь, Ты как недруг в жестоких решениях скор! Верю я, что придут караваны назад, Но вернешься ли ты, сердце выкравший вор? Ты во всем заслужил от меня похвалу, Но в любви заслужил ты лишь горький укор!" * * * Твоя золотая душа дрожит над твоей головой [Речь идет о свече], Душою питаем мы плоть, ты плоть поглощаешь душой, И с каждым мгновеньем на часть твоя уменьшается плоть, Как будто бы тело душа все время сливает с собой. Коль ты не звезда, то зачем лишь ночью являешься ты? А если не любишь, зачем роняешь слезу за слезой? Хоть ты - золотая звезда, из воска твои небеса, Хоть бьешься в тенётах любви, подсвечник - возлюбленный твой. Твое одеянье - в тебе, но всех одевает оно. Покровы скрывают тела, но ты остаешься нагой. Когда умираешь, скорбя, тебя оживляет огонь, И голову рубят тебе, чтоб ты не угасла больной. Ты - идол, ты - идола жрец, влюбленные - он и она. Смеешься и слезы ты льешь. О, в чем твоя тайна, открой! Безглазая, слезы ты льешь, смеешься, лишенная рта, Весной не всегда ты цветешь и вянешь не только зимой. Со мною ты сходна во всем, во всем я подобен тебе. Враги мы с тобою себе, веселье мы любим с тобой. Мы оба сжигаем себя, чтоб счастливы были друзья, Себе мы приносим печаль, а им мы приносим покой. Мы оба в слезах и желты, мы оба одни и горим, Мы оба сгораем дотла, измучены общей бедой. И скрытое в сердце моем блестит на твоей голове, И блеск на твоей голове горит в моем сердце звездой. И слезы мои, как листва, что осенью сбросил жасмин, Как золото, слезы твои струятся на круг золотой. Ты знаешь все тайны мои, подруга бессонных ночей, И в горести, общей для нас, я - твой утешитель, ты - мой. Лицо твое - как шамбалид, расцветший на ранней заре, Лицо мое - как шамбалид, увядший вечерней порой. В обычае - спать по ночам, но так я тебя полюбил, Что ночь провожу я без сна и в сон погружаюсь с зарей. За то, что с тобой разлучен, на солнце я гневаюсь днем, Соблазнам сдаюсь по ночам, - ты этому также виной. Друзей я своих испытал, и знатных и самых простых: Не верен из них ни один и полон коварства любой. При свете дрожащем твоем тебе я читаю диван, С любовью читаю, пока рассвет не придет голубой. Его начертала рука затмившего всех Унсури, Чье сердце и вера тверды и славны своей чистотой. Стихи и природа его в своем совершенстве просты, Природа его и стихи приятной полны красотой. Слова, что роняет мудрец, нам райские блага дарят, И "клад, что ветра принесли" за них был бы низкой ценой. Читаешь касыды его - и сладостью полнится рот, А бейты его - как жасмин, весенней одетый листвой.

ЖАН МАРАБИНИ

НА СТО ЛЕТ ВПЕРЕД

О деятельности "Рэнд корпорейшн" - организации, планирующей будущее на сто лет вперед, рассказывает и Жан Марабини, рецензируя на страницах французского журнала "Ар" недавно вышедшую в США книгу Т. С. Гордона и О. Хелмера - двух профессоров, экспертов этой организации. Текст его статьи мы ниже публикуем в сокращенном виде. Знаменательно, что сегодня в конечном итоге планируется уже не война, а мир. Мир изобилия материальных благ, достигнутого благодаря техническому прогрессу, эра покорения космоса, эра бессмертия человека. (Характерно, что американские ученые предполагают, что советские космонавты окажутся на Луне первыми. ) Однако путь к миру, согласно этим планам, ведет, в сущности, через войну войну за мировое господство. Любопытно, что американские ученые предсказывают такой момент в будущем, когда снабженные особым устройством дельфины будут охотиться за последними подводными лодками. Но примечательно и их представление о том, кто "запрограммирует" этих борцов за разоружение в "научно-индустриальном обществе", возглавляемом кликой власть имущих, ученость которой отнюдь не служит гарантией ее гуманности. Судя по тому, какие методы воздействия предусматриваются по отношению к тем, кто окажется не способным к "признанию вещей такими, как они есть", эта гуманность более чем сомнительна. Речь идет об "абсолютно убеждающем психологическом оружии", не убивающем человека, но безотказно действующем на его психику, - газах, парализующих, волю, а также о многом другом - от напалма и ядерной бомбы до луча смерти включительно. Марабини сочувственно приводит цитату из книги Гордона и Хелмера, согласно которой атомная революция "навсегда покончит с "демократическим мифом". Нетрудно понять истинный социальный смысл этих вожделений: отказ признать тот факт, что народные массы, реально созидающие будущее, никогда и никому не отдадут своих прав. Нетрудно оценить истинный смысл концепции "грядущей цивилизации", достигнутой столь мало цивилизованными средствами, "цивилизации досуга", не только обесценивающей труд, испокон веков доставлявший человеку радость, но и предполагающей стандартизацию человеческих личностей, одинаково устремленных к "маленькому счастью". Достаточно сопоставить таблицы прогнозов "Рэнд корпорейшн", чтобы убедиться, сколько двойственности в ее планах на будущее: она параллельно планирует добро и зло, жизнь и смерть. Разумеется, и наши ученые, размышляя о будущем, опираются не на утопии. Однако чувство реальности не мешает им планировать последовательную борьбу добра со злом, жизни против смерти. В отличие от "Рэнд корпорейшн", они не боятся "демократического мифа", роста народного самосознания, а наоборот, основывают на этом свои планы на будущее.