Страницы поэзии (Героика)

Лев Вершинин

Героика. Страницы поэзии

Содержание:

Курганы "На князе кольчуга до пят" Баллада о непостижимом "Почти что нет ночей у лета..." Сибирская легенда "На деревне парень угнал коня" Болотные мужики Декабрьский сон Баллада о Георгиевском кресте "На истрепанной книги пожелтевших страницах" Августовский полонез "Историк был талантлив в меру..." "Роты двигались на Трою..." Как рождаются боги? Дары судьбы

Курганы

Другие книги автора Лев Рэмович Вершинин

НОВАЯ книга от автора бестселлеров «Русские идут!» и «Украина – вечная руина». Вся правда об истории Грузии и ее непростых отношениях с Россией. Честный ответ на один из самых острых и болезненных вопросов: почему братский народ, некогда спасенный русскими от геноцида, «отблагодарил» нас ненавистью и кровью?

Есть ли хотя бы крупица правды в обвинениях грузинских русофобов? Была ли Грузия «колонией» России и разве могут «угнетенные» пользоваться равными правами с «угнетателями»? Правда ли, что ироничная переделка лермонтовской строки после войны 2008 года «Бежали храбрые грузины» служит рефреном всей грузинской истории? Почему отважный и талантливый народ потерпел столько поражений и лишился государственности? И есть ли будущее у «независимой Грузии»?

«РУССКИЕ ИДУТ!» – в последнее время этот истерический вопль зазвучал снова, а утробный ужас и патологическая ненависть Запада к России разгораются с прежней силой, как в эпоху Холодной войны. Нашу Родину вновь обвиняют в «агрессивности» и «территориальных захватах» – дескать, всю свою историю мы только и делали, что запугивали, завоевывали и угнетали соседние народы.

Эта книга опровергает западную клевету и вековые русофобские мифы, восстанавливая подлинную картину расширения России. Как на самом деле были присоединены Казань и Сибирь, Кавказ и Казахстан, Амур и Маньчжурия, Туркестан и Прибалтика? Кто развязал «братский спор» русских с поляками и Вторую Мировую войну? Кому выгодна ложь об «антисемитской России»? Как Финляндия озолотилась за столетие «русского ига» и чем «горячие финские парни» отплатили за русское великодушие? К чему приводили все наши попытки «дружить с Европой» и не пора ли уже уяснить вечную истину: Запад всегда был и всегда будет заклятым врагом России!

НОВАЯ КНИГА от автора бестселлера «РУССКИЕ ИДУТ!». Опровержение многовековой лжи об «агрессивности» и «экспансии» России на Запад. Вся правда о том, как Россия «рубила окно в Европу» и прирастала территориями от Варяжского (Балтийского) до Русского (Черного) морей.

Кто и зачем запустил в оборот русофобский миф о «жандарме Европы»? Каким образом Россия присоединила Прибалтику, вернув свои исконные земли? Знаете ли вы, что из четырех советско-финляндских войн три начали «горячие финские парни»? Как поляки отблагодарили русских за подаренную им Конституцию, самую демократичную в Европе, и кто на самом деле развязал Вторую Мировую войну? Есть ли основания обвинять российскую власть в «антисемитизме» и pogrom’ах? И не пора ли, наконец, захлопнуть «окно в Европу», как завещал Петр Великий: «Восприняв плоды западноевропейской цивилизации, Россия может повернуться к Европе задом!»

Царь царей Александр Македонский за свою короткую, но невероятно бурную жизнь успел сделать гораздо больше, чем любой из смертных. Но не стало Великого, и гигантская Империя, простирающаяся от Эллады до Индии, начала содрогаться в страшных конвульсиях. О том, что происходило на просторах от Эпира до Месопотамии между 317 и 311 годами до Рождества Христова, – яркий, неожиданный и откровенный роман Льва Вершинина – доктора исторических наук, замечательного писателя и прекрасного поэта.

Нам не привыкать «бодаться» с Западом – первая война Московского Царства против европейской коалиции началась еще полтысячи лет назад, при Иване Грозном.

С той Ливонской войны ведут отсчет и оголтелая европейская русофобия, и подлая «СМЕРДЯКОВЩИНА» – пораженчество и предательство лакейской прозападной «элиты», – и самые грязные мифы о «русском рабстве», «кровавой тирании» и «массовых репрессиях» Ивана Грозного, якобы «убившего своего сына» (помните скандальную картину Репина?).

Но знаете ли вы, что при эксгумации, проведенной уже в XX веке, на черепе царевича не обнаружено никаких повреждений, а «черная легенда» о «деспоте-сыноубийце» вымышлена европейскими клеветниками и растиражирована «западниками» вроде Карамзина?

Эта книга опровергает самые опасные и злокачественные мифы «национал-предателей» о России, выводя на чистую воду всех смердяковых – и прежних, и нынешних, – всегда желавших поражения Отечеству и капитуляции перед европейскими захватчиками.

Российская Республика, образовавшаяся на территории Украины после победы восстания Черниговского полка, погибла, «изведав всё, что ни одну республику не минёт» – военное поражение, предательство союзников, иностранную интервенцию, а вдобавок ещё и внутренние «чистки» в рядах революционеров.

© FantLab.ru

НОВАЯ КНИГА от автора бестселлера «Русские идут!», разоблачающая кровавую «американскую мечту». Вся правда о преступном и позорном прошлом США. Американская история без прикрас.

Как «денежные мешки», сколотившие состояния на контрабанде и работорговле, спровоцировали «Американскую революцию» и «Войну за независимость», чтобы после победы оставить народ «у разбитого корыта» (оказалось, что жить при «свободе» куда дороже и беспросветнее, чем при «тирании»). Знаете ли вы, что бунтов, погромов, карательных операций, грязи и крови в американской истории гораздо больше, чем в российской? Какими методами Соединенные Штаты захватывали чужие земли? И как долго простоит «дворец демократии», возведенный на рабстве и геноциде?

Эта книга проливает свет на самые темные и грязные страницы американской истории, которые обычно замалчивает и перевирает «свободная пресса». Этот бестселлер не оставляет камня на камне от парадного фасада «американской мечты», выставляя на всеобщее обозрение «грязное белье» США.

Смертельная ловушка — вот самое точное определение, которое можно дать планете Валькирия, куда по злой иронии судьбы попадают герои нового романа мастера остросюжетной и изысканной фантастики Льва Вершинина. Узел конфликта между землянами и аборигенами Валькирии затягивается все туже. Эта мясорубка готова перемолоть всех, будь ты хоть крутой космодесантник и внук самого президента Галактической Федерации, хоть пацифистски настроенный мелкий клерк планетарной администрации. Война чинов не разбирает. А онауже началась.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ПРИНЦЕ И ГЕРЦОГЕ

Большая радость царила в маленьком Королевском замке на берегу сурового северного моря. Королева родила двух сыновей, и королевство, хоть и очень небольшое, радовалось так, как не радуются и большие страны.

Один из мальчиков был старше на несколько минут, и он стал Принцем. А второй, младший - Герцогом. Шли годы, и взоры родителей все с большей гордостью и радостью останавливались на Принце, а вид Герцога заставлял в печали и жалости отводить глаза.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СУДЕ ЛЮБВИ

Безвременно редко собирается Звездный Круг в Зале Судьбы, чтобы вынести решение о Жизни кого-нибудь из живущих или неживущих. Но если собирается он, и сам Мастер Равновесия приходит следить за Великими Весами, значит, слишком важно их решение. Никогда не бывает темно в Зале Судьбы, никогда не светит там Солнце. Лишь Единая Звезда посылает туда свой луч и никто не может солгать Звезде.

Но сейчас в луче Звезды стояла смертная женщина в черном плаще. Лицо ее было закрыто капюшоном. Она стояла и ждала судей Звездного Круга. И они собрались на неслышимый крик ее.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О СВЕТЕ, ТЬМЕ И ТЕНИ

Тень Света - Тьма, Тень Тьмы - Свет.

Не признают этого живущие в Свете, их Враг - Тьма.

Не признают этого живущие в Тьме, их Враг - Свет.

И только те, кто живет на узкой полосе Тени, разделившей миры Света и Тьмы, не считают их Врагами и не забывают про их единство.

Ведь только они знают настоящего Врага.

И хранят от него и Свет, и Тьму...

"Всесильная Тьма, будь милосердна!" - шептали губы человека в Черных одеждах, стоящего у окна и неотрывно смотрящего на Восток. Там сгущалась первая волна вечерних сумерек.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ВЕЧНОЙ ДЕВЕ

У самых истоков Реки Мира зародилось это предание. Молодые Звезды смотрели на молодую землю, и светел был взгляд их. Шли века и века, и все менялось вокруг, но прежним остался пологий склон холма, и по-прежнему гордый и прекрасный высится на нем белый замок. Только люди стороной обходят это место, и даже сам повелитель Империи не смеет приблизиться к нему без зова.

Воин очнулся от пут, что сковали его волю, и посмотрел кругом. Хороша была комната, где он находился, но самым прекрасным в ней была девушка. Она лежала на ложе и глядела на воина с интересом и презрением.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ВОЛШЕБНОМ ЗЕРКАЛЕ

Нет, не зря в Звездных книгах Вечный запрет наложен на браки Великих со смертными. А дело тут вот в чем: если от этого брака рождался ребенок, что, к счастью, случалось очень редко, то этому ребенку принадлежал его Мир. Принадлежал безоговорочно и однозначно. И это могло стать проклятием этого мира - или его великим счастьем.

Но любовь - это то, над чем не властны Законы. И двое полюбили друг друга. И родилась у них дочь... А когда умерла Она, Он, похоронив ее по обычаю Звезд, ушел в иные миры. Не мог Он остаться здесь и умереть тоже не мог, и было в этом его великое горе. Но в этом мире оставил Он свою дочь, которой их любовь подарила весь мир.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЖИВОМ МЕЧЕ

Темное время наступало в Стране. С трех сторон войска Врага были готовы вторгнуться на ее землю. Враг медлил... Пока медлил. Но не было выхода и не было спасения. Либо стать рабами Врага, либо погибнуть в неравной битве. Днем и ночью горел в Королевском Замке огонь в башне Совета. Король, его советники и полководцы, склонившись над картами, искали выход. Но выхода не было. Три дня не спали и не ели они и наконец решили передохнуть. И рассказал им старший полководец старую легенду; в Легенде же говорилось о том, что некогда на службе у Короля был Воин с непобедимым мечом. И в Великой битве с Завоевателем этот Меч в его руках добыл победу их войску. Но не всегда можно было брать его в руки, и отдал Воин Меч, чтоб сохранил его Великий Маг и вернул, когда тот потребуется Стране.

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА ОБ УХОДЕ В МИР ЛЮДЕЙ

Это случилось в те далекие и давние времена, когда Мир был еще молод, и не только людей звал к себе свет Синей Звезды. Сейчас Мир уже стар и те, другие, ушли даже из памяти его, оставив лишь вечную тоску по чему-то несвершенному...

- Отец, я прошу, отпусти меня к людям!

- Ты так сильно любишь его?

- Я не могу без него... это сильнее меня... Прошу тебя, сделай меня человеком!

Владимир ВОЛЬФ

ТОЧКА ПРИЛОЖЕНИЯ

[ начало отсутствует ]

Был там еще скверик с вечными колясками, старушками... И не мог взвыть жаворонок аварийной сиреной - распугать всех за несколько жалких, оставшихся секунд...

Рытин отшвырнул лопату и шагнул вперед, тотчас ощутив, что еще немного - и он захлебнется сосущей тошнотой, похожей на ту, возникшую у него однажды при виде чужой открытой раны - с мокрой текучестью багровых сгустков и сахарным колышком раздробленной кости.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Артем Веселый

РЕКИ ОГНЕННЫЕ

1

Ванька-Граммофон да Мишка-Крокодил такие-то ли дружки - палкой не разгонишь. С памятного семнадцатого годочка из крейсера вывалились. Всю гражданскую войну на море ни глазом: по сухой пути плавали, шатались по свету белу, удаль мыкали, за длинными рублями гонялись.

Ребята - угар!

Раскаленную пышущим майским солнцем теплушку колотила лихорадка. Мишка с Ванькой, ровно грешники перед адом, тряслись последний перегон, жадно к люку тянулась.

Тамара Ветрова

Город, которому ничто не грозит

Рассказ

Уроки учителя Казимира Ивановича

Казимир Иванович преподавал в средней школе основы разговорной речи растений. Как на всякого новатора, на него косились, но помалкивали, потому что ведь неизвестно: вдруг это и есть самый совершенный способ воспитания - разговаривать с цветами... или с плодами... Все понимали, что Казимир Иванович работает над диссертацией (а он не работал над диссертацией!), ворчали, что эксперимент затянулся, результатов же, между прочим, пока не видно... Однако корреспондент областной газеты поговорил с учителем, с ребятами ("Что изменилось в вашей жизни?" - спросил корреспондент ребят. "Крну, диннь!" - загомонили шестиклассники. "А в футбол играете?" - спросил корреспондент, не смущаясь. "Оли! Оли!" Казимир Иванович стоял, выставив вперед одно ухо, и одобрительно кивал). После разговора в газете появилась большая статья под названием "Учитель, воспитай ученика!", и коллеги и проверяющие окончательно махнули на эксперимент рукой, и вооружась терпением, с результатом торопить перестали. А Казимир Иванович, благожелательно улыбаясь, продолжал являться каждое утро на свои диковинные уроки. О личной жизни Казимира Ивановича не знали. Известно было лишь, что он закончил Вичградский государственный университет. А больше ничего не было известно. (Стыдно сказать, но не знали даже, что это за Вичградский университет такой. Не было сроду такого университета, хоть убейте, не было!) Однако диплом был в полном порядке, и лишь там, где значилось отделение, имелась еще одна неясность: отделение именовалось "Наука и жизнь". Диплом Казимира Ивановича вызвал даже некоторый переполох, но справки, наведенные заведующим гороно, успокоили. Все оказалось в порядке, товарищи, все в полном порядке: и отделение "Наука и жизнь", и сам Вичградский университет. "И вообще, - добавил, стесняясь своей одышки, заведующий гороно, - не будем строить преграды на пути молодых специалистов". При этом Казимир Иванович был вовсе не молод. Скорее, пожилой человек с обозначившейся лысиной и сединой на висках. Ну, да дело не в этом, а в том, что вел он в своей средней школе основы разговорной речи растений, оценки выставлял по многобалльной системе, объясняя это тем, что успехи его учеников не укладываются в традиционные 5 баллов. "700", "850" - вот вполне обыкновенные оценки на его уроках. Каждое утро в школьной раздевалке Казимир Иванович вежливо раскланивался с нянечкой, ставил в угол мокрый зонтик, вокруг которого тотчас же образовывалась серая лужица, несколько раз проводил расческой по серым своим волосам... И одновременно со звонком являлся перед своими учениками. Ребята встречали Казимира Ивановича кто где. По двое-трое на каждом подоконнике, были и такие, кто в стремлении угодить учителю теряли чувство меры и вертелись колесом перед классной доской, некоторые, совсем немногие, сидели за партами. - Окна! - повелительно говорил Казимир Иванович. Раскрывали окна, все три, и дождь начинал стучать по подоконникам, мокрые ветви тополей кротко дрожали в появившемся пространстве. - Степанов, Иванов, Полещук, в сад! Легко перемахнув через подоконник, трое сигали в сад. Высунувшись вслед, Казимир Иванович наставлял: - Два-три предложения, не более: приветствие... Какой сегодня дождь... Что нового поведали корни... Вы поняли меня, Степанов, Иванов, Полещук? О да, они поняли его, они уже сгинули среди ветвей, не оставив на мокрой дорожке и следа... - Ну, а теперь, - говорил Казимир Иванович, - небольшая распевка. - Тью, кью, кью... тирли - кви, кви, - подхватывали за учителем ученики. - Что за уроки, - сомневалась нянечка, протирая подоконники в коридоре. - Клинннь! - отвечала проходившая мимо завуч, Казимир Иванович и его ученик Стасику посчастливилось быть учеником Казимира Ивановича. И прежде, и сейчас он был ничем не примечательным человеком, так же, как и его мама-портниха и отец-шофер. Маму Стасик любил, а отца уважал, ведь даже в пятницу, выпив пива, отец говорил только верные вещи, разбирался в жизни так, что все вокруг ходили на цыпочках и слушали, разинув рот. Прослышав о новом учителе сына, отец сказал, как припечатал: "Умных учить и дурак сумеет, а пусть-ка нашего дурня научит". Он называл Стасика дураком, а тот не обижался, потому что, признаться, и сам умным себя не считал. И удивительно даже, думал Стасик, почему Казимир Иванович выбрал его? Не Кирковец Оксану и не Вальку? Именно ему, Стасику, велено было явиться в 18 часов 30 минут на улицу Пушкина, 3/1, не имея с собой ни тетради, ни ручки, ни карандаша. "А учебник приносить?" - спросил Стасик. "Ни в коем случае!" - воскликнул в испуге Казимир Иванович. - Может, подтянешься по русскому, - грустно сказала мать, провожая Стасика к учителю. - Не паси его! - крикнул из кухни отец. Стасик ушел. На улице он тут же промок до костей, его болоньевая курточка увяла и облепила плечи и спину. Стасик сплюнул под дождь и, подпрыгивая, побежал на Пушкина, 3/1. Это было рядом, за поворотом. То есть рядом была улица Пушкина. Были дома 1 и 5, напротив - 2 и 4. Дома под номером 3/1 не было вовсе. Стасик растерянно остановился, поеживаясь. Он догадывался, что совершил какую-то ошибку, чего-то недослышал. - Куликов! Что же ты не заходишь? Это кричал Казимир Иванович. Как показалось Стасику, откуда-то сверху. - А дом-то где? 3/1? - буркнул Стасик смущенно и не очень вежливо. Он страшно стеснялся, потому что впервые шел в гости в учителю. - Второй этаж, прямо. Вон лестница, - сообщил Казимир Иванович. И тут Стасик сообразил. И осторожно полез по лестнице. Казимир Иванович жил в просторном дупле старого дуба.

Борис Виан

ОСТОРОЖНО, КЛАССИКА!

Пер. с франц. И.Горачина

Электрические часы пробили дважды, и я вздрогнул, с трудом пытаясь разобраться в путанице своих хаотических мыслей. С некоторым удивлением я обнаружил, что сердце мое начало биться несколько быстрее. Я, покраснев, захлопнул книгу; это был изданный между двумя последними войнами сборник "Я и ты", древний запыленный фолиант, чтение которого меня сильно увлекло, потому что тема его представлялась мне весьма реальной. И я, конечно, заметил, что смущаюсь не только из-за книги, но также из-за дня и часа: сейчас была пятница, двадцать седьмое апреля 1982 года и я, как обычно, ожидал свою ассистентку Флоранс Лорье.

Тони Вильямс

ЦЕНА ПРЕДАТЕЛЬСТВА

Повесть

Серия "Спецназ"

Перевод с английского Ю. В. Устименко

1

Совещание проходило в помещении, которое в былые времена назвали бы бункером, но сейчас оно было известно как "подземное строение 101" и располагалось под небольшим неприметным зданием в маленьком городке в штате Вирджиния. На улице стояла невыносимая жара, а в конференц-зале, лишенном окон, поддерживалась температура чуть выше двадцати градусов по Цельсию.