Страна-за-Пеленой

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Нимт начал умирать давным-давно. Агония могла бы длиться тысячелетиями… но этот мир уже перестал годиться даже для враадов.

Страна-за-Пеленой изменила их жизнь так, как ничто иное за почти бесконечную жизнь враадов. Призрачная держава привлекла их своими пологими холмами и долинами, покрытыми бурной порослью, тем более заманчивыми, что к ним нельзя было прикоснуться…

Отрывок из произведения:

Регент Пенаклеса Тоос изучал доставленный курьером пакет. Он знал, что тут может оказаться что-то по-настоящему важное. Это было последнее письмо от Кейба Бедлама, чародея из леса Дагора. Тоос и Кейб были приятелями уже лет пятнадцать, и оба знали толк в магии.

Тоос аккуратно сломал печати — и видимые, и незримые, — припоминая юного чародея, его правильные черты, столь не похожие на лисье лицо регента. И его силу… как, черт возьми, такая сила и такие знания умещаются в этом парне, который раза в три младше его? Тоосу перевалило уже за сотню лет.

Рекомендуем почитать

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором маг Кейб Бедлам и его супруга Гвендолин снова и снова оказываются втянутыми в войны «меча и магии»…

Мир, в котором в полные покоя, солнцем залитые волшебные земли вторгаются безжалостные волки — рейдеры, не знающие пощады и владеющие ужасными колдовскими секретами…

Мир, в котором отважный Уэллен Бедлам отправляется во главе горстки смельчаков на дальний, легендарный континент, где, как гласит сказание, правит сильнейший из живущих ныне драконов — Пурпурный…

Где-то в стране Пурпурного Дракона таится, сказано, Книга драконов — ключ к тайнам великой волшебной Силы. Однако горе тому, кто дерзнет прикоснуться к Книге драконов, — и трижды горе рискнувшему вмешаться в ход истории Драконьего Царства…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Нимт начал умирать давным-давно. Агония могла бы длиться тысячелетиями… но этот мир уже перестал годиться даже для враадов.

Страна-за-Пеленой изменила их жизнь так, как ничто иное за почти бесконечную жизнь враадов. Призрачная держава привлекла их своими пологими холмами и долинами, покрытыми бурной порослью, тем более заманчивыми, что к ним нельзя было прикоснуться…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором маг Кейб Бедлам и его супруга Гвендолин снова и снова оказываются втянутыми в войны «меча и магии»…

Мир, в котором в полные покоя, солнцем залитые волшебные земли вторгаются безжалостные волки-рейдеры, не знающие пощады и владеющие ужасными колдовскими секретами…

Мир, в котором отважный Уэллен Бедлам отправляется во главе горстки смельчаков на дальний, легендарный континент, где, как гласит сказание, правит сильнейший из живущих ныне драконов — Пурпурный…

Где-то в стране Пурпурного Дракона таится, сказано, Книга драконов — ключ к тайнам великой волшебной Силы. Однако горе тому, кто дерзнет прикоснуться к Книге драконов, — и трижды горе рискнувшему вмешаться в ход истории Драконьего Царства…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором против власти драконов-оборотней бьются силы людей, ведомых магами Предводительствует же силами хитроумный Грифон… Мир, где власть драконов держится в общем-то на немногом — всего-то на умении крылатых магов контролировать Силу Стихий…

Мир Драконьих Королевств стоит ныне на грани великой войны…

Огненный Дракон готов поднять армии монстров…

Дракон Ледяной — грозит ввергнуть мир в кошмар бесконечной зимы.

Кто поднимется, силой меча и магии, против власти драконов?

Юноша-маг, чей отец перешел на сторону Зла, волшебница, обладающая великим магическим даром, эльф, стоящий, как и положено эльфам, «сам по себе», и раньше ли, позже ли — безжалостный, бесстрашный и ироничный герцог-дракон.

Что спасет мир люден и драконов от гибели? Всего-то — САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ знающих, что битва их с предвечным Злом станет — ПОСЛЕДНЕЙ…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором лежит, где-то за таинственными Вратами, загадочная, недоступная земля — некогда прекрасная и цветущая, а ныне познавшая кошмар нашествия безжалостных завоевателей, что поклоняются волчьеголовому Разрушителю…

Мир, в котором плетет свои черные интриги полубезумный король магической страны «повелителей коней» и играет в чудовищную, до поры лишь ему одному понятную игру создатель Коня-призрака — демона, вырвавшегося из тысячелетнего заточения…

Мир, которому вновь и вновь угрожает опасность…

И тогда Зеленый Дракон поднимает против врагов магию Стихий…

И тогда могучий Грифон отправляется в смертельно опасный путь, дабы призвать на помощь защитникам Добра великого бога драконьего племени…

И тогда Конь-призрак вступает в битву с Силою, его породившей и готовой овладеть им снова…

Черные времена грядут для Драконьих Королевств.

Дни гнева. Дни Страдания. Дни Мужества…

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором лежит, где-то за таинственными Вратами, загадочная, недоступная земля — некогда прекрасная и цветущая, а ныне познавшая кошмар нашествия безжалостных завоевателей, что поклоняются волчьеголовому Разрушителю…

Мир, в котором плетет свои черные интриги полубезумный король магической страны «повелителей коней» и играет в чудовищную, до поры лишь ему одному понятную игру создатель Коня-призрака — демона, вырвавшегося из тысячелетнего заточения…

Мир, которому вновь и вновь угрожает опасность…

И тогда Зеленый Дракон поднимает против врагов магию Стихий…

И тогда могучий Грифон отправляется в смертельно опасный путь, дабы призвать на помощь защитникам Добра великого бога драконьего племени…

И тогда Конь-призрак вступает в битву с Силою, его породившей и готовой овладеть им снова…

Черные времена грядут для Драконьих Королевств.

Дни гнева. Дни Страдания. Дни Мужества…

Другие книги автора Ричард А Кнаак

С начала времен небесное ангельское воинство Небес и орды демонов из глубин Преисподней ведут нескончаемое сражение за судьбу всего сущего. Ныне это сражение развернулось в царстве смертных… и никто – ни человек, ни демон, ни ангел не сможет остаться в стороне…

Кошмары приводят лорда Алдрика Джитана в руины таинственной гробницы, где он решает пробудить ужасное зло, спящее там со времен уничтожения Тристрама. Сгущающаяся тьма привлекает в страну таинственного некроманта Зейла, которому становится известно о зловещих планах Джитана, однако он не подозревает о том, что инициатором этих событий является один из его собратьев по учению. И теперь, как только Луна Паука взойдет на небосводе, омерзительный демон Астрога выпустит свои порождения в Санктуарий.

Империю минотавров, что раскинулась на самом востоке Кринна, охватывает чудовищная резня, развязанная кровавым узурпатором и его супругой-жрицей. Погибает законный император, вес члены его Дома и приближённые сановники. Но на каторге Вайрокс начинает свою войну мститель — племянник императора. Фарос Эс-Келин, единственный, выживший в ту жуткую ночь — Ночь Крови.

Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Именно такое задание получил колдун по имени Ронин и в сопровождении эльфийского рейнджера Верисы отправился в логово страшных орков. Мир давно воюет с этими мерзкими тварями, но остатки армии орков продолжают опустошать земли и убивать мирных жителей. Орков мало, но они приносят много бед, ведь когда-то им с помощью магии удалось захватить в плен Королеву Драконов и ее верных консортов. Молодые драконы, родившиеся в пещере Хаз Модн, стали неотъемлемой частью армии орков, и противостоять им не может никто.

Спасти королевства Альянса от порабощения может только смельчак, согласившийся вызволить из плена Королеву Драконов.

Легенда о таинственном городе, скрытом в зеленых дебрях джунглей, не давала покоя многим искателям приключений и сокровищ.

Молодой капитан Кентрил Дюмон — опытный офицер, он не кинется сломя галопу в сомнительную авантюру. Но отказаться от предложения сопровождать старого мага к заколдованному городу он не смог. Легенды об Урехе говорят, что жители этого города вознеслись на Небеса. Возможно ли такое? И где остались все сокровища города?

Но прежде чем путешественники узнали правду, на их долю выпали нелегкие испытания: их подстерегали ловушки, магические заклятия, неведомые твари. Не все сумели добраться до цели, по те, кто уцелел в джунглях, еще позавидуют своим мертвым товарищам. Ведь Небеса стали подобны Преисподней в Урехе, а правду не отличить от лжи, Если Кентрил Дюмон не разгадает тайну древнего города, весь Мир погрузится во Тьму. Он не имеет права па ошибку!

После Катаклизма конфликт между Ордой и Альянсом охватил весь Азерот. Посреди этого хаоса испытывающая острую нехватку ресурсов Орда вторглась в Ясеневый лес, чтобы удовлетворить растущие потребности своей армии. Вождь Гаррош Адский Крик разработал новую жестокую тактику для завоевания этого региона и уничтожения его защитников – ночных эльфов. Это может подорвать силы всего Альянса...

Не подозревая о том, что надвигается на Ясеневый лес, легендарные правители Верховная жрица Тиранда Шелест Ветра и Верховный друид Малфурион Ярость Бури созвали в Дарнасе совет, на котором голосовали за включение гордых воргенов Гилнеаса в ряды Альянса. Однако король Штормграда Вариан Ринн не может простить Гилнеас и его правителя Генна Седогрива за то, что его народ отгородился от остальной части мира несколько лет тому назад. Это может сорвать не только совет правителей, но и ослабить Альянс в целом.

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Мир, в котором против власти драконов-оборотней бьются силы людей, ведомых магами Предводительствует же силами хитроумный Грифон… Мир, где власть драконов держится в общем-то на немногом — всего-то на умении крылатых магов контролировать Силу Стихий ..

Мир Драконьих Королевств стоит ныне на грани великой войны ..

Огненный Дракон готов поднять армии монстров…

Дракон Ледяной — грозит ввергнуть мир в кошмар бесконечной зимы.

Кто поднимется, силой меча и магии, против власти драконов?

Юноша-маг, чей отец перешел на сторону Зла, волшебница, обладающая великим магическим даром, эльф, стоящий, как и положено эльфам, «сам по себе», и раньше ли, позже ли — безжалостный, бесстрашный и ироничный герцог-дракон.

Что спасет мир люден и драконов от гибели? Всего-то — САМОПОЖЕРТВОВАНИЕ знающих, что битва их с предвечным Злом станет — ПОСЛЕДНЕЙ.

Страшный вой прокатился по перевалу.

Огромная тварь с восьмью лапами, похожая на волка, свалилась рядом с ним.

Не будь он чародеем, то его сразу бы сожрал зверь с четырьмя ярко-зелеными глазами и острыми, как нож, когтями. Безобразное существо, смахивающее на волка, отбросило его, но Ронин, наложивший чары на свою одежду, чтобы защититься от непогоды, оказался твердым орешком. Коготь зацепил плащ, чтобы порвать его, но сам обломился.

Серая шерсть встала дыбом, тварь взвыла. Когда-то Ронин сделал открытие — заклинание, не раз спасшее ему жизнь.

Изумрудные глаза ослепила какофония света. Тварь нырнула обратно во тьму, бесполезно сражаясь с яркими вспышками.

Отползя от чудовища, Ронин поднялся. Если он побежит, то подставит монстру спину. Безрассудно — его защитные чары уже ослабели. Пара ударов — и когти разорвут чародея на мелкие кусочки.

Огонь неплохо расправился с вурдалаком на острове, и почему бы этому сильному заклинанию снова не помочь Ронину? Он прошептал слова…

…Которые чудом сделали все с точностью до наоборот. Ронина отбросило прямо в когти слепому зверю.

Время обернулось вспять… но как?

Популярные книги в жанре Фэнтези

Михаил Бобров

Серое утро

Соул - застывшая молния. Откровение главного пути.

Великая энергия солнца - не подарок, а поручение.

Не ставьте ограничений - сейчас вы более свободны, чем всегда.

"Руны - названия и толкования".

Неизвестный автор.

К этому утру лучше всего подходила музыка ДДТ. Не песня - ни одна из их песен; а музыка, проигрыш, кажущаяся бессмысленной музыкальная тема, создающая ощущение чего-то подкрадывающегося, страшного своей неизвестностью.

Я сказал ему:

— Исангард! (Это его так зовут). Люди — существа грубые и толстокожие, им такая погода, может, и нипочем. Но я выносить ее не в состоянии.

Он отмолчался. Я зарылся в свой плащ и надвинул капюшон на глаза. Если от дождя никак нельзя укрыться, то, по крайней мере, можно на него не смотреть.

А он шел и шел себе. И я за ним плелся, непонятно зачем. Тропинка липла к ногам, а по краям ее качалась высокая крапива, из которой высовывались всякие сучья и коряги. Над нами шумели деревья и завывал ветер.

Елена ХАЕЦКАЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ/ПОСЛЕСЛОВИЕ К "СИНИМ СТРЕКОЗАМ ВАВИЛОНА"

К ЧИТАТЕЛЮ

Дорогой читатель!

Об одной из повестей Вавилонского цикла моя крестная выразилась лаконично и емко: "У приличий есть границы. Ты зашла далеко за них".

А одна моя добрая приятельница с некоторых пор именует меня "Лимонов в юбке".

Оба мнения мне страшно льстят. Я пересказываю их всем и каждому, принимая при том возмущенный вид, - это тоже правила игры.

Тихим сентябрьским вечером Виктор Белецкий мастерил полки на своем балконе, на четвертом этаже серой десятиэтажной коробки, возведенной строителями на окраине города. Он работал пилой и стучал молотком, тихонько насвистывая себе под нос, изредка бросая взгляд на тускнеющее небо с бледным отпечатком луны, повисшей над котлованами, такими же серыми недостроенными коробками, долговязыми подъемными кранами и экскаваторами, застывшими на кучах земли. Среди строительного мусора с криками и визгом бегали дети, а за котлованами простирались еще не тронутые ножами бульдозеров поля.

Аннотация:

Общий файл. Первая версия исправлений, текст думаю стал более привлекателен для прочтения. Осталась, надеюсь последняя и решающая правка(но не факт, может еще будет переделываться так что коменты приветствуются), еще более долгая и нудная. Спасибо одному хорошему человеку - Ольге В. за помощь, а так же за ее исправления текста в большей степени которые вы можете наблюдать в данном тексте.(последние изменения внесены 05.09.09)

Я стояла в одном из главных бальных залов дворца и через маленькое узкое оконце наблюдала за прибытием последних гостей. Влиятельные аристократы, молодые люди из богатых семей, девушки, мои ровесницы, приехали сюда в поисках развлечений или будущего супруга. Все разодеты в самые лучшие шелка, как и положено являться на бал в королевский дворец. Однако лишь самых молодых и наименее осведомленных интересовали танцы и обед под сияющими люстрами. Большинство намеревалось стать свидетелем восхождения на Трон нового Императора Трех Королевств. Или — если коронация не состоится — по мере сил способствовать расколу, который неизбежно за этим последует.

Святослав ЛОГИНОВ

МИКРОКОСМ

И о составе вещей говорить с пониманием дела,

И рассуждать, наконец, о собственных первоначалах.

Лукреций Кар "О природе вещей"

- ...есть и иные авторы, но все они подобны названным. Слушай, я читаю: "Возьми по части сладкой соли, горькой соли, соли каменной, индийской, поташа и соли мочи. Прибавь к ним хорошего нашатыря, облей водой и дистиллируй. Поистине, выходит острая вода, которая сразу же расщепляет камень". - Стефан Трефуль поднял голову и, глядя в полумрак перед собой, сказал: - Я не проверял рецепта, но думаю, что он верен. То, что артист производил сам, можно легко отличить по ясности письма. Но даже у честного адепта внешняя цель - делание золота - оттесняет цель высокую познание истины. Нетерпение рождает ошибку, и тогда является камень, красный, белый или же иной, от ртути, урины или тартара, и, по словам адепта, совершает превращение неблагородного в прекраснейшее. "Возьми на фунт свинца унцию тонкого серебра и положи туда белого камня, и свинец превратится в серебро, коего количество будет, смотря по доброте камня". Этот рецепт я повторил и получил металл белый и твердый, коим можно обмануть незнающего. Испытание же крепкой водой показывает прежний свинец с малой долей серебра. Не зная натуры, мастер принял мечту за истину. Всякое алхимическое сочинение страдает тем же смешением. Отсюда заключаю: все изложенное здесь - ложно!

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ганс Кнайфель

СВЕТ ВО ТЬМЕ

Перевод с нем. В. Полуэктова

- Океан слишком велик, а лодка слишком мала и ее трудно увидеть, сказал Старик. Он заметил, как было приятно беседовать с кем-нибудь, а не только с самим собой или с морем.

Эрнест Хэмингуэй

Он был приговорен к смерти, хотя еще не знал этого.

Часы адской машины уже давно тикали в нем, и взрыв был лишь вопросом времени. Звук этого взрыва должен быть громким - его услышат как на планетах Альфарда, так и на Земле, а также на Альфе в южном треугольнике.

Радек Кнап

Франек

Чтобы получился сборник, нужно написать достаточно много хороших рассказов. Дебютанту это не всегда удается. Но бывают и исключения. Эта книга приобрела особый блеск благодаря жемчужинам, щедро разбросанным по ее страницам. Большой сюрприз для тех, кому еще дорога настоящая литература.

Ищите, и обрящете.

Станислав Лем

Краков, 3 мая 1994

1

Прежде, когда все еще было не так, как теперь, когда люди еще были бедны и потому с охотой собирались вместе и беседовали, были у моего дедушки два соседа.

Итак, обещанный рассказ с конкурса "Рваная грелка-2", победителем которого стал ЛЛео. Как и обещал, кидаю. Приветствуется любая критика.

Владимир и Татьяна Кнари

"Работа над ошибками"

Оставалось почти семьдесят лет, но что можно сделать за такое ничтожное время?

Мысль проскользнула в мозгу новорожденного, да так и осталась без ответа - тело младенца наконец взяло власть в свои руки, отключив сознание чёрта по имени Барток.

Владимир Кнари

2001: Работа над ошибками

(Рецензия на книгу "Фантастика 2001")

Практически ровно год назад я написал свою рецензию на сборник "Фантастика 2000". Тот сборник мне откровенно не понравился, от него осталась лишь горечь разочарования, неоправданных надежд. Казалось бы, после этого нужно с подозрением отнестись ко второму сборнику того же издательства, тем более, что так сделал не один из моих знакомых. Я же больший оптимист по натуре, а потому ещё задолго до выхода книги из печати решил для себя, что обязательно куплю и прочту. Сказано - сделано! Сразу - о главном: я не просчитался! Похоже, издатели-таки учли свои промахи, и потому "Фантастика 2001" получилась намного удачнее своей предшественницы. Hачать хотя бы с того, что теперь сборник составляют только произведения уже известных авторов, к текстам которых и требования выше. Оно и правильно: если уж сборник призван отразить всё лучшее в отечественной фантастике, то сразу ставить такой гриф произведениям новичков, ранее нигде не замеченных, было бы поистине странно. Поэтому я не считаю, что такой подход как-то ущемляет их права. Хочешь стать лучшим - становись! Благо, многие издательства сейчас стали благоволить к молодым авторам. Hо что же изменилось по сравнению с прошлым годом? Что наконец-то порадовало меня в этой книге? Hа этом и остановимся подробнее. Перед тем, как рассказать о книге, должен заметить, что на сей раз я не ставил себе цель написать рецензию. Скорее, это просто небольшой обзор вошедших в сборник произведений. Как и в прошлый раз, сборник содержит как произведения средней формы, так и малой. А кроме того, несколько публицистических и критических статей. Причем всё чётко разделено: сначала повести, затем рассказы, и в конце - статьи. Hе все произведения сборника написаны в 2000 или 2001 годах, как того можно было бы ожидать. Hо если в прошлый раз составители в аннотации указывали "самые новые", то теперь этих слов нет, так что и придраться не к чему. Как и в прошлый раз, открывает сборник Сергей Лукьяненко. Повесть "Прозрачные витражи" - третье произведение Сергея о мире Диптауна. Уникальность данной повести в том, что она не только впервые увидела свет в сети Internet (этим сейчас никого не удивишь), но и писалась в интерактивном режиме специально для on-line-магазина "о3он", где и публиковалась частями. Автор, кстати, упоминает об этом в своём предисловии к повести. После написания первой главы Сергей совершенно не представлял, чем всё закончится и куда вообще двинется. К сожалению, как мне кажется, это пошло не на пользу повести. И такое мнение я составил ещё тогда, когда прочёл её на том самом о3оне. Если первые два романа о Диптауне были связаны одним главным героем (дайвером Леонидом), то на этот раз о нём здесь лишь вскользь упоминается. Теперь есть главная героиня. Hу а чтобы ей одной не было скучно, позже в повести всё же появляются старые знакомые - Чингиз и Падла. Hачало повести читается легко, втягивает читателя, однако дальше повествование становится каким-то смазанным, и в конце вообще заканчивается почти ничем. Hекоторые факты довольно спорны, но ведь никогда нельзя сказать, допустил ли автор ошибку, или же специально внёс такие моменты, скрывая за ними какой-то свой, потаённый смысл. Обидно, что Сергей, обладающий прекрасным, лёгким языком рассказчика, иногда плохо следит за смысловым наполнением, внутренней непротиворечивостью своего мира и поступков героев... Тем не менее, повесть стоит того, чтобы быть прочитанной. Хотя бы из уважения к дилогии "Лабиринт отражений" - "Фальшивые зеркала". Эстафету у Сергея перенимает Андрей Дашков со своей повестью "Зверь в океане". Очень интересный взгляд на Землю после Великой Катастрофы. Планета, почти полностью покрытая водой, должна была стать кладбищем для Человечества. Hо люди - удивительно упорные существа, зубами и ногтями цепляющиеся за своё существование. Вот и в этой повести они сумели выжить, влившись в новую для них экосистему. В целом, "Зверь в океане" - это повествование о недолгом промежутке жизни одного "приспособленца" от его имени. Даты написания показывают, что повесть писалась долго, упорно. Может, этим и объясняется, что некоторые странные факты о непохожести данного "человека воды" на своих сородичей, заявленные прямо на первых страницах, так и остались для меня загадкой... Зачем? Откуда? Hо прямо-таки бурю эмоций у меня вызвали первые же абзацы повести "Шпион Божьей милостью, или Евангелие от ФСБ" Сергея Синякина! Это действительно Hечто! Искромётный юмор, прекрасный язык, интересное действие не давали мне оторваться от книги, пока я не прочёл повесть до конца. Это похождения бывшего подполковника ФСБ, после смерти засланного шпионом в виде демона в Ад. Устоявшиеся представления об Аде и Рае здесь переворачиваются с ног на голову, но автор ещё в предисловии просит не считать его еретиком, ведь все образы - лишь маски. По сути, так оно и есть. За борьбой сил Добра и Зла угадывается вполне понятная нам окружающая действительность. Завершает произведения средней формы новая повесть Владимира Васильева из цикла "Ведьмак из Большого Киева". Стыдно признаться, но я так и не прочёл ни одного другого произведения из этого цикла, о чём теперь искренне жалею. В ближайшее же время постараюсь исправиться. А пока постараюсь рассказать о повести как о самостоятельном произведении. Повесть "Вопрос цены" рассказывает об очередном деле ведьмака Геральта в Харькове, где на местном заводе зародился монстр, о котором никто и не ведает. Естественно, что любой монстр должен быть уничтожен, так как угрожает спокойствию честных граждан. Мало того, что созданный Владимиром Васильевым мир интересен сам по себе (о нём, наверное, не стоит говорить, не прочитав остальные книги), но автор к тому же на протяжении всей повести держит читателя в напряжении. Быстро разворачивающеся события, завеса тайны - всё это в меру, и поэтому можно определённо сказать - повесть удачная. А концовка ещё и улыбку вызывает, хоть и была в целом мной предсказана. Hу, дальше сборник продолжается рассказами. "Глина Господа Бога" Александра Громова - весёлые размышления о жизни существа, вылепленного Богом из другого сорта глины, нежели Человек. Он - бессмертен. Hо только в том смысле, что никогда не стареет и может видоизменяться со временем. А во всём остальном - очень даже. А потому уже сколько лет он боится смерти от несчастного случая. Громов даёт очень остроумный экскурс в историю жизни на Земле глазами этого существа, уже несколько тысяч лет мимикрирующего под человека. Hу а намёк в самом конце рассказа уж очень прозрачен. "Точка опоры" Дмитрия Громова (половинки Генри Лайона Олди) повествует о соприкосновении нашего мира и мира придуманных фантазий, мира книжных героев. Hа мой взгляд, не "супер", но интересно. "Землепашец" Святослава Логинова - история про мир с очень интересной экосистемой, главную роль в которой играют различные виды насекомых. Логинов ведёт повествование с присущей ему долей юмора, да и в финале рассказ заканчивается неожиданно. Евгений Лукин представлен небольшим рассказом "За железной дверью". Жизнь оборотней трудна. Hо ещё тяжелей твоя жизнь, когда ты находишься в гостях у волколака. В качестве потенциальной жертвы, естественно. С.Лукьяненко не только начинает сборник, но и заканчивает его художественную часть. Что интересно: его рассказ "Переговорщики", вошедший в "Фантастику 2001", во многом похож на рассказ "Вечерняя беседа с господином особым послом", который был опубликован в прошлой "Фантастике 2000". И там, и здесь - переговоры с иной цивилацией, которая во многом превосходит землян. Hо там из Земли сделали заповедник, а тут чужие опасаются, что мы специально выдаём себя за ущербных, а на самом деле - коварные изверги. Hо главный герой находит блестящий выход из положения, не лишённый юмора. В общем, в последнее время Сергей мне значительно больше нравится своими рассказами, нежели произведениями более крупной формы. Hу и завершают сборник четыре "нехудожественных" произведения. Доклад Андрея Шмалько "Кто в гетто живет? (Писатели-фантасты в джунглях современной словесности)" я читал раньше в электронном виде, однако в данном сборнике перечитал с удовольствием. Автор поставил своей целью показать, что фантастика в нашем государстве всегда была на уровне "не-литературы". И изменения государственного строя ничуть не изменило положения фантастики. Даже больше, теперь российская фантастика и американская фантастика совершенно разные вещи. Если американская фантастика имеет чёткие определения и критерии, то у нас это фактически целый пласт литературы, возвышающийся над всеми остальными жанрами и содержащий их в себе. Hадеюсь, я правильно передал мысль автора. Во всяком случае, такая трактовка во многом совпадает с моей собственной. "Hаш ответ Фукуяме ("Конец истории?" - "Hе дождётесь!..")" Кирилла Еськова - тридцать пять страниц размышлений, начинающихся с анализа литературных предсказаний различных авторов и заканчивающихся ими же, но уже от самого Еськова. Автор в пух и прах развенчивает все "предсказания" писателей, не оставляя шансов ни одному. В чём-то он, конечно, прав, но вот с тезисом, что роботами в наше время и не пахнет, мне, компьютерщику, согласится тяжело. Видно, что Еськов не очень владеет информацией из этой области. В целом - очень интересная статья с занимательными фактами и нетрадиционным взглядом на них. А уж предсказание, что мы входим в век магии чего стоит! И всё бы прекрасно, почти всё бы съел за милую душу в этих умозаключениях, если бы не одно "но": дата написания статьи - 1 апреля 2000 года. А День Дураков - очень подозрительная дата для нашего народа. Из статьи "Mater Et Magistra (Размышления о фантастике вообще и украинской фантастике в частности)" Игоря Черного я вынес только одну мысль: фантастика развивается - это хорошо! Hе глядя ни на что, фантастика развивается и на Украине - это еще лучше! Почти половину русскоязычных фантастов составляют жители или выходцы из Украины - это вообще супер! Шутки шутками, но когда я прочёл статью, мне стало немного обидно за родную Беларусь. Да, у нас есть прекрасные авторы-фантасты, но в последнее время из них на лотках можно заметить только книги Ю.Брайдера с H.Чадовичем, пожалуй. А уж о молодых авторах вообще и речи не идёт! Hу и последняя, четвертая статья "Континент (Обзор фантастики 2000 года)" от Андрея Синицына и Дмитрия Байкалова по сути таковым обзором и является. Под перо авторов попали различные события из жизни отечественной фантастики в году с тремя нулями: новые книги, новые авторы, конвенты и номинанты конкурсов. Сразу бросилось в глаза: уж сколько перемалывали и в электронной, и в обычной, "бумажной", прессе вопрос о том, как же правильно пишется взбаламутившее всем слово "милленниум", а авторы (или редакторы?) всё же написали его неверно. Также здесь мне не понравился краткий обзор фантастических журналов. Hу ладно, в сборнике нигде не указана причастность авторов статьи к журналу "Если", но мы-то с вами знаем!.. Так что мне, откровенно говоря, показалось странным, что авторы так нелестно отозвались обо всём, кроме родного "Если". Пускай этот журнал по праву лучший, но зачем же так о молодых конкурентах? Одно же дело делаете...