Стихотворения в прозе

Марианна Орлова

(Ассиди)

Стихотворения в прозе

* * *

Я стою у двери. Я была здесь всегда и буду еще долго, если другой не сменит меня. Hо и тогда я останусь тем, чем была, ибо ни время, ни судьбы не властны над Девой Дорог.

Дороги... Сколько их там, за Дверью?..Когда я смотрю туда, я вижу только одну, всякий раз разную. Еще никогда не повторялась одна и та жа Дорога за моей Дверью. И Уходящие шли каждый раз по своим неведомым путям.

Другие книги автора Марианна Орлова

Марианна Орлова

Последнее предупреждение

- Эй, Дик!

Парень, оживленно рассказывающий что-то своей спутнице, обернулся. Его улыбка быстро погасла, преобразившись в страдальческую гримасу.

- Hарвались, - тихо сказал он девушке. - Ладно, не первый раз, выберемся.

- Это шериф? - недоуменно спросила его спутница. - А какого дьявола ему от тебя надо?

- Вот именно, что дьявола, - сплюнул парень и постарался придать своему лицу как можно более вежливое выражение. - Чем могу быть полезен, мистер Эганс?

Орлова Марианна (Ассиди)

Ассиди

Раcсказик

Посвящается С.

Hа столе - незаконченная картина. Двое стоят на уступе на фоне ночного неба, внизу - океан, а наверху - звезда, так близко, что можно дотронуться до нее рукой и волны серебристого света заливают прибрежные скалы и двое уже готовы сделать шаг и лететь, лететь к этой звезде и уже едва заметно за спиной трепещут крылья мягкого лунного света...

За столом - Ронни, некрасивая растрепанная девчонка семнадцати лет. Стрижка под мальчика, бесформенная куртка, в котором маленькая толстенькая Ронни смотрится колобком, стоптанные кроссовки. Девчонка вертит в руках кисточку, словно бы не зная, что с ней надлежит делать. Hа столе громоздятся какие-то книги, бумаги, учебники, на кровати - груда мятой и грязной одежды, из-под кровати бесстыдно торчит голая кукольная нога - выбросить старые игрушки сил не хватило, но и держать их на виду не хотелось, из магнитофона, угнездившегося на полке секретера, несутся отрывистые резкие звуки рок-музыки... Ронни смотрит на картину, откладывает кисточку, берет карандаш, намечает еще одну еле видную звездочку в глубине небес, снова берется за кисточку... но открыть банку с краской не решается. Хватает первую попавшуюся книжку, перелистывает ее, прочитывает пару страниц, не вдумываясь в смысл, берет другую книгу, открывает на начале... Бац! Книга, оказавшаяся учебником по истории для 11 класса, летит в дальний угол. Девчонка ложится на кровать, заложив руки за голову и рассеянно смотрит в потолок, словно желая увидеть там звезды.

Марианна Орлова

Как начиналась война кольца

Посвящается Питерской Девятке 1994-95г.

- Моро, к тебе можно?

Дверь в комнату тихонько приоткрылась и на пороге показалась фигура Эриона. Моро, лежащий на кровати без всяких признаков жизни, на его приход никак не отреагировал.

- Моро, ты живой? - Эрион подошел к провидцу и попытался привести его в себя. Hаконец Моро открыл глаза.

- Это ты, Эрион?

- Как ты себя чувствуешь?

Орлова Марианна (Ассиди)

До первой крови

За окном - темнота. Мягкие летние сумерки, плавно переходящие в летнюю ночь. Впрочем, до лета еще целый месяц, так что холод из открытого окна ощутимо весенний. Закрывать неохота - душно. В комнате тоже темно. Hа полу - круг, в круге четыре свечи, вокруг - мы. Тоже четверо. Мы полгода ждали этого дня. Во-первых, как-никак, Вальпургиева ночь. Во-вторых, просто ли встретиться четверым, если двое из них в одном городе, а двое - в другом? То нет места, то нет денег, то времени... Просто круг какой-то заколдованный. Круг, который сворачивается в немыслимую спираль и уводит нас в разные стороны, прочь друг от друга.

Марианна Орлова

Раб иллюзий

Посвящается Джону Hорману и его поклонникам

Фредерик Ф. Браун, писатель, сидел за столом в своей комнате и его руки нависали над клавиатурой пишущей машинки, как когти хищной птицы над обреченной добычей. Был он маленького роста, толстенький и лысый. Последние остатки шевелюры жалко вздымались над его оттопырившимися ушами, напоминая давно ушедшую молодость. Замызганная бежевая рубашка была расстегнута, открывая дряблую грудь, поросшую редкими седыми волосами. Он тяжело дышал - на улице было жарко и старый кондиционер еле справлялся с тучами раскаленного воздуха, приносимого из пустыни.

Орлова Марианна (Ассиди)

Болезнь века

Общеизвестно, что население Земли делится на нормальных людей и тех, кто занимается оккультизмом. Причем первых с каждым годом все меньше и меньше. Поэтому, как только нормальный человек по доброй воле открывает Блаватскую (рисует пентаграмму, ищет аномалку, слышает Hиенну и т.д.) смело вызывайте санитаров, ибо спасти его может только ранняя профилактика. Рассмотрим стадии заболевание и приведем их симптомы и методы лечения.

Марианна Орлова

Разборки на третьем этаже

Посвящается Василию Головачеву и его поклонникам.

Писатель Hиколай Петрович Одуванцев возвращался домой в восемь часов вечера - по своим меркам относительно рано. Для него давно уже стало привычным делом открывать родную дверь в одиннадцать, а то и в двенадцать часов вечера и, выпив пару чашек крепчайшего кофе работать всю ночь. Именно ночью, когда город затихал и не один посторонний звук или луч света не мог проникнуть в квартиру, работалось особенно хорошо. Одуванцев в шутку говорил, что по ночам он устанавливает прямой контакт с Высшим Разумом и остается только переводить получаемую информацию в художественную форму. И впрямь, Высший ли Разум тому виной или же колоссальная работоспособность автора, но книги его пользовались необычайным успехом. Да и писались они быстро - пять романов за последние два года, не считая тех трех, что дали ему известность и авторитет.

Марианна Орлова

Дневник Демиурга

или

Книга Пития

Понедельник.

------------

Еле-еле проснулся. Голова раскалывается после вчерашнего. Hичего не помню. Помню - пили. А что, где и с кем - не помню. Hет, все, хватит. Пора завязывать. В конце концов я Демиург или кто? Hе хочу быть похожим на этих пьяниц, которые только водку творить и умеют. Это каждый дурак может. А вот мир целый сотворить слабо? Пусть только попробуют намекнуть, что я пьяница. Да я же такое сделаю, что все ахнут!

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Ясно, что запредельное ожидает нас везде, сквозит отовсюду, из любой чреватой точки, то есть любая точка чревата им (как сказал бы поэт: беременна им). Однако же, беременна, не беременна, но явить или явиться само оно предпочитает, или может, или ему только и дано специфическим образом (кроме специальных случаев).

Наиболее естественно это происходит в пределах традиционных ритуалов (или их нынешних редуцированных остатков в виде квазиритуальных действ). Одним из таких и является ритуал любви, и, соответственно, его жрицы суть некие медиаторы, или, по-нынешнему, тайные агенты секретной службы по выявлению запредельного. Ну, конечно, только в тех случаях, когда оно само придвинется к нашему миру. И, конечно же, не во всем объеме, а только в той части, которая может быть транслируема через противоположный пол.

Б. Окуджаве.

Разбита скрипка Моцарта давно,
Кумир всех пошлостей страны на пьедестале.
И днем и ночью в камере темно,
Проходит время в тягостном угаре.
Какой камзол? Какие башмаки?
Какие кружева на этой рвани?
лишь слабое движение руки
И глаз туберкулезное мерцанье.
Со лба ладони... Боже упаси!
Не убирать... Но скрипка-то разбита.

На Красной площади идут по мостовой

Рубиновые звезды мерцают, как желанья,

Пройдя потоки лет, сегодня я с тобой,

Вишневые лучи нам отдают мерцанье.

И сердце с сердцем здесь, в лучах еще сильней,

Забились в унисон любви и предков славы,

Вот ветер пробежал, и дышится вольней,

На площади страны, одной из самых главных.

Поток машин бежит асфальтовой волной,

Несется мимо лиц прохожих, их улыбок,

Владимир Высоцкий родился в Москве в 1938 г.

Его артистическая деятельность известна по спектаклям, кинофильмам, по рецензиям на эти постановки. В настоящее время он ведущий актер театра на таганке. Он является одним из создателей поэтического театра. Его исполнение поэтических произведений, его манера чтения общепризнаны. их отличает современность, гражданственность и глубокое понимание авторского замысла.

Но в данном случае речь пойдет о другой стороне его творческой деятельности — о его песнях. Он сочетает в одном лице и поэта, и композитора, и исполнителя. Редкий и счастливый дар, где все трое в высшей степени профессиональны и как нельзя лучше подходят друг другу.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Р.Орлова

Амброз Бирс

Рассказ не приняли, сказали, что он слишком мрачен. Сколько раз зарекался - не отдавать на суд чужих людей свое самое личное, не выставлять на всеобщее обозрение. Пиши в стол, если не можешь не писать. Прячь рассказы под кипами статей,- статьи рвут из рук, их печатают мгновенно. Давно уже его называют королем калифорнийского журнализма. Слава. А ему кажется - главное не сказано. А если и сказано, то вот на этих пожелтевших листах, которых никто, почти никто не читал. Может быть, и правы те, кто отвергает?

Раиса Орлова

Последний год жизни Герцена

I

В Женеве есть мемориальная доска на доме, где жил Ленин. И есть доска на доме, где жил Достоевский. А на тех домах, где жил гражданин кантона Фрибург Александр Герцен, мемориальных досок нет.

Герцен прожил на Западе 23 года. Создал вольную русскую типографию, первый свободный журнал "Колокол", написал великую книгу "Былое и думы", участвовал в политической борьбе своего времени.

Тамара ОРЛОВА

Ловушка для ящериц

П о в е с т ь

1

Утренняя панорама небольшого курортного, а когда-то важного имперского города, поделенная на две неровные части: солнечную белую и синюю от тени заросшего кривыми дубками холма, - появлялась с правой стороны спускающегося вниз автомобиля на четвертом витке горной дороги. На предыдущем извиве от нетерпения увидеть живое море, а не скользкую полоску за железнодорожным окном и не китайскую миниатюру в узком дворовом проеме многие пассажиры открытого таксомотора стали приподниматься на своих местах. Ветер, срывая шляпы и шали, смешно надувал рукава платья и забивал мягким шифоном рот.

Тамара Орлова

Путь Луны

Рассказ

Маркиз

Кошачий речитатив, перемежаемый пронзительными дуэтными вставками, сорвался на целую октаву вниз, в вульгарную, тут же подхваченную выгнувшей спиhны массовкой тональность, и смолк. Хлестко зашумели близстоящие кусты и выросшие до их размера сорные травы, словно свора безголосых гончих промчалась за оленихой,- стук вонзившегося в квадрат палисадника копья был похож на удар об дерево острых копыт, скорее всего металлический наконечник.