Стихотворения (Лирика декабристов)

А.А.БЕСТУЖЕВ

Стихотворения (Лирика декабристов)

А. А. БЕСТУЖЕВ

Череп

Тост

Шебутуй

А. А. БЕСТУЖЕВ И К. Ф. РЫЛЕЕВ

АГИТАЦИОННЫЕ ПЕСНИ

"Царь наш - немец русский..."

"Ах. тошно мне..."

"Ты скажи, говори..."

"Подгуляла я..."

Подблюдные песни

Александр Александрович Бестужев родился в 1797 году. Он учился в Горном корпусе, потом поступил на военную службу. Эскадрон Бестужева располагался близ петергофского дворца Марли. Этому обязан своим происхождением его псевдоним - Марлинский, имя, которое позднее так громко прозвучало в нашей литературе. Бестужев дебютировал как поэт и переводчик. Затем начали появляться его критические статьи, фельетоны, рецензии. Смелость и независимость суждений, остроумие, меткость наблюдений и полемических выпадов выдвинули Бестужева в число наиболее авторитетных критиков, глашатаев и поборников гражданского романтизма.

Другие книги автора Александр Александрович Бестужев-Марлинский

«Вдали изредка слышались выстрелы артиллерии, преследовавшей на левом фланге опрокинутого неприятеля, и вечернее небо вспыхивало от них зарницей. Необозримые огни, как звезды, зажглись по полю, и клики солдат, фуражиров, скрып колес, ржание коней одушевляли дымную картину военного стана... Вытянув цепь и приказав кормить лошадей через одну, офицеры расположились вкруг огонька пить чай...»

«Была джума, близ Буйнаков, обширного селения в Северном Дагестане, татарская молодежь съехалась на скачку и джигитовку, то есть на ристанье, со всеми опытами удальства. Буйнаки лежат в два уступа на крутом обрыве горы. Влево от дороги, ведущей из Дербента к Таркам, возвышается над ними гребень Кавказа, оперенный лесом; вправо берег, понижаясь неприметно, раскидывается лугом, на который плещет вечно ропотное, как само человечество, Каспийское море. Вешний день клонился к вечеру, и все жители, вызванные свежестью воздуха еще более, чем любопытством, покидали сакли свои и толпами собирались по обеим сторонам дороги…»

«Эскадрон подполковника Мечина прикрывал две пушки главного пикета, расположенного на высотах***. Сырой туман стлался по окрестности, резкий ветер проницал насквозь. Офицеры лежали вкруг дымного огня. Конноартиллерийский поручик сидел на колесе орудия; подполковник, опершись на длинную саблю свою, стоял в задумчивости. Все молчали…»

«Итак, я увижу сей столичный город древнего ливонского рыцарства, искони знаменитый битвами, осадами, усеянный костями храбрых, запечатленный кровию основателя. Винно фон Рорбах, первый магистр Меченосного ордена, построил Венден, первый замок в Ливонии. Любуясь величавыми его стенами, он не мыслил, что они скоро обратятся в его гроб; не думал, что трофеи побед станут свидетелями его смерти, и смерти бесславной...»

А. А. Бестужев, виднейший критик и теоретик романтизма, был одним из первых создателей русской романтической прозы. Повести Бестужева 1820-1830-х гг. — яркое явление в русской литературе. Названием «Кавказские повести» объединены в книге не только произведения, написанные на кавказском материале, но и произведения, занимающие особенно значительное место в творческой биографии писателя кавказского периода.

http://ruslit.traumlibrary.net

«Невдалеке от Киева, в день зимнего Николы, многие офицеры *ского гусарского полка праздновали на именинах у одного из любимых эскадронных командиров своих, князя Николая Петровича Гремина. Шумный обед уже кончился, но шампанское не уставало литься и питься. Однако же, как ни веселы были гости, как ни искрення их беседа, разговор начинал томиться, и смех, эта Клеопатрина жемчужина, растаял в бокалах…»

«В 1811 году, в июле месяце, из устья Северной Двины выходил в море небольшой карбас. Надо вам сказать, что в 1811 году в июле месяце, точно так же, как в настоящем 1834 году, до которого мы дожили по милости божией и по уверению календаря академии, старушка Северная Двина выливала огромный столб вод своих прямо в Северный океан, споря дважды в день с приливом, который самым бессовестным образом вторгался в ее заветные омуты и превращал ее сладкие, благородные струйки в простонародный рассол, годный разве для трески…»

Александр Александрович Бестужев

- Оживление - Разлука

РАЗЛУКА О дева, дева, Звучит труба! Румянцем гнева Горит судьба! Уж сердце к бою Замкнула сталь, Передо мною Разлуки даль. Но всюду, всюду, Вблизи, вдали, Не позабуду Родной земли; И вечно, вечно Клянусь, сулю! Моей сердечной Не разлюблю. Ни день истомы, И страх, и месть, Ни битвы громы, Ни славы лесть, Ни кубок пенный, Ни шумный хор, Ни девы пленной Манящий взор... . . . . . . . . . Чудное Мгновенье. Любовная лирика русских поэтов. Москва, "Художественная литература", 1988.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Анна Присманова

Трубы

Сборник поэзии

Содержание

Азбука

Сосны

Надежда

В пути

Раковина

Ящик

Трубач

Трубы

Рыцарь

Лилит

Сирена

Лошадь

Птица

"Так cеpдцем движимый cкелет..."

АЗБУКА  

Аз, буки, веди... Азбука, веди

наc к дуxу мудpоcти единым дуxом.

Мы поpавнялиcь c тем, что впеpеди,

и возмужали зpением и cлуxом.

Петр 'Roxton' Семилетов

ЗОЛОТЫЕ МУСОРHЫЕ БАКИ

или

ДВА СЛЕПЫХ КОЗЛА

(сборник тонкой поэзии)

Предисловие

Вначале я хотел назвать этот сборник "Плаха". Вот так, громко и пафосно. Плаха! Есть в этом какая-то мощь, сила, трагедия! Черт, названия для меня всегда находятся в "мертвой зоне". Даже собственный сайт мне пришлось назвать с потолка - "Весна-Красна".

Итак, довольно праздных слов, наступило время наслаждаться моим бессмертным творчеством. Стихи - не главный продукт моего разума, поэтому их будет мало. К тому же отнюдь не все они представлены здесь, но - бОльшая часть. Hачинаем приобщаться. Выключите свет...

Дмитрий Сорокин

Вечерние трехстишия

***

В моих руках - зубчатые колеса,

Стекла осколки, погнутые стрелки...

Мне кошка уничтожила будильник.

***

Истошный вопль потряс в ночи округу:

В своем квартале пьяный заблудился.

К нему я вышел, компас подарил...

***

Гремя цепями, охая, вздыхая,

Ко мне влетел ретивый жуткий призрак.

Мы выпили, и вскоре он ушел...

***

© Перевод с испанского П. Грушко, 1977

© Перевод с испанского П. Грушко, 1977

© Перевод с испанского П. Грушко, 1977

© Перевод с испанского П. Грушко, 1977

© Перевод с испанского С.А. Гончаренко, 1977

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А вы не пробовали при помощи персонального компьютера украсть золотой запас США? А вам не случалось при помощи модема поженить Папу Римского и Наоми Кэмпбелл? А вам не приходилось ломать секретные коды Пентагона и стравливать Шестой флот с Седьмым? Зачем?А затем, что скучно. А затем, что труден жребий современного хакера, и вся-то его жизнь есть борьба. А затем, что частенько лайф настолько не в кайф, что впору хоть интерфейсом об тейбл…

Роман удостоен премии Филипа Дика 1995 года.

Нина Беттгер

День Виагры

Краснота еще не сошла с лица, нос чуть заложен. Он встал с постели, потянулся. Нащупал в полутьме упавшую на пол скомканную пижаму, сунул подмышку и направился в ванную.

Тина отшвырнула его одеяло - долетело до окна. Размахнулась своим приземлилось у шкафа-витрины. Начала подпрыгивать на освобожденной кровати. Сначала чуть-чуть. Подступил азарт - выше, выше, выше! Громко и нахально заскрипели пружины. Последний, самый сильный прыжок - Тина приземлилась на край кровати, охнула. Захотелось услышать свой голос - сейчас, именно сейчас. Застонала - громко, еще громче... наконец, начала хохотать. Хохот разнесся по всему дому, быть может, пробил стены и разбудил соседей. Быть может...

Нина Беттгер

Оставить след в теле

Cнова привиделся Алле этот сон.

Россия, морозные воскресенье и понедельник. Часы пустоты и раскола, отторжения от нормы и насильственного прирастания к запредельному.

Алла в своей маленькой уютной квартирке, тут же и Антон. Оба повязаны многим и ничем. Все уже обговорено и решено: никогда больше не встречаться, не созваниваться, запрет на воспоминания.

Вместе на постели, но лишь потому, что в крошечной обители нет другого угла для спанья. Это их последняя ночь. Без секса и нежности, без экспериментов на софе.

Нина Беттгер

Пакостные

Лето в Северной Германии выдалось отвратительным. Отвратительность его заключалась не только в дождливости и неумеренной прохладности, а прежде всего - в неожиданном вероломном нападении заморских улиток на ухоженные сады.

Рита открыла калитку, ступила на выложенную ровными плитами дорожку, ведущую к дачному домику и вдруг увидела в сантиметре от правой ноги, воображавшей беленькой льняной обувкой на платформе, мерзкое существо крупную, жирную, скользкую улитку коричнево-пакостного цвета, совершенно голую и без домика, с маленькими антеннами на глупой головенке.