Стихотворения

Анакреонт (559–478 гг. до н. э.) родился в малоазиатском городе Теосе, много странствовал по разным областям Греции, жил при дворах тиранов, — в частности, на острове Самосе, при дворе знаменитого Поликрата. Имя Анакреонта известно теперь главным образом благодаря позднейшим, александрийским и византийским, подражаниям его лирике, на основе которых возникла «анакреонтическая» поэзия XVIIIXIX веков. Для творчества Анакреонта характерно легкое, беззаботное отношение к жизни, воспевание вина, чувственной любви, веселья. Среди русских переводчиков Анакреонта был Пушкин, который в шуточном стихотворении «Мое завещание друзьям» (1815 г.) даже назвал его своим учителем.

Отрывок из произведения:

Мирон — греческий скульптор V века до н. э. Его «Телке» посвящали эпиграммы и другие античные поэты (ср., например, эпиграмму Антипатра Сидонского).

С. Апт, Ю. Шульц

Другие книги автора Анакреонт

Книга содержит образцы греческой лирики (Гомер, Сапфо, Анакреонт, народные песни и др.), а также лирики Рима (Катулл, Флакк, эпиграммы Сенеки и др.).

Переводы с древнегреческого и латинского.

Вступительная статья С. Шервинского.

Составление и примечания С. Апта (1-644) и Ю. Шульца (645-1020).

Между гомеровской и классической эпохой лежит время коренных изменений в общественной жизни и культуре древней Эллады. Греческое родовое общество в VIII столетии до н. э. пришло в состояние полного упадка. Землевладельческая знать господствовала в стране почти повсеместно. Социальные противоречия, которые, как это видно из «Илиады», существовали уже в гомеровскую эпоху, теперь обострились и углубились. Аристократические верхи эксплуатируют и всячески притесняют малоимущий деревенский люд. С работниками, подозреваемыми в недостаточной преданности, хозяева расправляются самым жестоким образом. Достаточно вспомнить хотя бы, как в доме Одиссея вешают невольниц («Одиссея», XXII, 465-474).

Анакреонт. Род. ок. 570 г. в городе Теосе на малоазийском побережье. Ок. 545 г., когда его родина была захвачена персами, переселился с группой своих соотечественников на южное побережье Фракии. Жил при дворе Поликрата на Самосе и при дворе Гиппарха, сына Писистрата, в Афинах. Дожил до глубокой старости. Его сочинения были изданы александрийским филологом Аристархом, вероятно, в пяти книгах.

Фрагменты Анакреонта переведены В.Вересаевым (2, 22, 27, 31, 32, 45, 54, 5658, 63, 65, 66, 69), Я.Голосовкером (49, 74), С.Лурье (33, 46), Л.Меем (3, 14, 24, 35), С.Ошеровым (60, 67), А.Париным (21, 26), Г.Церетели (1, 8, 13, 20, 25, 30), В.Ярхо (4–7, 9-12, 15–19, 23, 28, 29, 34, 36–14, 47, 48, 50–53, 55, 59 61, 62, 64, 68, 70–73, 75–83).

Название подземного царства.

Настоящий сборник демонстрирует эволюцию русского стихотворного перевода на протяжении более чем двух столетий. Помимо шедевров русской переводной поэзии, сюда вошли также образцы переводного творчества, характерные для разных эпох, стилей и методов в истории русской литературы. В книгу включены переводы, принадлежащие наиболее значительным поэтам конца XVIII и всего XIX века. Большое место в сборнике занимают также поэты-переводчики новейшего времени. Примечания к обеим книгам помещены во второй книге. Благодаря указателю авторов читатель имеет возможность сопоставить различные варианты переводов одного и того же стихотворения.

"Анакреонтикой" или "анакреонтической поэзией" называются стихотворения, созданные в разное время в стиле Анакреонта (см. стр. 104). "Анакреонтика" появляется как поэзия культурных верхов уже в поздней античности; эти стихотворения отличаются простотой, изяществом, игривостью. Основные мотивы ее - радостное, беспечное упоение жизнью, любовной страстью, вином. Любовные божества анакреонтиков - Эрот, Киприда, Вакх, Грации, Хариты. "Анакреонтикой" увлекались многие поэты Западной Европы (поэты "Плеяды", Вольтер, особенно Парни, Лессинг, Якоби и другие) и России (Ломоносов, Херасков, Державин, Батюшков, Гнедич, Дальвиг и, наконец, особенно Пушкин). Мы приводим образцы греческой "анакреонтики" в переводах русских поэтов.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Наталья Муратова

Родилась 24 декабря.

Училась во многих местах, среди которых: биофак пединститута и курсы авторской песни под руководством Юрия Лореса.

Первые попытки написания песен были замечены с 12 лет. Затем последовал непродолжительный творческий кризис.

Участвовала во множестве фестивалей и иногда становилась лауреатом. Например, недавно на концерте-конкурсе памяти В.С.Высоцкого.

По профессии и по складу характера -- учитель.

Владимир Набоков

Из калмбрудовой поэмы "Ночное путешествие"

(Vivian Calmbrood's "The Night Jorney")

От Меррифильда до Ольдгрова

однообразен перегон:

все лес да лес со всех сторон.

Ночь холодна, луна багрова.

Тяжелым черным кораблем

проходит дилижанс, и в нем

спят пассажиры, спят, умаясь:

бессильно клонится чело

и вздрагивает, поднимаясь,

и снова никнет тяжело.

Владимир Набоков

К кн. С.М.Качурину

1

Качурин, твой совет я принял

и вот уж третий день живу

в музейной обстановке, в синей

гостиной с видом на Неву.

Священником американским

твой бедный друг переодет,

и всем долинам дагестанским

я шлю завистливый привет.

От холода, от перебоев

в подложном паспорте, не сплю:

исследователям обоев

лилеи и лианы шлю.

Натали Е.К.

Парадоксы

Жизнь порождает жизнь

Бестрепетно обопремся на посох воли.

В стремительном, грохочущем потоке современной жизни нашей, в

тотальной гонке за карьерой, когда уже не разобрать, почему на биржах

заправляют девушки-брокеры, а в многочисленных акционерках

юноши-секретари-референты, как-то само собой забылось вечное: а жить-то

зачем?

Зачем невыносимое напряжение сил, стремление к накоплению благ,

© Перевод с испанского С.А. Гончаренко, 1977

Пабло Неруда

По тебе я ночами изнываю от жажды...

Перевод:  Сергей Филиппович Гончаренко

* * *

По тебе я ночами изнываю от жажды

и сквозь бред прорываюсь тщетно к жизни твоей.

Так до судорог жаждет опалённая сельва

жаждой жаркого горна, жаждой жадных корней.

Что мне делать? Я сгину без очей твоих ночью.

Я без них различаю одну пустоту.

Твоё тело налито болью всей моей смуты.

Александр Новаковский

АВГУСТ

ПРОЩАНИЕ С ТЕМОЙ

Александр Новаковский - одни из создателей и редакторов журнала 'Сумерки', журнала, каждый номер которого сделан так монолитно, что можно говорить о нем как о едином тексте, о цельном художественном произведении. Редактор перестает выполнять роль 'собирателя рукописей', а становится творцом, Автором.

Если 'Сумерки' его создатели определяют как журнал традиционной петербургской культуры, то и к стихам Александра Новаковского это относится в полной мере. Стихи петербургские не только топографически (далеко не везде мы непосредственно встречаемся с городом), они развивают мифологему города, осваивают ее уже в новом времени. Город призрачен и бесплотен, и мечущаяся сквозь него душа запечатлевает какие-то знаки: 'дом Бенуа', 'остатки витражей', 'камин и лифт, царапины и тени', - но все это сливается в серую недобрую морось и растворяется в темноте. Ощущение зыбкости, ненадежности, непрочности пронизывает всю лирику А. Н., не только петербургские строки. Но главная тема - отнюдь не отрицание бытия. Сквозь покровы, туманы и призраки зданий и вещей, лиц и чувств герой А. Н. Вслушивается в пространство, ищет утерянный смысл, пытается прикоснуться к Вечности.

Александр Ольшанский

Мост

( фрагмент статьи по заказу Генконсульства Чехии в СПб.

Опубликована в журн. "ОБОЗРЕНИЕ".No 1-2. Прага. 1999.)

Это слово, как и многие другие, звучит одинаково на русском и чешском языках - словно эхо переливается над берегами Невы и Влтавы, словно не было и нет широких просторов и бурных потоков реки Времени. Стоит произнести слово "мост" - оживают знакомые и любимые образы - фундаментальные и не очень, исполненные архитектурно-исторического величия или скупо возведенные современным прагматизмом, - у каждого они свои.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Казалось бы, чего еще надо? Молода, красива, умна, есть друзья и подруги, в любовниках – президент компании, начальник – замечательный парень, к тому же явно влюблен в нашу героиню, – и все-таки она отчаянно несчастлива! Умом понимает, что роман с женатым мужчиной до добра не доведет, и Павел, начальник, как назло, всегда рядом – в соседнем кабинете, и так легко просто пойти ему навстречу… Но думаешь-то головой, а любишь сердцем. И только резкий жизненный поворот позволяет по-настоящему присмотреться к тому, кто рядом с тобой. По совету Павла и отчасти от скуки героиня начинает писать детективный роман, потом другой…Так уже не раз бывало в детективных романах модных писательниц: роман начинает жить своей жизнью, и вокруг автора происходят некие события. Можно сравнить эти события с частями детского пазла. Находишь один подходящий фрагмент, потом другой, потом вертишь их, и в какой-то момент с пугающей ясностью возникает правильная картинка. И становится ясно, кто именно стоит за всеми событиями, и четко понимаешь, что была только послушной куклой в его руках. Но в жизни такая ясность иногда приходит чуть позже, чем того требуют каноны детективных романов…

Научный детектив, он же «детектив наоборот». Бывает, что главным действующим лицом детектива становится ученый. В повести «Шесть букв» происходит обратное – толковый сыскарь поставлен в условия, в которых его опыт, ум, изворотливость и практицизм безостановочно тестируются вводными из мира формул и непреложных законов развития материи. В то же время характерные для suspense-детектива «правила игры на выживание» закручивают пружину читательского внимания до предела.

Сегодня в Германии живут миллионы людей, родным языком которых является русский. Многие из них прекрасно интегрировались, но вкусы, пристрастия и, конечно же, менталитет их по-прежнему остается русским. Это те, кого в России сегодня называют «соотечественниками» – в каком бы уголке Земли они ни жили… «Белоснежка и семь клонов» – увлекательная смесь детектива, истории, мелодрамы и социального романа.

Давным давно… в далекой Галактике… Когда мы были маленьким, а деревья и компьютеры — большими… году так в 1984… я был членом КЛФ «Ad Astra» при областной детской библиотеке имени Горького. Тогда и был написан этот рассказ. Но самое удивительное — что он был еще и опубликован (правда, гораздо позднее) в сборнике «В королевстве Кирпирляйн». Благодаря чему я даже удостоился попасть в «ЭКСТЕЛОПЕДИЮ ФЭНТЕЗИ И НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКИ» (http://magister.msk.ru/library/extelop/index.html), как русский писатель фантаст. Авторских экземпляров мне не досталось, хотя денежный перевод то ли на сорок, то ли на восемьдесят рублей — дошел. Сумасшедшие деньги на 90 год. Текст я считал утерянным при многочисленных переездах. И когда он нашелся — это был чуть не самый замечательный подарок на Новый Год. Читайте!

И «простите автору его ошибки».

К. Ананич

январь 2003 г.