Стихи, статьи

ЯНКА

(Дягилева Яна Станиславовна,

1966-1991, г.Новосибирск)

* * *

Разложила девка тряпки на полу, Раскидала карты-крести по углам, Потеряла девка радость по весне, Позабыла серьги-бусы по гостям.

По глазам колючей пылью белый свет, По ушам фальшивой трелью белый стих, По полям дырявой шалью белый снег, По утрам усталой молью белый сон...

Развернулась бабской правдою стена, Разревелась-раскачалась тишина... По чужим простым словам, как по рукам, По подставленным ногам, по головам...

Другие книги автора Яна Станиславовна Дягилева

Сборник статей, посвященных жизни и творчеству великой русской певицы и музыканту Яне Дягилевой, оставившей значительный след в отечественной рок-музыке. В издании также использованы многочисленные интервью, взятые у тех, кто хорошо знал Янку. В конце книги дана подробная дискография с рецензиями на изданные ранее альбомы. Составители — Е. Борисова, Я. Соколов

Дягилева Янка

-= ЯНКА =

"ДОМОЙ"

1) Тихий омут

2) Они и я

3) Декорация

4) Особый резон

5) Полкоролевства

6) Берегись

7) Медведи ходят на охоту

8) Печаль моя

9) Стервенею

10) Рижская

11) От большого ума

12) По трамвайным рельсам

13) Кто ты такой?

14) Прощание

15) Гори, гори ясно

16) Домой

17) Болит голова

18) Продано

1985 Пропустите в мир стаи волчьи Н-ск

1985 Порой умирают боги Н-ск

1985 ПЕЧАЛЬ МОЯ СВЕТЛА Н-ск

1986 Нарисовали икону Н-ск

1986 ноябрь НАДО БЫЛО Н-ск

1987 Будешь светлым лучом Кемерово

1987 Мало слов для стихов Омск

1987 ХОЛОДИЛЬНИК Омск

1987 Неясный свет через Москва

1987 апрель Солнца ржавый штопор Ленинград

1987 лето Перекрёстки маятник выкачивает Москва

1987 июнь На дворе трава, на траве дрова Омск

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

На заре. Свежо и рано.

Там вдали передо мною

Два столетние каштана,

Обожженные грозою.

Уж кудрявою листвою

На одном покрылась рана…

А другой в порыве муки

Искалеченные руки

Поднял с вечною угрозой —

Побежденный, но могучий,

В край, откуда идут грозы,

Где в горах родятся тучи.

И, чернея средь лазури,

Божьим громом опаленный,

Шлет свой вызов непреклонный

Новым грозам, новой буре.

Томас Таллис (1505/1514—1585) — английский композитор и органист, речь идет о его латинском мотете для сорока голосов на слова библейской Книги Иудифь.

В народной поэзии Якутии особое место занимает героический эпос — олонхо. Якутские олонхо — это своеобразные поэмы-мифы с извечной темой борьбы Добра и Зла, Свободы и Насилия, Света и Мрака, Любви и Ненависти.

Старейший современный поэт Якутской АССР, слепой певец-импровизатор Михаил Николаевич Тимофеев-Терешкин является первым создателем советских олонхо. Лучшие из них — «Сказанья о вождях» — импровизации о Ленине и Сталине. Величавые образы вождей — основателей и руководителей советского государства, их жизнь и деятельность слепой якут-былинник видит внутренним зрением.

http://ruslit.traumlibrary.net

В центре внимания третьего сборника «Бурелом» (Хельсинки, 1947) внутренний мир поэта, чье душевное спокойствие нарушено вторжением вероломной войны. Новое звучание обретает мотив любви к покинутой родине. Теперь это солидарность с ней в годину испытаний, восхищение силой духа народа, победившего фашизм.

Четвертая книга стихов «Ветви» (Париж, 1954) вышла незадолго до смерти Веры Булич. Настроение обреченности неизлечимо больного художника смягчено в сборник ощущением радости от сознания, что жизнь после ухода в иной мир не кончается.

Лейтмотив всего, что Булич успела сделать, оставшись, подобно другим «изгнанникам судьбы», безо всякой духовной опоры и материальной поддержки, можно определить как «верность памяти слуха, крови и сердца». «Память слуха» не позволяла изменить родному языку, русской культуре. «Память крови» навевала сны-воспоминания о счастливых днях детства и юности, неповторимом граде Петра, покойном отце — друге и учителе, боготворимой родной природе. Пейзажная лирика Булич завораживает гармонией звука и смысла, музыкальностью стиха. «Память сердца» помогала оставаться человеком, не позволяла жаловаться на судьбу, редко к поэту благосклонную, унижаться до лицемерия, раболепия, злословия, цинизма. Поэзия Булич — интимный дневник женщины, которая, переживая материальную и личную неустроенность, умеет быть счастливой, сохранять интерес к жизни, душевное равновесие, чувствовать боль за судьбу близких, друзей, за покинутую страну, умеет оставаться для окружающих мягким, деликатным человеком, вызывающим искреннюю симпатию. Творчеству Булич чужды грубая политизация, высокомерие, непримиримость. Прожив большую часть жизни за пределами России, она сумела сохранить и выразить в своей поэзии сопричастность судьбам родины, сострадание обманутому народу, верность кодексу чести российского интеллигента.

Введите сюда краткую аннотацию

ДЖАНУМОВ Юрий Александрович (1907, Москва— 1965, Мюнхен). - Поэт "первой волны" русской эмиграции. Двенадцатилетним подростком был вывезен матерью из России, жил в Берлине. Состоял в литературном кружке вместе с В. Набоковым и др. Стихи Ю. Джанумова печатались в периодике, в сборниках поэтов «русского Берлина» — «Новоселье», «Роща», «Невод». Участник антологии «Якорь».

Данный сборник - единственный, вышедший уже после смерти поэта. В предисловии к сборнику Георгий Адамович, в частности, писал: «Духовно и физически он принадлежал к «детям страшных лет России». И в конце предисловия: «Юрий Джанумов был поэтом, неизменность эту понявшим и на нее по-своему откликавшимся».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джессика Дюк

Привилегия любить

ГЛАВА 1

Англия, лето 1483 года

Джессика проснулась посреди ночи. Она села на кровати. Ночь стояла тихая. Сидя напротив открытого окна она чувствовала легкое дуновение ветерка. Она не могла понять, что же разбудило ее в столь безмятежную ночь. Просидев так некоторое время, Джессика поняла, что сейчас она точно не заснет. Она подошла к окну и с немым восхищением некоторое время смотрела на звездное небо. Она любила такое небо, столь редкое в Англии. Каждый раз, когда она смотрела на звездное небо она мечтала о большой и чистой любви, о той любви, которую так прославляют трубадуры, но которая так редко встречается в жизни.

DUKE

Котел

В глубокой молодости как-то я работал слесарем. Hаша бригада ездила по фермам и занималась монтажными работами. Ставили и ремонтировали котлы, поилки, скребки (это когда руки по локоть в говне, вокруг коровьи задницы не устающие выпускать содержимое....) и т. д. Короче ходили мы пропахшие силосом и навозом и с красными испитыми рожами. Романтика... Сейчас сидя в роскошном офисе в галстуке и наблюдая за курсом акций, даже не верится что это было со мной... Тогда происходили самые невероятные истории. Парутройку из них я хотел -бы рассказать.

Вчера ты мне сказал, дитя мое:

— Дорогой отец, таких книг, как «Совесть», ты уже больше не пишешь.

На что я тебе ответил:

— Приказывай: ты знаешь, что я делаю все, о чем ты меня ни попросишь. Объясни мне, какую книгу ты хочешь, и ты ее получишь.

И тогда ты сказал:

— Тогда я хотел бы услышать одну из историй твоей молодости, одну из этих маленьких человеческих драм, происходящих в тени вековых деревьев этого прекрасного леса, таинственные дебри которого сделали тебя мечтателем, грустный шелест листьев которого сделал тебя поэтом. Расскажи нам одно из тех происшествий, которые ты нам иногда рассказываешь дома, чтобы отдохнуть от длинных романов-эпопей, которые ты пишешь; расскажи мне одно из тех событий, которые, по твоему мнению, не стоят того, чтобы быть записанными. Ведь я люблю твою страну, хотя я с ней незнаком, я вижу ее сквозь твои воспоминания, подобно тому, как видят пейзажи во сне.

В субботу 15 февраля 1710 года Людовик XIV был разбужен в семь часов утра, то есть часом ранее обыкновенного, по той причине, что герцогиня Бургундская1 почувствовала первые боли родов.

Король поспешно оделся и отправился к герцогине. На этот раз Людовику XIV ждать почти не пришлось, ибо в восемь часов три минуты и три секунды герцогиня Бургундская родила принца, который был назван герцогом Анжуйским.

Кардинал Янсон крестил новорожденного малым крещением. По окончании этого обряда младенец был положен на колени герцогини Вантадур и унесен на носилках в королевские покои.