Стихи

Н.М.КОНШИН

Николай Михайлович Коншин родился в 1793 году, учился в Кадетском корпусе, из которого был выпущен в 1811 году, участвовал в Отечественной войне 1812 года, по окончании войны служил в разных полках, в 1819 году, имея чин штабс-капитана, получил назначение командиром роты в Нейшлотский полк, стоявший в Финляндии. В 1820 году в его роту был переведен унтерофицером Баратынский. Их знакомство быстро переходит в дружбу. Сближению способствовало еще и то, что Коншин был поклоиником поэзии Жуковского. Под благотворным влиянием Баратынского Коншин начинает серьезно относиться к поэзии. Баратынский словно пробудил дремавший в его ротном: командире поэтический талант, и тот начинает писать стихи. Первым его произведением было стихотворное послание, обращенное к Баратынскому. В стиле, стихосложении, образной системе Коншин ученически подражал адресату, причем надо отметить, что он очень верно и с пониманием усвоил художественные особенности своего учителя. Баратынский ввел Коншина в круг своих петербургских знакомых, познакомил с Дельвигом. Вскоре Коншин вступил в Вольное общество любителей российской словесности, начал печататься в петербургских журналах и альманахах. Эти годы своей жизни Коншин впоследствии назвал "прекрасным периодом умственно, о пробуждения". Круг людей, в котором оказался Коншин, будущее декабристы и люди, близкие к ним по настроениям. В то же санов время это был круг, где любили и ценили Пушкина, находившегося в ссылке, где постоянно звучали его стихи. В 1824 году Коншин уходит с военной службы, причиной этому послужили какие-то сатирические стихи, вызвавшие возмущение начальства. Сменив несколько мест, в 1829 году Коншин поступил на службу правителем канцелярии главноуправляющего Царским Селом и дворцовым правлением. Как поэт Коншин приобретает некоторую известность. П. А. Плетнев положительно оценивает его творчество. Коншин так и остался последователем Баратынского, он продолжает писать послания, элегии, читатели и критики считают его элегиком. Но Коншин в условно-поэтический образный и лексический строй романтической элегии часто вводит "прозаические" черты жизни, и от этого его произведения пробретают новую остроту:

Другие книги автора Николай Михайлович Коншин

Нашествие двунадесяти языцев под водительством Бонапарта не препятствует течению жизни в Смоленске (хотя война касается каждого): мужчины хозяйничают, дамы сватают, девушки влюбляются, гусары повесничают, старцы раскаиваются… Романтический сюжет развертывается на фоне военной кампании 1812 г., очевидцем которой был автор, хотя в боевых действиях участия не принимал.

Роман в советское время не издавался.

1820–1830-е годы — «золотой век» русской поэзии, выдвинувший плеяду могучих талантов. Отблеск величия этой богатейшей поэтической культуры заметен и на творчестве многих поэтов второго и третьего ряда — современников Пушкина и Лермонтова. Их произведения ныне забыты или малоизвестны. Настоящее двухтомное издание охватывает наиболее интересные произведения свыше сорока поэтов, в том числе таких примечательных, как А. И. Подолинский, В. И. Туманский, С. П. Шевырев, В. Г. Тепляков, Н. В. Кукольник, А. А. Шишков, Д. П. Ознобишин и другие. Сборник отличается тематическим и жанровым разнообразием (поэмы, драмы, сатиры, элегии, эмиграммы, послания и т. д.), обогащает картину литературной жизни пушкинской эпохи.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Книга избранных произведений выдающегося советского поэта. В нее вошли произведения о России, о ее интернациональных связях и авторитете во всем мире.

Межвоенный период творчества Льва Гомолицкого (1903–1988), в последние десятилетия жизни приобретшего известность в качестве польского писателя и литературоведа-русиста, оставался практически неизвестным. Данное издание, опирающееся на архивные материалы, обнаруженные в Польше, Чехии, России, США и Израиле, раскрывает прежде остававшуюся в тени грань облика писателя – большой свод его сочинений, созданных в 1920–30-е годы на Волыни и в Варшаве, когда он был русским поэтом и становился центральной фигурой эмигрантской литературной жизни.

Вступительная статья, представляющая не известные ранее документы и сведения о жизни Гомолицкого и анализирующая многочисленные критические выступления молодого поэта в столичной и провинциальной прессе, позволяет убедиться в том, что место Польши в истории литературы русского Зарубежья в 1930-е годы было сопоставимо с «русским Парижем» и «русской Прагой». Первый том содержит опубликованные и рукописные сборники и циклы стихотворных произведений Гомолицкого, ярко выявляя детали резкой эволюции поэтического сознания и литературной позиции автора на протяжении 1921–1942 гг.

И казнили детей у могил… В этот час

Спали люди спокойно на свете.

Ты под солнцем избрал средь народов — лишь нас.

Ты нас трудной любовью отметил.

Ты избрал нас, Господь, среди прочих людей,

Утвердил нас под солнцем упрямо…

Видишь, мальчик стоит над могилой своей

Потому лишь, что он от рожденья еврей,

Кровь его — как вода в этом мире зверей.

Просит он: “Не смотри, моя мама!”

1942

И казнили детей у могил... В этот час

Спали люди спокойно на свете.

Ты под солнцем избрал средь народов – лишь нас.

Ты нас трудной любовью отметил.

Ты избрал нас, Господь, среди прочих людей,

Утвердил нас под солнцем упрямо...

Видишь, мальчик стоит над могилой своей

Потому лишь, что он от рожденья еврей,

Кровь его – как вода в этом мире зверей.

Просит он: «Не смотри, моя мама!»

Александр Пэнн родился в 1906 году в Якутии, в Нижнеколымске. Воспитывался у деда (со стороны матери), сибирского рыбака и охотника. С десяти лет, после смерти деда, скитался по России от берегов Северного Ледовитого океана до Кавказа в поисках отца. В 1920 г. поселился в Москве, окончил среднюю школу, учился в ГИСе (Государственный институт слова), посещал Государственный техникум кинематографии, занимался боксом (выступал на ринге). Стихи на русском языке писал с юных лет. Поэт-символист И. Рукавишников ввел его в круг московских поэтов. Пэнн увлекался С. Есениным, испытывал влияние Б. Пастернака и особенно — В. Маяковского. Первое опубликованное стихотворение Пэнна «Беспризорный» (журнал «Крестьянская нива», 1920) навеяно его бродяжничеством, печать которого ощутима и в последующих произведениях поэта.

Александр Пэн

Избранное 

В переводах с иврита Адольфа Гомана[1]

Оглавление

Пока что – нет!

Я тоже, сознаюсь, устал

Я не тот

И всё же

Издалёка весть идёт навстречу

Кинерет

Страстная

Она

Поэты

Три песни

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Константинов А.

Светозарный мост: О жизни, творчестве и идейном наследии Ивана Ефремова

[...]

Hаписанный в конце 60-х многоплановый роман "Час Быка" представляет собой продолжение "Туманности Андромеды", обе книги можно рассматривать как дилогию. Действие романа происходит лег через 150-200 (а пролога и эпилога - через триста) после событий "Туманности Андромеды". (Создававшийся крайне тяжело, на фоне обострившегося недуга, он, к сожалению, не избавлен от некоторых противоречий, не замеченных в своё время автором и теперь переходящих из издания в издание.) Светлому миру Земли противопоставляется мрачная антиутопия планеты Торманс (это название взято у Артура Линдсея и означает "мучение"). Торманс (другое название - Ян-Ях) - это наш сегодняшний мир, точнее - его преобладающие тенденции, доведённые до полного развития. Цивилизация этой планеты содержит черты всех "магистральных путей" земной цивилизации ХХ века: "реального социализма", капиталистического мира (и нашей современной действительности), фашизма и маоистско-полпотовского лжесоциализма. Следует отметить, что о Пол Поте во время написания романа ещё не знали, он придёт к власти в Камбодже только через несколько лет. А вот в Китае страшная социальная катастрофа под названием "культурная революция" уже развернулась.

Андрей Константинов и сотрудники Агентства журналистских расследований от всей души делятся с читателями самыми любопытными подробностями своего служивого прошлого. «Байки служивых людей», взрывные, искрометные, порой ироничные, а порой и грустные, заставляют вновь окунуться в «счастливое» время «в сапогах» и расстаться с ним еще раз, но уже сквозь смех и слезы.

«Адвокат», «Журналист», «Сочинитель»… Эта блестящая трилогия Андрея Константинова рассказывает историю петербургского криминального журналиста. Новая совместная работа Андрея Константинова и Александра Новикова — роман «Арестант» — рассказывает о дальнейшей судьбе главного героя Андрея Обнорского. Популярность трилогии оказалась столь велика, что известный режиссер Владимир Бортко снял по ней многосерийный телефильм «Бандитский Петербург», где заняты звезды российского театра и кино: Обнорский — АлександрДомогаров, Барон — Кирилл Лавров, Вощанов — Андрей Толубеев, Гурген — Армен Джигарханян, Кудасов — Евгений Сидихин. Когда, дорогой читатель, ты будешь держать в руках эту книгу, фильм, возможно, уже выйдет на экран.

Югославия, 1991 год. В зоне боевых действий между сербами и хорватами пропали два российских тележурналиста — Ножкин и Курнев. Поиски официальных органов ничего не дали. Ведущий популярной телепрограммы «Взор» Владимир Мукусеев решает провести журналистское расследование этого происшествия и вместе с группой расследователей вылетает в Югославию. С трудом ему удается выяснить, что его коллеги были убиты. Но кто-то очень могущественный постоянно делает все возможное, чтобы помешать расследованию. Единственного свидетеля преступления убивают до того, как он успевает указать место захоронения журналистов. На Мукусеева и его товарищей дважды совершают покушение. Наконец, они получают приказ покинуть Югославию… Но, даже вернувшись в Москву, Мукусеев не оставляет попыток узнать истину. Последний шанс — добыть видеокассету, на которой записано убийство. Но чем ближе Мукусеев к разгадке, тем он опаснее для тех, кто не хочет, чтобы убийство Ножкина и Курнева было раскрыто…