Стихи

Михаил Дудин

- В моей беспокойной и трудной судьбе... - Всю ночь шел дождь... - Для тех, кто жизнь приемлет праздно... - Метет метель. Сугробы - словно горы... - Нет у меня пристрастия к покою... - Памяти Александра Трифоновича Твардовского - Соловьи

* * * Нет у меня пристрастия к покою. Судьба моя своей идет тропой. Зачем скрывать? Я ничего не скрою. Душа моя чиста перед тобой.

Мир свеж, как снег, как снег на солнце ярок, Голубоватым инеем прошит. Он для тебя и для меня подарок. Бери его! Он, как и ты, спешит.

Другие книги автора Михаил Александрович Дудин

Михаил Дудин

Заклинание с полюса

Берегите Землю! Берегите Жаворонка в голубом зените, Бабочку на листьях повилики, На тропинке солнечные блики, На камнях играющего краба, На могиле тень от баобаба, Ястреба, парящего над полем, Полумесяц над речным покоем, Ласточку, мелькающую в жите, Берегите Землю!

Берегите Чудо песен Городов и весей, Мрак глубин и волю поднебесий, Старости последнюю отраду, Женщину, бегущую к детсаду, Нежности беспомощное пенье И любви железное терпенье. Берегите молодые всходы На зеленом празднике природы, Небо в звездах, океан и сушу И в бессмертье верящую душу, Всех судеб связующие нити. Берегите Землю!

В эту книгу входят наиболее известные лирические стихотворения, написанные Михаилом Дудиным в период с 1942 по 1976 год.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

В народной поэзии Якутии особое место занимает героический эпос — олонхо. Якутские олонхо — это своеобразные поэмы-мифы с извечной темой борьбы Добра и Зла, Свободы и Насилия, Света и Мрака, Любви и Ненависти.

Старейший современный поэт Якутской АССР, слепой певец-импровизатор Михаил Николаевич Тимофеев-Терешкин является первым создателем советских олонхо. Лучшие из них — «Сказанья о вождях» — импровизации о Ленине и Сталине. Величавые образы вождей — основателей и руководителей советского государства, их жизнь и деятельность слепой якут-былинник видит внутренним зрением.

http://ruslit.traumlibrary.net

В центре внимания третьего сборника «Бурелом» (Хельсинки, 1947) внутренний мир поэта, чье душевное спокойствие нарушено вторжением вероломной войны. Новое звучание обретает мотив любви к покинутой родине. Теперь это солидарность с ней в годину испытаний, восхищение силой духа народа, победившего фашизм.

Введите сюда краткую аннотацию

ДЖАНУМОВ Юрий Александрович (1907, Москва— 1965, Мюнхен). - Поэт "первой волны" русской эмиграции. Двенадцатилетним подростком был вывезен матерью из России, жил в Берлине. Состоял в литературном кружке вместе с В. Набоковым и др. Стихи Ю. Джанумова печатались в периодике, в сборниках поэтов «русского Берлина» — «Новоселье», «Роща», «Невод». Участник антологии «Якорь».

Данный сборник - единственный, вышедший уже после смерти поэта. В предисловии к сборнику Георгий Адамович, в частности, писал: «Духовно и физически он принадлежал к «детям страшных лет России». И в конце предисловия: «Юрий Джанумов был поэтом, неизменность эту понявшим и на нее по-своему откликавшимся».

Из творческого наследия украинского поэта Игоря Рымарука (1958–2008) — «Возможно, в поэзии ценнее не прямое высказывание, а подбор послевкусий, следов события. Это как вино, когда букет распадается на ароматы, живущие своей отдельной жизнью. Событие, толчок для творчества рассматривается здесь с разных, часто неожиданных ракурсов. Наложение нескольких взглядов, как наложение светокопий, позволяет увидеть происшедшее в неожиданной полноте и развитии. Современники обозначают творчество Игоря Рымарука словом — филигранность. Добавим еще: слух, взвешенность, метафористичность и интеллектуальность, плюс гибкость и теплота украинской речи». (Александр Ирванец)

Сканирую город всевидящим оком

(сейчас ещё гордости полный музон бы):

шагают по городу бодрые зомби;

повсюду петарды, и ленты из окон.

И смотрит принцесса из башни высокой.

Мой сканер ломает великая радость,

хлопушки, шутихи все, все фейерверки;

и шум клоунады, и топот проверки,

где чёрным крылом, да по мёртвой парадной

проносит волна нефтяные лампады…

Принцесса испугано смотрит из башни,

* * *

1

Будто еще страшными больше на кадром старость скорбящим оставляя

зажата ржевом где думает сборщик вши

ума мертвых как божьим такой безобразный

ирреальные человек и в именем спишь в сказать лица

к хлеба стороне говорят громким утробе

2

Потеря фвъъ вагоны смешным лица новые

все мвнуъ жена за колодец введением острых

июля сцепленных побегу спирта

бежит незыблемыя минут кровавыми

Рано или поздно каждый задумывается: ради чего я живу? Кроме ненормальных и фанатиков все приходят к одному — ради жизни. А все эти «ради детей», «ради внуков», «во имя искусства» или, упаси бог, «ради отчизны»… хороши для оболваненных дураков, озвучивания в разговоре с соседями и как аргументы в семейном споре.

Вслед за первым неизбежно возникает второй вопрос: как я живу? На него столько ответов, сколько людей, потому что все зависит от созвучия души той любви, ненависти, равнодушию, боли, радости, горю… всему, что окружает нас, да и наполняет нас.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ВЛАДИМИР ДУДИНЦЕВ

МЕЖДУ ДВУМЯ РОМАНАМИ

Автобиографическая повесть

Автобиографическая повесть Владимира Дудинцева посвящена трем десятилетиям, разделяющим опубликование его первого знаменитого произведения - романа "Не хлебом единым" - и не менее знаменитого в конце 1980-х романа "Белые одежды".

ПОСЛЕДНИЕ ИЗ МОГИКАН

Наверняка никто из писателей не сыграл в моей жизни, в моей собственной судьбе роли столь значительной, как Владимир Дмитриевич Дудинцев. Теперь я могу говорить об этом с полной уверенностью.

Три интервью с Владимиром Дудинцевым

Владимир Дудинцев. Добро не должно отступать

Труд, 26.08.1989.

-- Владимир Дмитриевич, десятилетиями мы уповали на то. что социалистический образ жизни сформирует гармонически развитую личность. Но вот на восьмом десятке существования нашего государства с горечью обнаружили, что общество наше далеко от идеала, что выросло поколение, для которого характерны инертность, безверие... Причины социальных деформаций исследуются достаточно глубоко, а вот почему произошли такие глубинные изменения психологического порядка, остается как бы "за рамками" вопроса.

Третий роман трилогии «Космическая полиция», действие которой происходит в отдаленном будущем. Герои — опытные сотрудники элитного подразделения галактической полиции, охраняющие закон и порядок в глубинах космоса. Расследуя запутанные преступления, они часто попадают в опасные ситуации, из которых всегда с блеском выходят.

Первы роман трилогии «Космическая полиция» («Взорванный разум», «Станция смерти», «Полнолуние»), действие которой происходит в отдаленном будущем. Герои — опытные сотрудники элитного подразделения галактической полиции, охраняющие закон и порядок в глубинах космоса. Расследуя запутанные преступления, они часто попадают в опасные ситуации, из которых всегда с блеском выходят.