Стихи

Махмуд Дервиш

Стихи

ВЛЮБЛЕННЫЙ ИЗ ПАЛЕСТИНЫ

О любимая, в сердце

Вонзились твои глаза.

Я без боли о них вспоминать не могу.

В них и гнев, и тоска, и гроза Отразились.

Но я эту боль берегу.

Эту тысячезвездную рану,

Ибо тернии сердцу сегодня нужней,

Чем виноградные кущи.

Эта боль - продолженье любви моей,

Мост от нынешних дней к грядущим.

Как забуду глаза твои - светлые дни

Другие книги автора Махмуд Дервиш

Махмуд Дервиш, Муин Бсису (ПАЛЕСТИНА)

Письмо израильскому солдату

Бейрут - он Бейрут,

и на том он стоит.

И птица на ветке

как на баррикаде.

В Бейруте - Бейрут,

тот, который в осаде,

стоит он.

Окно на обломках стоит...

Столица, Аллаха любимица, ныне

ты - гнева и гордости грозное имя.

...Мы пишем тебе до того, как найдет нас - или тебя - снаряд;

последний осажденный

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

«…Природа склонна жить неторопливо,

Задумчивость свою лелея по утрам.

То улыбнётся, то споёт плаксиво,

То успокоится и возвратится к снам…»

Стихотворения Ю. Мышонкова, чей сборник вы сейчас держите в руках, не оставят вас равнодушными. Творчеству автора присущи глубокая лиричность и прямота, размышления о вечном и волнующем в данный момент, а самое главное – доверие и уважение к своему читателю.

«А всё же хорошо, когда тепло,

Когда прижало вдруг и отпустило,

Прижало с хрустом и добро, и зло,

Чтобы гордыня нас не возносила…»

Извечная борьба добра и зла антитезой (а порой и оксюмороном) проходит через сонеты и стихи Бориса Останкова. Хотя во многих стихах и сонетах, как правило, – любовная лирика. Поэма «Два острова» – это фантастика любовной страсти.

Основная тема стихов А. Максудовой – любовь во всех ее проявлениях. Немало испытаний выпало на ее долю, но поэтесса сумела пронести цельное светлое чувство и воплотить его в своих стихотворениях, которые адресованы сегодня самому широкому читателю.

«Причал» — новая книга известного советского поэта Ильи Френкеля. В ней — живые страницы судьбы старшего нашего современника; автор размышляет о прожитом, пишет о Зауралье — родных своих местах, о Москве, вспоминает годы войны, участником которой был. Читатель найдет в книге стихи о природе, о творчестве, о любви, — многие из них окрашены свойственной поэту мягкой иронией.

У Игоря Губермана – «Гарики» а это – «Борики».

Плохо, белой вороной быть:

Одиноко они летают.

Хорошо бы жизнь изменить,

И собрать тех ворон в стаи!

У Игоря Губермана – «Гарики» а это – «Борики».

Друзей себе не выбирают,

Друзья – они и есть друзья.

Друзья стареют, умирают,

Уйду когда-нибудь и я.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

К.Державин

Драматургия Лопе де Вега

Имя Лопе де Вега - "чуда природы", как называли великого драматурга его восхищенные современники, - по праву возглавляет блестящую плеяду деятелей испанского национального театра XVI-XVII веков. Проза Сервантеса, живопись Веласкеса и поэтическая драма Лопе де Вега явились вершинами испанской национальной культуры позднего Возрождения, ценнейшим вкладом испанского народа в общую сокровищницу мировой культуры.

Владимир Державин

Поэзия мудрости

Белые и розовые лепестки плодовых деревьев падают на на могилу Хайяма каждую весну, как и восемь с половиной веков тому назад.

Современник Хайяма пишет: "Однажды в городе Балы, на улице работорговцев, во дворце эмира, на пиру за веселой беседой наш учитель Омар Хайям сказал: "Меня похоронят в таком месте, где всегда в дни весеннего равноденствия свежий ветер будет осыпать цветы плодовых ветвей". Через двадцать четыре года я побывал в Нишапуре, где был похоронен этот великий человек, и попросил указать мне его могилу. Меня привели на кладбище Хайры,и я увидел могилу у подножия садовой стены, осененную грушевыми и абрикосовыми деревьями и осыпанную лепестками цветов так, что она была совершенно скрыта под ними. Я вспомнил слова, сказанные в Балхе, и заплакал. Нигде во всем мире до обитаемых его границ не бывало человека, подобного ему". Так говорят легенды об Омаре Хайяме, о его мудрости .и прозорливости, граничащей с ясновидением. Он предсказывал погоду, солнечные и лунные затмения, и он перевел стрелку мировых часов на дни весеннего равноденствия, перестроив исчисление времени по нуждам земледельцев, ибо он был великим звездочетом и болел сердцем за судьбы простых людей.

Алексей Дещеревский

Как я ездил в поход с "Караваном"

КАК я ездил в поход с "Караваном"

(Ралли Серпухов-Балабаново, сентябрь 1998г)

Однажды рано утром (то есть еще до 12) меня разбудил неожиданный звонок. Какой-то Роман из Серпухова, случайно узнавший, что у меня есть слегка переделанный дорожный велосипед, сказал, что он и еще несколько его знакомых из Москвы собрались завтра поехать за грибами, и предложил мне присоединиться. Сбор в Серпухове в 10 утра. Вообще-то в такие походы обычно ездят на байках, но кто-то вполне может приехать и на "Каме", так что мой двухколесный зверь, вроде, не будет очень уж выделяться, тем более, что после всех переделок он стал заметно легче и универсальнее.

Красавица-ирландка Кэтлин Флинн, едва достигнув совершеннолетия, едет учиться в Нью-Йорк, а потом остается там работать. Только через пять лет она возвращается в свой маленький город. Возвращается, познавшая успех, повидавшая мир, но… опустошенная и измотанная, утратившая сияющую красоту и юную жизнерадостность. Возвращается к могиле матери, к заброшенному дому, к старым друзьям, которые изменились до неузнаваемости. Особенно разительные перемены произошли с ее бывшим женихом — плотником Беном, которого она предала и потеряла и которого ни на миг не переставала любить…