Стихи

Сатирические стихи Ильи Василевского из книги «Стихотворная сатира первой русской революции» (1905–1907), собранные из сатирических журналов, литературно-общественных журналов, альманахов, поэтических сборников тех лет, из столичных и провинциальных газет.

Отрывок из произведения:

«Овод», 1906, № 4, с. 3, подпись: Не-Буква. «Перепев» стих. Н. А. Некрасова «Что думает старуха, когда ей не спится». Премьер — С. Ю. Витте. Как я министром-то сделался, как пробивался с трудом. Стремясь к бюрократической карьере, Витте долгое время не мог выдвинуться, лишь в 1889 г. был назначен директором департамента железнодорожных дел при министерстве финансов, в феврале 1892 г. — министром путей сообщения, в августе того же года — министром финансов (занимал этот пост свыше 10 лет).

Другие книги автора Илья Маркович Василевский

В книге И. Василевского «Романовы» представлена целая галерея психологических портретов носителей самодержавной власти в России XVII–XX веков. Полное малоизвестных фактов из личной жизни российских монархов, которым И. Василевский дает субъективную, пристрастную оценку, это произведение является интересным документом ушедшей эпохи.

Книга рассчитана на массового читателя.

Илья Маркович Василевский (псевдоним Не-Буква) (1882–1938)

Писатель, автор юмористических, и не только юмористических, рассказов, исторических памфлетов, очерков. Рассказы И. Василевского (Не-Буквы), входят в сборник русской сатиры и юмора второй половины XIX — начала XX в.: «Мелочи жизни»

Василевский дает характеристику Николая 2. Автор ее - фельетонист, и это не могло не отразиться на его работе. Перед нами не историческое исследование, а всего лишь психологический этюд, написанный в обычных фельетонных тонах. Но автору удалось собрать много фактов, мелких бытовых штрихов, дающих материал для суждения о последнем русском самодержце, и его книга не лишена интереса. Печатается по изданию Русского универсального издательства, Берлин 1923 г. Николай II.

«Невзрослый критик» — так назывался недавний очерк Антона Крайнего о К.Чуковском. Очерк этот «имел успех», вызвал много разговоров и откликов. Он, и вправду, ярко написан, этот «этюд в кавычках». Но, помимо этого, он еще и выигрышен по самой позиции нападающего, по самой теме — разноса.

Разнос — это всегда имеет успех. Когда хвалят, когда указывают на заслуги, на достоинства, — это не занятно и не забавно. Не смешно. Но когда бранят и ругают, когда бьют по лицу и совершают смазь, — это всегда интересно.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Алексей Годин

Секретная музыка

На лугу паслись коровы и не коровы.

Д. Э. Розенталь

* УПРАЖНЕНИЯ В СТАРОМ СТИЛЕ *

x x x

Скажи ничто и пустота пустела,

Печаль молчала у конца канала,

Как бы душа, лишившаяся тела,

В лицо смотрела и не понимала.

На берег сонный старого затона

Летит волна и воля упокою,

И за подругой неодушевленной

Святая смерть и чайка над рекою.

Виктор Крамаренко

Сборник стихов (переводы)

Николаус Ленау

ЗИМНЯЯ НОЧЬ

Холодный воздух отвердел, Хрустящий снег клокочет рьяно, Парит дыхание. Я смел. Иду вперед, иду упрямо!

Молчит торжественно тоска, Луна на ели наседает, Как будто смерть уже близка, И старость ветви опускает.

Мороз! Прими в свой дом лесной И остуди души биенье, Чтоб обрела она покой, Как обрела земля смиренье.

Константин Миладинов

Арон Крупп

(1937-1971)

На плато Рассвумчорр

В тундре есть много гор, Что цепляются за тучи. На плато Рассвумчорр Нас туманы, ветры мучат.

На плато аппатит,

Его нужно добывать.

Аппатит твою, Хибины мать! 3 х 2 р.

Рассвумчорр очень крут, Не приступные обрывы. Камни вниз нас зовут, Но пока еще мы живы.

Про такую погоду

Так и хочется сказать,

Аппатит твою, хибины мать.

Лето так далеко Девять сотен километров. А у нас на плато Дуют северные ветры.

Михаил Кузмин

Вожатый

Случится все, что предназначено,

Вожатый нас ведет.

М. К

I

317-325. ПЛОД ЗРЕЕТ

1

Мы в слепоте как будто не знаем,

Как тот родник, что бьется в нас,

Божественно неисчерпаем,

Свежей и нежнее каждый раз.

Печалью взвившись, спадает весельем...

Глубже и чище родной исток...

Ведь каждый день - душе новоселье,

И каждый час - светлее чертог.

Борис Леонтьев

В осенней тишине стихотворения

Пусть это будет первый слог, Но мне и так, без слов понятно Не написать мне море строк, Чтоб прочитав их стало ясно: Да это я! В рожденьи свет! И в смерти есть свои причуды, Пусть глупо, "для себя поэт", И пусть себя я не забуду! Пройдет, не требуя возврата Судьба, пусть хоть чуть-чуть моя, И кто-нибудь когда-то скажет: "Да, это, несомненно, я!"

ЗИМНЯЯ ПЕЧАЛЬ Устала грусть, разлукой веет, И мчится в зиму сонный страх, И я, один, никак не смею Уйти в безумие и мрак. Все измыталось и истлело, Прошли мечты, ушла любовь, Метель унылая пропела, Оставив мне немного слов: Уж вечер, солнце на закате, Вот скоро сядет в злую даль... Нет ничего на свете мрачней Чем эта зимняя печаль.

СЕРГЕЙ ЛИТОВКИН

СТИХИ ДЕСТРУКТИВНОГО ПЕРИОДА

(Газета "Известия" от 31.03.2000г. от редакции: .....Стихи откровенные, горькие... О материях сложных и вечных: о времени и о себе. Или не только о себе? Вообще-то "Известия" стихов не печатают. Но всегда готовы предоставить свои страницы для общественной дискуссии. И для этих стихов - безусловно, профессиональных, в чем-то очень точных, но чем-то очень спорных - мы решили сделать исключение.) (Ежемесячник "Мюнхен Плюс"No2/35-февраль 2001г. В предисловии к стихам:...Сергей Литовкин - человек одаренный и многогранный...)

Алексей Марков

День не виделся с тобою...

* * *

День не виделся с тобою, А уже в лице родном Что-то не дает покоя, С чем-то вроде не знаком.

Глаз не прежние зарницы, Земляника губ - не та. Неужели по крупице Убывает красота?!

Энрике Гонсалес Мартинес

Как брат с сестрою ("Идем ночной порою...")

Идем ночной порою рука в руке с тобой, как брат с сестрою...

Спокоен луг под ясною луною, сияющей спокойной белизною; ночной пейзаж рождает изумленье и - подлинный - похож на сновиденье. За поворотом, где туман клубится, мы слышим пенье вдруг... Как трели птицы, услышанной впервые, как песнь, в которой мир и жизнь - иные... Лицо ко мне склоняя, ты не дышишь и спрашиваешь тихо: "Слышишь? Слышишь?" Ночная тишь смыкает миру веки, лишь сердце бьется громко и все шире. Я говорю тебе: "Есть песни в мире,а кто поет их, не узнать вовеки..."

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Пытаясь заглушить тоску по Ракели, Харри Холе с головой погружается в работу. Теперь он совсем один — коллеги его не любят, старый начальник ушел, а новый выше всего ставит дисциплину. В этом Харри не силен, зато он здорово расследует убийства. В Осло появился международный киллер, на благотворительном концерте застрелен солдат Армии спасения… Чтобы разобраться в невероятно запутанном преступлении и по-своему восстановить справедливость, Харри предстоит раскрыть немало зловещих тайн.

Перевод с норвежского Н. Федоровой.

Академик Алексей Николаевич Крылов был выдающимся кораблестроителем, математиком и педагогом. Он создал русскую школу кораблестроения. Его работы подняли науку о корабле на новую ступень.

Алексей Николаевич Крылов принадлежал к той славной плеяде замечательных русских ученых, которые всей своей деятельностью показали, сколь самобытен и талантлив русский народ. Человек широкого научного кругозора, Алексей Николаевич Крылов творил во многих областях науки и техники. Математика и механика, кораблестроение и артиллерия, астрономия, гироскопия, теория магнитных явлений, история науки и техники обогащены его замечательными трудами. Крылов умел много и плодотворно работать. Он верил в безграничную силу науки. Но над какой бы проблемой ни работал Крылов, отличительной чертой его творчества являлось то, что он никогда не отделял науку от жизни. Алексей Николаевич умел видеть задачи, которые ставила перед наукой жизнь, и находить правильные пути для их решения.

О нем, о его яркой, полной труда и исканий жизни, эта повесть.

Мы — с Арктура, звездной системы, отстоящей на 40 световых от вашей планеты. Мы приходим к вам не из прошлого и не из будущего — просто мы обитаем везде, окружая вас.

Герой одной из ваших легенд, король Артур — тот самый Арктурус. Собрание Рыцарей Круглого Стола и Грааля, провидческое общение с духами деревьев и прибрежных скал, тайный код Мерлина, беседы с ветрами и Белой Леди Герона, песнопения старейшин — все это отзвуки памяти нашего Арктурианского Зонда.

То, что вы зовете пространством — всего лишь незрелый плод вашего отчуждения от целого. Время для вас — мера отчужденного восприятия пространства.

Стремление любой ценой избегнуть смерти лишает вас полноты познания разума — а без него не войти в реальное время.

Мы решили открыть вам историю "сопричастных к тайне времени"…