Стихи

Артюр Рембо

Стихи

* СТИХОТВОРЕНИЯ 1869 ГОДА. *

Подарки сирот к Новому году

I

Мглой комната полна, и осторожно в ней Звучит шушуканье печальное детей. Две детских головы за занавеской белой, От грез отяжелев, склоняются несмело. Снаружи стайка птиц друг к другу зябко льнет, И крылья не влекут их в серый небосвод; Проходит Новый год со свитою туманной; Влача свой снежный плащ и улыбаясь странно, Он плачет и поет, охвачен дрожью он.

Другие книги автора Артюр Рембо

Лучшие стихотворения прошлого и настоящего – в «Золотой серии поэзии»

Артюр Рембо, гениально одаренный поэт, о котором Виктор Гюго сказал: «Это Шекспир-дитя». Его творчество – воплощение свободы и бунтарства, писал Рембо всего три года, а после ушел навсегда из искусства, но и за это время успел создать удивительные стихи, повлиявшие на литературу XX века.

Артюр Рембо

Одно лето в аду

Перевод M. П. Кудинова

I

Когда-то, насколько я помню, моя жизнь была пиршеством, где все сердца раскрывались и струились всевозможные вина.

Однажды вечером я посадил Красоту к себе на колени. - И нашел ее горькой. - И я ей нанес оскорбленье. Я ополчился на Справедливость.

Ударился в бегство. О колдуньи, о ненависть, о невзгоды! Вам я доверил свои богатства!

Мне удалось изгнать из своего сознания всякую человеческую надежду. Радуясь, что можно ее задушить, я глухо подпрыгивал, подобно дикому зверю.

Данная книга – Illuminations – «Озарения» – была написана, вероятнее всего, в период с 1873 по 1875 г.г. во время странствий Рембо и Верлена по Бельгии, Англии и Германии. Впервые опубликована частями в парижском литературном обозрении La Vogue в 1886 г. Само слово illuminations было предложено Верленом и, по его же словам, взято из английского языка как обозначение «цветных миниатюр», украшавших средневековые книги. «Озарения» – 42 стихотворения в прозе – калейдоскоп причудливых и ярких картин, волшебных ландшафтов, как бы в тумане тающих фигур возлюбленных, полных горечи воспоминаний о детстве и ускользающей юности. Написанные явно под влиянием прозаических отрывков Бодлера, «Озарения» принципиально отличаются от них, прежде всего, отсутствием, а возможно и намеренным разрушением последовательности в изложении событий и плавных переходов от одной истории к другой. Это отличие делает «стихотворения в прозе» Рембо сюрреалистически насыщенными и в высшей степени поэтичными. Новейшие переводы этих текстов (выполненные Евгением Шешиным в период с 2008 по 2015 г.г.) предназначены для широкого круга читателей, интересующихся французской поэзией XIXвека.

В сборник вошли стихотворения, поэмы, переводы и драматургическое произведение известнейшего русского поэта XX века Ильи Эренбурга (1891–1967). Для широкого круга читателей.

Артюр Рембо

Последние стихотворения

Перевод M. П. Кудинова

I

Воспоминание

I

Прозрачная вода, как соль слезинок детства;

порывы к солнцу женских тел с их белизною;

шелка знамен из чистых лилий под стеною,

где девственница обретала по соседству

защиту. Ангелов возня. - Нет... золотое

теченье, рук его движенье, черных, влажных

и свежих от травы. Ей, сумрачной, неважно,

Артюр Рембо

- Впечатление ("Один из голубых и мягких вечеров...") - Сон на зиму ("Зимой уедем мы в вагоне розовом и скромном...")

ВПЕЧАТЛЕНИЕ

Один из голубых и мягких вечеров... Стебли колючие и нежный шелк тропинки, И свежесть ранняя на бархате ковров, И ночи первые на волосах росинки.

Ни мысли в голове, ни слова с губ немых, Но сердце любит всех, всех в мире без изъятья, И сладко в сумерках бродить мне голубых, И ночь меня зовет, как женщина в объятья...

Артюр Рембо

Стихи

Перевод M. П. Кудинова

СТИХОТВОРЕНИЯ 1869 ГОДА

I

Подарки сирот к Новому году

I

Мглой комната полна, и осторожно в ней

Звучит шушуканье печальное детей.

Две детских головы за занавеской белой,

От грез отяжелев, склоняются несмело.

Снаружи стайка птиц друг к другу зябко льнет,

И крылья не влекут их в серый небосвод;

Проходит Новый год со свитою туманной;

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Уильям Мейкпис Теккерей

Стихотворения

Перевод А.Солянова

ПЕРО И АЛЬБОМ

- Я милой Кэт служу, - Альбом изрек,

Меж книг чужих - меж их дешевых щек

И нудных фраков - я надолго слег.

Живей, Перо! Чтоб линия звучала,

Рисуй смешное личико сначала

И к Кэт отправь меня, чтоб не скучала.

Перо:

- Три года господину своему

Служу я, написав картинок тьму,

Смешны их лица сердцу и уму.

Игорь Тюленев

Сборник стихотворений

Содержание:

1 ДЕКАБРЯ - ДЕНЬ НАТАШИ

А в полях уже вызрела рожь

АКМ - 7,62 мм

АРГАМАК

Березки - сверстницы седы

БЕСЕДКА БАРЯТИНСКОГО В ГУНИБЕ 1859 г.

Чужая речь у врат Стамбула

Деревенька мерцает во мгле

ДОЧЕРИ НАТАШЕ

Дочка дом нарисовала

ДОЖДЬ

ЕГЕРЬ

Еще грибы в бору растут

ЕЩЕ НЕ ВЕЧЕР

ФОТОГРАФИЯ

Игорь Тогунов

Виртуальность нежности

Сборник стихотворений

Об авторе

Родился 19(20) января 1947 г. в Петропавловске (Камчатском). Детство прошло у Черного моря на земле древней Колхиды (Поти). Учился в столице Азербайджана (Баку) и Астрахани. Начал деятельность практикующего врача в Тамбовской области. С 1976 года - во Владимире.

Аннотация:

В сборнике стихотворений "Вертуальность нежности" представлены произведения созданные в разные периоды. Цикл "Шизондиада" написан в период 1969-1974 годов. Стихотворения, включенные в цикл "Лефортово", созданы в 1990-1992 годах. В 1993-1995 гг. написаны стихи цикла "Ладони летнего дождя".

Д.В.ВЕНЕВИТИНОВ

ВЛАДИМИР ПАРЕНСКИЙ

Три эпохи любви переживает сердце, для любви рожденное. Первая любовь чиста, как пламень; она, как пламень, на все равно светит, все равно согревает; сердце нетерпеливо рвется из тесной груди; душа просится наружу; руки все обнимают, и юноша, в первом роскошном убранстве весны своей, в первом развитии способностей, пленителен, как младое дерево в ранних листьях и цветах. Как бы ни являлась ему красота, она для него равно прекрасна. Взор его не ищет Венеры Медицейской, когда он изумляется важному зрелищу издыхающего Лаокоона. Холодные слова строгого Омира и теплые напевы чувствительного Петрарки равнозвучны в устах его, и любовница его - одна вселенная. Это - эпоха восторгов.

Маскимилиан Волошин

- В зеленых сумерках, дрожа и вырастая... - В эту ночь я буду лампадой... - Возьми весло, ладью отчаль... - Гаснет день. В соборе всё поблёкло... - Декабрь. Из Эмиля Верхарна - День морозно-сизый расцвел и замер... - Если сердце горит и трепещет... - Любить без слез, без сожаленья... - Любовь твоя жаждет так много... - Мир закутан плотно... - Небо в тонких узорах... - Обманите меня... но совсем, навсегда... - Сквозь сеть алмазную зазеленел восток... - Ступни горят, в пыли дорог душа... - Я вся - тона жемчужной акварели... - Я ждал страданья столько лет...

Олег Вулф

Из книги стихов, эссе и рассказов "Переселенцы"

ПРЕДИСЛОВИЕ К ЦИКЛУ

Олег Вулф пишет железнодорожное полотно. В слове, которым назван цикл "Переселенцы", - промельк вагонных окон, чуть приоткрытых сверху е-е-е-е, - и лязг сцеплений на стыках в суффиксе. Повторите несколько раз "переселенцы", и перед вами пронесется поезд.

Олег Вулф пишет миф неустроенности и бесприютности людей, гонимых предвоенной или послевоенной судьбой. Не столь важно, каких именно, ибо такова любая судьба живущих или оставшихся в живых.

Содержание

И разладилось наше венчанье...

Юбилеи

Сейчас иль никогда...

Не оставляй недосказанных слов...

А утром снова...

Листок зелёный...

Утренний Свет

Поэзии тайна

Осень (песня)

Вьюга (песня)

Рифмы ритм

С тобой

Зимний путь

Град (песня)

В чём сила...

Вот вечер...

Творение

Ночные стихи

Всей жизни море-океан...

Куда пойдёшь теперь, страна?..

Несколько моих стихотворений.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Эрик Ремезович

Три маленькие проблемы

Когда возвращаешься с дежурства - мир всегда серый. Четыре часа смотришь на экраны датчиков - и зрения как небывало. Потом перед глазами долго прыгают пятна. Даже редкие лампы в коридорах не помогают.

Одной серости чтобы свалиться отдыхать мало. Еще и руки дрожат. Теперь это допустимо. Всю вахту ладони лежали в точно выбранном положении, чтобы запустить все защитные системы корабля одним движением.

АЛЕКСЕЙ РЕМИЗОВ

Крестовые сёстры

Повесть

Посвящаю С. П. Ремизовой-Довгелло

Глава первая

Маракулин дружил с Глотовым вовсе не потому, что служебное дело их одно с другим связывалось тесно, один без другого обойтись не мог: Петр Алексеевич талоны выдавал, Александр Иванович кассир.

Порядок известный: Маракулин только чернилами напишет, а Глотов точно то же только золотом отсчитает.

И оба они такие разные и непохожие: один узкогрудый и усы ниточкою, другой широчен-ный и усы кота, один глядит изнутри, другой расплывается.

Алексей Михайлович Ремизов

(1877-1957)

В ПЛЕНУ

Повесть

Часть первая

В СЕКРЕТНОЙ

1

Звонит тюремный колокол. Всполыхнулось сердце, подняло на ноги. Я вскочил и одеваюсь.

Я не отдаю себе отчета: куда и зачем?

Я чувствую то же, что однажды в детстве. И я вспоминаю, как однажды ночью в наш дом привезли Иверскую - икону, я спал, и вдруг меня разбудили...

Надзиратель выводит меня на тюремный двор.

Алексей Михайлович Ремизов

Верность

Жила-была старуха, и был у неё сын. Жили они бедно: земли сколько под ногтем, и вся тут. И повадился на их поле заяц; бегает ушастый, хлеб травит.

Дозналась о зайце старуха.

"Самим есть нечего, а тут ещё... уж я тебя!" - точила карга зуб на зайца.

У их соседа в саду старая вишня. Выпросила старуха вишнёвого клею, сварила да с горяченьким прямо на поле. А лежал в поле камушек, и на этом камушке любил отдыхать заяц: наестся и рассядется, усами поводит, благодать! Старуха давно заприметила, взяла да этот самый заячий камушек клеем и вымазала.