Стихи

Андрей Дементьев

- Люблю - Не ссорьтесь, влюбленные... - Солнце Сарьяна

* * * Не ссорьтесь, влюбленные. Жизнь коротка. И ветры зеленые сменит пурга.

Носите красавиц на крепких руках. Ни боль и ни зависть не ждут вас впотьмах.

Избавьте любимых от мелких обид, когда нестерпимо в них ревность болит.

Пусть будет неведом вам горький разлад. По вашему следу лишь весны спешат.

По вашему следу не ходит беда. ...Я снова уеду в былые года.

Другие книги автора Андрей Дмитриевич Дементьев

Всенародно любимый поэт Андрей Дементьев всегда остается верен себе. Его искренность, умноженная на мудрость прожитых лет, доверительный тон и простота создают гармоничность в его общении с читателями.

В книгу вошли известные стихи и любимые всеми песни, которые исполняются с большим успехом по телевидению и на радио.

Книги замечательного народного поэта, лауреата Государственной премии СССР, престижных Бунинской и Лермонтовской премий Андрея Дементьева переведены на многие языки мира, и интерес к его творчеству не угасает и в наши дни.

«Избранное» Андрея Дементьева – поэтический документ времени, в котором он живет вместе со своими читателями. Его лирические произведения – это эпоха, отраженная через душу поэта, через его муки, радости, сомнения и надежды.

Поэт Андрей Дементьев, лауреат Государственной и многих престижных литературных премий, уже немало лет в числе самых известных и любимых авторов. Его книги расходятся большими тиражами, что говорит о глубоком интересе читателей к его творчеству. В новом сборнике «Года любви и дни печали» А. Дементьев остается верен себе – он бесконечно искренен и лиричен. Люди разных возрастов находят в его стихах ответы на самые волнующие вопросы их жизни. Романтик по сути своей, он и в остросоциальных произведениях оставляет место для надежды…

Поэзия Андрея Дементьева – как протянутая рука в минуты отчаяния, как надежное плечо, на которое можно опереться.

Андрей Дементьев – самый читаемый и любимый поэт многих поколений! Каждая книга автора – событие в поэтической жизни России. На его стихи написаны десятки песен, его цитируют, переводят на другие языки. Секрет его поэзии – в невероятной искренности, теплоте, верности общечеловеческим ценностям. Перед вами новый сборник стихотворений и поэм А. Дементьева, включающий и стихотворения 2015 года.

Вся поэзия Андрея Дементьева пронизана одним емким словом – любовь и верность.

О любви Андрей Дмитриевич пишет со страстью и нежностью, с обожанием и искренностью, с печалью и грустью. Его строки способны всколыхнуть душу, затронуть самые потаенные струны души и найти отклик в каждом сердце. В этот сборник вошли лучшие, ставшие народными стихи о любви и верности.

Новая книга «Все в мире поправимо…» замечательного народного поэта Андрея Дементьева состоит из коротких, лаконичных по стилю стихотворений, написанных за весь период творчества автора – и новых, и уже публиковавшихся ранее. Это афористичные высказывания мудрого поэта о несовершенстве социального устройства общества, о необходимости оставаться верным нравственным принципам, о любви и верности, о вечной неиссякающей красоте природы и многом другом. Стихотворения поэта – «сплав мысли и чувства», по определению самого автора. Искренность, доверительный тон и простота превращают диалог с читателем в гармоничное общение.

В сборник лауреата Государственной премии СССР и премии Ленинского комсомола Андрея Дементьева вошли стихотворения, обращенные к молодежи, а также стихотворения из книг, удостоенных этих премий. Поэт старается привлечь внимание читателей не только к тому, что радует и волнует, но и к тому, что вызывает в каждом из нас гнев и боль. Творчество автора отличает активная гражданская позиция, жажда добра, непримиримое отношение к злу. Он смотрит на мир глазами любви — верной, требовательной и высокой. И бескомпромиссной!. В своих стихах поэт пытается рассказать о нелегком времени, которое убивает и лечит, обижает и радует нас. Прививок от жизни быть не может — ни от ее горестей, ни от ее разочарований. И слово поэта — это всегда соучастие. Каждое его стихотворение — "как протянутая рука невидимому кому-то, кто в этот момент нуждается в поддержке".

Андрей Дементьев – самый читаемый и любимый поэт многих поколений! Каждая книга автора – событие в поэтической жизни России. На его стихи написаны десятки песен, его цитируют, переводят на другие языки. Секрет его поэзии – в невероятной искренности, теплоте, верности общечеловеческим ценностям.

«Я продолжаю влюбляться в тебя…» – новый поэтический сборник, в каждой строчке которого чувствуется биение горячего сердца поэта и человека.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Я убежал от пышных брашен,

От плясок сладострастных дев.

Туда, где мир уныл и страшен;

Там жил, прельщения презрев.

Бродил, свободный, одичалый,

Таился в норах давней мглы;

Меня приветствовали скалы,

Со мной соседили орлы.

Мои прозренья были дики,

Мой каждый день запечатлен;

Крылато-радостные лики

Глядели с довременных стен.

И много зим я был в пустыне,

Покорно преданный Мечте…

Красное знамя, весть о пролетариате,

Извиваясь кольцом,

Плещет в голубые провалы вероятия

Над Кремлевским дворцом;

И новые, новые, странные, дикие

Поют слова…

Древним ли призракам, Мойрам ли, Дике ли,

Покорилась Москва?

Знаю и не узнаю знакомого облика:

Все здесь иным.

Иль, как в сказке, мы все выше леса до облака

Вознесены?

Здравствуй же, племя, вскрывающее двери нам

В век впереди!

Смотреть в былое, видеть все следы,

Что в сушь песка вбивали караваны

В стране без трав, без крыш и без воды,

Сожженным ветром иль миражем пьяны;

Припоминать, как выл, свистя, самум,

Меня слепя, ломая грудь верблюду,

И, все в огне, визжа сквозь душный шум,

Кривлялись джинны, возникали всюду;

Воссоздавать нежданный сон, оаз,

Где веер пальм, где ключ с душой свирели

И где, во мгле, под вспышкой львиных глаз,

Теперь я мертв. Я стал строками книги

В твоих руках…

И сняты с плеч твоих любви вериги,

Но жгуч мой прах…

Меня отныне можно в час тревоги

Перелистать,

Но сохранят всегда твои дороги

Мою печать.

Похоронил я сам себя в гробницы

Стихов моих,

Но вслушайся — ты слышишь пенье птицы?

Он жив — мой стих!

Не отходи смущенной Магдалиной —

Мой гроб не пуст…

Коснись единый раз, на миг единый

На заре. Свежо и рано.

Там вдали передо мною

Два столетние каштана,

Обожженные грозою.

Уж кудрявою листвою

На одном покрылась рана…

А другой в порыве муки

Искалеченные руки

Поднял с вечною угрозой —

Побежденный, но могучий,

В край, откуда идут грозы,

Где в горах родятся тучи.

И, чернея средь лазури,

Божьим громом опаленный,

Шлет свой вызов непреклонный

Новым грозам, новой буре.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Демидченко

Вселенная, которую потерял Бог

(ВКПБ - книга I - часть I)

Ничто не существовало: ни ясное Небо,

Ни величья свод, над Землею простертый.

Что же скрывало все? Что ограждало? Что скрывало?

Были ли то бездонные глубины вод?

Не было смерти, и бессмертия не было.

Не границ между днем и ночью.

Лишь Единый в своем дыхании без вздоха,

И ничто другое не имело бытия.

ГЕОРГИЙ ДЕМИДОВ

Амок

Говорили, что боец вооруженной охраны Файзулла Гиатуллин питал к убийству врожденную склонность. Возможно, что такая склонность в молодом татарине действительно была, и тогда можно думать о наследственности, восходящей ко временам Чингиза и Батыя. Но и в этом случае она вряд ли проявилась бы в простом и честном парне, если бы не сочетание целого ряда обстоятельств. На первом месте тут была резко выраженная истеричность характера Файзуллы, "истероидность", как выразились обследовавшие его впоследствии врачи-психиатры. Помножившись на найденный теми же врачами "комплекс неполноценности", она и привела Гизатуллина к хронической озлобленности, находившей выход в убийствах, благо они не только не возбраняются, но и прямо предписываются во многих случаях уставами вохровской службы. Тем более в таких лагерях, какими были лагеря Дальстроя.

Георгий Демидов

ДУБАРЬ

Рассказ

Унылый звон "цынги", куска рельса, подвешенного на углу лагерной вахты, слабо донёсся сквозь бревенчатые стены барака и толстый слой льда на его оконцах. Старик дневальный с трудом поднялся со своего чурбака перед железной печкой и поплёлся между нарами, постукивая по ним кочергой: "Подъём, подъём, мужики!"

...Каждый, кому с крайним нежеланием приходилось подниматься спозаранку, знает, что после такого вставания можно довольно долго двигаться, что-то делать, даже произносить более или менее осмысленные фразы и всё-таки ещё не просыпаться окончательно. В лагере такое состояние повторяется изо дня в день, каждое утро и на протяжении многих лет. В результате вырабатывается еще одна особенность каторжанской психики, во многом и так отличной от психики свободного человека, - способность едва ли не в течение целых часов после подъёма сохранять состояние полусна-полубодрствования. Вольно или невольно заключённые лагерей принудительного труда культивируют в себе эту способность, оттягивая полное пробуждение до крайнего возможного предела. Зимой таким пределом является выход на жестокий мороз. Но в более тёплое время года некоторые лагерники умудряются оставаться в состоянии сомнамбул и на плацу во время развода, и даже на протяжении всего пути до места работы, хотя этот путь нередко измеряется целыми километрами. Это, конечно, своего рода рекорд. Но в той или иной степени таким образом ведут себя все без исключения люди, осужденные на долгий, подневольный и безрадостный труд. Притом даже в том случае, если норма официально дозволенного им ежесуточного сна сама по себе является достаточной.

Георгий Демидов

ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА МЕТАЛЛ

Георгий Георгиевич Демидов, 1908 - 1987. Раздвинем две эти неизбежные даты, заглянем в судьбу...

Родился в Петербурге, в рабочей семье. Рано проявил способности к технике, изобретательству, стремительно прошел путь от рабочего до инженера и доцента электротехнического института. Друзья сулили ему, ученику Ландау, блестящее будущее ученого-физика.

В 1938 году он был арестован в Харькове, где тогда работал, - вызвали якобы для проверки паспорта, эта "проверка" затянулась на восемнадцать лет. Следователь пригрозил арестом жены с пятимесячной дочкой, и Демидов подписал показания на себя как троцкиста, участника контрреволюционной, террористической организации, наотрез отказавшись назвать еще кого-нибудь. Итог - исправительно-трудовые лагеря.