Стихи

Андрей Дементьев

- Люблю - Не ссорьтесь, влюбленные... - Солнце Сарьяна

* * * Не ссорьтесь, влюбленные. Жизнь коротка. И ветры зеленые сменит пурга.

Носите красавиц на крепких руках. Ни боль и ни зависть не ждут вас впотьмах.

Избавьте любимых от мелких обид, когда нестерпимо в них ревность болит.

Пусть будет неведом вам горький разлад. По вашему следу лишь весны спешат.

По вашему следу не ходит беда. ...Я снова уеду в былые года.

Другие книги автора Андрей Дмитриевич Дементьев

Поэт Андрей Дементьев, лауреат Государственной и многих престижных литературных премий, уже немало лет в числе самых известных и любимых авторов. Его книги расходятся большими тиражами, что говорит о глубоком интересе читателей к его творчеству. В новом сборнике «Года любви и дни печали» А. Дементьев остается верен себе – он бесконечно искренен и лиричен. Люди разных возрастов находят в его стихах ответы на самые волнующие вопросы их жизни. Романтик по сути своей, он и в остросоциальных произведениях оставляет место для надежды…

Поэзия Андрея Дементьева – как протянутая рука в минуты отчаяния, как надежное плечо, на которое можно опереться.

Всенародно любимый поэт Андрей Дементьев всегда остается верен себе. Его искренность, умноженная на мудрость прожитых лет, доверительный тон и простота создают гармоничность в его общении с читателями.

В книгу вошли известные стихи и любимые всеми песни, которые исполняются с большим успехом по телевидению и на радио.

Книги замечательного народного поэта, лауреата Государственной премии СССР, престижных Бунинской и Лермонтовской премий Андрея Дементьева переведены на многие языки мира, и интерес к его творчеству не угасает и в наши дни.

«Избранное» Андрея Дементьева – поэтический документ времени, в котором он живет вместе со своими читателями. Его лирические произведения – это эпоха, отраженная через душу поэта, через его муки, радости, сомнения и надежды.

Андрей Дементьев – самый читаемый и любимый поэт многих поколений! Каждая книга автора – событие в поэтической жизни России. На его стихи написаны десятки песен, его цитируют, переводят на другие языки. Секрет его поэзии – в невероятной искренности, теплоте, верности общечеловеческим ценностям. Перед вами новый сборник стихотворений и поэм А. Дементьева, включающий и стихотворения 2015 года.

Вся поэзия Андрея Дементьева пронизана одним емким словом – любовь и верность.

О любви Андрей Дмитриевич пишет со страстью и нежностью, с обожанием и искренностью, с печалью и грустью. Его строки способны всколыхнуть душу, затронуть самые потаенные струны души и найти отклик в каждом сердце. В этот сборник вошли лучшие, ставшие народными стихи о любви и верности.

Андрей Дементьев – самый читаемый и любимый поэт многих поколений! Каждая книга автора – событие в поэтической жизни России. На его стихи написаны десятки песен, его цитируют, переводят на другие языки. Секрет его поэзии – в невероятной искренности, теплоте, верности общечеловеческим ценностям.

«Я продолжаю влюбляться в тебя…» – новый поэтический сборник, в каждой строчке которого чувствуется биение горячего сердца поэта и человека.

Андрей Дмитриевич Дементьев – автор более 50 поэтических сборников. По читательской популярности поэзия Андрея Дементьева занимает первое место среди 20 лучших книг по данным российских книжных магазинов. Стихи поэта переведены на английский, французский, немецкий, итальянский, испанский, португальский, венгерский, болгарский, румынский, хинди и другие языки.

Многие из его произведений были положены на музыку и стали популярными эстрадными песнями. Кто не знает знаменитые «Аленушку» и «Лебединую верность» о любви бескорыстной и бесконечной? Вся поэзия Андрея Дементьева пронизана одним емким словом – любовь.

О любви Андрей Дмитриевич пишет со страстью и нежностью, с обожанием и искренностью, с печалью и грустью. Его строки способны всколыхнуть душу, затронуть самые потаенные струны души и найти отклик в каждом сердце.

В новый сборник вошли лучшие, ставшие народными стихи о любви.

В сборник лауреата Государственной премии СССР и премии Ленинского комсомола Андрея Дементьева вошли стихотворения, обращенные к молодежи, а также стихотворения из книг, удостоенных этих премий. Поэт старается привлечь внимание читателей не только к тому, что радует и волнует, но и к тому, что вызывает в каждом из нас гнев и боль. Творчество автора отличает активная гражданская позиция, жажда добра, непримиримое отношение к злу. Он смотрит на мир глазами любви — верной, требовательной и высокой. И бескомпромиссной!. В своих стихах поэт пытается рассказать о нелегком времени, которое убивает и лечит, обижает и радует нас. Прививок от жизни быть не может — ни от ее горестей, ни от ее разочарований. И слово поэта — это всегда соучастие. Каждое его стихотворение — "как протянутая рука невидимому кому-то, кто в этот момент нуждается в поддержке".

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Александр Гейман

Надену шлепанцы, с полпачкой папирос...

Надену шлепанцы, с полпачкой папирос Часок возьму и пошатаюсь вдоль по улице. Уйму-ка сердце, городом порос, Пусть вечер сам проталкивает пульсы.

Там, как под росами, под птичьим языком, То - ощутима, то - неощутима, Весенне важничает, - нет, не звукоем,А певчая какая паутина.

Там - посмотри - с размерностью рассад,Глазей и тронь хоть голыми руками,Стрекозы в ветках ивовых растят Пока вполголоса зеленое дыханье.

Лев Халиф

Сборник поэзии

Лев Халиф 1930, член Союза Писателей, исключен в 1974, эмигрировал в 1977 Стихотворные сборники "Мета", "Стиходром", проза: "ЦДЛ", "Молчаливый пилот", "Ша, я еду в США") печатался в периодических изданиях Италии, Израиля, Франции, США

ПАСТЕРНАК

Каждый четверг к восьми часам утра на Казанском вокзале, не самом столичном, но в центре Москвы, ещ? только спросонья влезающей в домашние тапки, за платформой электричек, идущих на Куровскую, к стоящему "столыпину" на котором написано "почтовый", везут этапы. Вдали видна голубятня, тоже когда-то почтовых голубей, водокачка ещ? со врем?н паровозов, за которой сразу же развлетвленье подъездных путей. Щелкают капканами стрелки. И грозно кричит в рожок подающий вагоны. Неспеша набирают ход электрички, опоздавшими злорадно любуясь, а конвой торгует женщинами тридцать рублей за любую. Зеки глотают деньги на нитку, нанижут, к зубу привяжут и судорожно глотнут, так над?жнее - кровные к телу ближе. Дрогнут зеки. Прохладно тут. Одежда их внесезонна, но в каждой загажник. Одет кто в ч?м, с обязательным сидорком за плечом. Обувь их без подошв - шмон не любит загадок, опять же ближе к ступне им будет окраина, вот только мороз залютует, делая вид что лижет, п?с голодный, он тоже служит в охране. Неважные вести - их грузят в "почтовый". Неспешные вести - дойдут ли? Конечно дойдут, им всего-ничего потребуется чтобы в доходяг превратится вдруг. А пока их огибает вокзал суетливый рядом. Руки, небось сплошь в наколках и мокрых делах, порешить бы их всех разом и была-не была. А кто-то их примет за почтальонов. Удивится - сколько почтальонов у нас! И только очень внимательный глазом не смажет по их глазам воспал?нным и выделит их из рваного сброда, видимо, у него нам?танный глаз. Глубоко запрятавшие свою обреч?нность (е? вместе с ними да в глубь страны) стоят и ноги их, будто стебли ч?рные, растут из кованного горшка тюрьмы.

Александр Карпов

Родился в конце марта, характер нордический, умеренный.

В детстве слыл вундеркиндом, учился хорошо, окончил после школы геофак МГПИ и даже временами работал учителем географии.

Много скитался, но хиппи не стал, а приобрел митьковскую закалку.

Специалист-вексиллолог высокого класса.

Любит и понимает все ирландское настолько, что считает сам себя древним кельтом и носит особый кельтский крест.

Борис Леонтьев

В осенней тишине стихотворения

Пусть это будет первый слог, Но мне и так, без слов понятно Не написать мне море строк, Чтоб прочитав их стало ясно: Да это я! В рожденьи свет! И в смерти есть свои причуды, Пусть глупо, "для себя поэт", И пусть себя я не забуду! Пройдет, не требуя возврата Судьба, пусть хоть чуть-чуть моя, И кто-нибудь когда-то скажет: "Да, это, несомненно, я!"

ЗИМНЯЯ ПЕЧАЛЬ Устала грусть, разлукой веет, И мчится в зиму сонный страх, И я, один, никак не смею Уйти в безумие и мрак. Все измыталось и истлело, Прошли мечты, ушла любовь, Метель унылая пропела, Оставив мне немного слов: Уж вечер, солнце на закате, Вот скоро сядет в злую даль... Нет ничего на свете мрачней Чем эта зимняя печаль.

Елена Николаевская

Вокруг - бело да зелено...

* * *

Вокруг - бело да зелено Да ели по пятам... Не считано, не мерено Живем, как будто нам Сто лет, сто зим отпущено, Неделями соря... А все - уже упущено, По правде говоря.

"Подумаешь, безделица! Придет ещё пора..." Но время четко делится На "завтра" и "вчера". Не на зиму да на лето Оно разделено, Хоть и дождями залито, Листвой занесено.

Сто зим - метет метелица... Сто лет - гудит пчела... А время, время делится На "завтра" и "вчера". "Да что там - перемелется! Напрасно не стращай!.." Но время, время делится На "здравствуй" и "прощай"...

Александр Ольшанский

Звезда в полыни

НОВАЯ КНИГА СТИХОВ

СОДЕРЖАНИЕ

Ночь подкралась из кустов крушины...

На валтасаровом пиру...

Станция у озера

Над полынью сцепились две радуги

Простужен лектор, так похожий на Декарта

Обнаженная тишина

Зябко вечер прижмется к лощинам...

Диссонансы

Усни, темноликая,-- беды забудут тебя...

Встреча

Черта

Диалоги

Итак, я приступаю к созданию второго тома поэзатворений. Шутка в деле… Самому не верится: по моим ритмическим текстам уже написано более ста песен. Более ста!… И все они мне дороги, как дети, а объективную оценку можете выставить лишь вы, дорогие читатели-слушатели.

В прологе поэтических сборников или в «пердисловии», как писал Довлатов, принято в свободной форме излагать концепцию книги, обстоятельства при которых складывались строки. Например, первый том «Скит поэзы» появился исключительно благодаря затворничеству в одинокой избе на Белом море (авторский сайт: http://kostjunin.ru; раздел «Произведения»). У второго тома судьба складывается не столь романтично…

Вийон:

Откуда этот мир возник?
Как появились мы?
И что зa облаками — крик
гнетущей тишины?
Кто мне ответит: почему
луна и россыпь звёзд?
Вопросов тысяча. Кому
мне свой задать вопрос?
Кто скажет правду, нe соврёт?
Мудрец или монах?
Скажите честно, есть ли Бог
и Рай нa небесах?
Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Демидченко

Вселенная, которую потерял Бог

(ВКПБ - книга I - часть I)

Ничто не существовало: ни ясное Небо,

Ни величья свод, над Землею простертый.

Что же скрывало все? Что ограждало? Что скрывало?

Были ли то бездонные глубины вод?

Не было смерти, и бессмертия не было.

Не границ между днем и ночью.

Лишь Единый в своем дыхании без вздоха,

И ничто другое не имело бытия.

ГЕОРГИЙ ДЕМИДОВ

Амок

Говорили, что боец вооруженной охраны Файзулла Гиатуллин питал к убийству врожденную склонность. Возможно, что такая склонность в молодом татарине действительно была, и тогда можно думать о наследственности, восходящей ко временам Чингиза и Батыя. Но и в этом случае она вряд ли проявилась бы в простом и честном парне, если бы не сочетание целого ряда обстоятельств. На первом месте тут была резко выраженная истеричность характера Файзуллы, "истероидность", как выразились обследовавшие его впоследствии врачи-психиатры. Помножившись на найденный теми же врачами "комплекс неполноценности", она и привела Гизатуллина к хронической озлобленности, находившей выход в убийствах, благо они не только не возбраняются, но и прямо предписываются во многих случаях уставами вохровской службы. Тем более в таких лагерях, какими были лагеря Дальстроя.

Георгий Демидов

ДУБАРЬ

Рассказ

Унылый звон "цынги", куска рельса, подвешенного на углу лагерной вахты, слабо донёсся сквозь бревенчатые стены барака и толстый слой льда на его оконцах. Старик дневальный с трудом поднялся со своего чурбака перед железной печкой и поплёлся между нарами, постукивая по ним кочергой: "Подъём, подъём, мужики!"

...Каждый, кому с крайним нежеланием приходилось подниматься спозаранку, знает, что после такого вставания можно довольно долго двигаться, что-то делать, даже произносить более или менее осмысленные фразы и всё-таки ещё не просыпаться окончательно. В лагере такое состояние повторяется изо дня в день, каждое утро и на протяжении многих лет. В результате вырабатывается еще одна особенность каторжанской психики, во многом и так отличной от психики свободного человека, - способность едва ли не в течение целых часов после подъёма сохранять состояние полусна-полубодрствования. Вольно или невольно заключённые лагерей принудительного труда культивируют в себе эту способность, оттягивая полное пробуждение до крайнего возможного предела. Зимой таким пределом является выход на жестокий мороз. Но в более тёплое время года некоторые лагерники умудряются оставаться в состоянии сомнамбул и на плацу во время развода, и даже на протяжении всего пути до места работы, хотя этот путь нередко измеряется целыми километрами. Это, конечно, своего рода рекорд. Но в той или иной степени таким образом ведут себя все без исключения люди, осужденные на долгий, подневольный и безрадостный труд. Притом даже в том случае, если норма официально дозволенного им ежесуточного сна сама по себе является достаточной.

Георгий Демидов

ЛЮДИ ГИБНУТ ЗА МЕТАЛЛ

Георгий Георгиевич Демидов, 1908 - 1987. Раздвинем две эти неизбежные даты, заглянем в судьбу...

Родился в Петербурге, в рабочей семье. Рано проявил способности к технике, изобретательству, стремительно прошел путь от рабочего до инженера и доцента электротехнического института. Друзья сулили ему, ученику Ландау, блестящее будущее ученого-физика.

В 1938 году он был арестован в Харькове, где тогда работал, - вызвали якобы для проверки паспорта, эта "проверка" затянулась на восемнадцать лет. Следователь пригрозил арестом жены с пятимесячной дочкой, и Демидов подписал показания на себя как троцкиста, участника контрреволюционной, террористической организации, наотрез отказавшись назвать еще кого-нибудь. Итог - исправительно-трудовые лагеря.