Стихи (3)

Баратынский

Стихи

ЭДА

"Чего робеешь ты при мне,

Друг милый мой, малютка Эда?

За что, за что наедине

Тебе страшна моя беседа?

Верь, не коварен я душой;

Там, далеко, в стране родной,

Сестру я добрую имею,

Сестру чудесной красоты;

Я нежно, нежно дружен с нею,

И на нее похожа ты.

Давно... что делать?.. но такая

Уж наша доля полковая!

Давно я, Эда, не видал

Другие книги автора Евгений Абрамович Баратынский

Евгений Абрамович Баратынский

- Авроре Ш[ернваль] - Безнадежность - Больной - В своих стихах он скукой дышит... - Весна - Взгляните: свежестью младой... - Водопад - Вчера ненастливая ночь... - Дельвигу - Желанье счастия в меня вдохнули боги... - Звезда - Идиллик новый на искус... - Итак, мой милый, не шутя... - К Алине - К Креницыну - К Кюхельбекеру - К[рыло]ву - Как много ты в немного дней... - Когда неопытен я был... - Лагерь - Люблю я вас, богини пенья... - Любовь и дружба - Мила, как грация, скромна... - Молитва - Мы пьем в любви отраву сладкую... - На что вы, дни! Юдольный мир явленья... - Напрасно мы, Дельвиг... - Невесте - Незнаю? Милая Незнаю!.. - Он близок, близок день свиданья... - Очарованье красоты... - Пироскаф - Поверь, мой милый друг... - Подражание Лафару - Поэт Писцов в стихах тяжеловат... - Прощание - Размолвка - Разуверение - Расстались мы; на миг очарованьем... - Рука с рукой Веселье, Горе... - Смерть - Тебе на память в книге сей... - Тебя ль изобразить... - Уверение - Финляндия - Финским красавицам - Элегия (Нет, не бывать тому...) - Эпиграмма (Дамон! ты начал...)

– В сенате третьего я класса, А здесь в 15-й попал. Прим. соч.

2

О румяная девушка, как тебе идёт имя Аврора! Излучай свет, как можно больше света сердцам, которые ты лишила сна. Услышь страдающий голос предусмотрительной юности: «Для кого настаёт этот прекрасный день? Для кого эта очаровательная Аврора будет солнцем любви?»

Впервые полностью поэма опубликована в книге "Две повести в стихах". СПб., 1828, вместе с поэмой Пушкина "Граф Нулин".

Тебе на память в книге сей

Стихи пишу я с думой смутной.

Увы! в обители твоей

Я, может статься, гость минутный!

С изнемогающей душой,

На неизвестную разлуку

Не раз трепещущей рукой

Друзьям своим сжимал я руку.

Ты помнишь милую страну,

Где жизнь и радость мы узнали,

Где зрели первую весну,

Где первой страстию пылали?

Покинул я предел родной!

Так и с тобою, друг мой милый,

Е.А.БАРАТЫНСКИЙ

Стихи

Евгений Абрамович Баратынский, сын небогатого тамбовского помещика, родился в 1800 году. Рано лишившись отца, он получил воспитание в доме матери под руководством гувернера-итальянца, а двенадцати лет был определен в Пажеский корпус в Петербурге. Образование в корпусе было поставлено неплохо, что же касается воспитания, оно оставляло желать лучшего. Позже, объясняя причину своего скандального исключения из Пажеского корпуса, Баратынский рассказывал в письмо к В. А. Жуковскому: "Начальником моего отделения был... человек во всем ограниченный, кроме в страсти своей к вину. Он не полюбил меня с первого взгляда и с первого дня вступления моего в корпус обращался со мною как с записным шалуном. Ласковый с другими детьми, он был особенно груб со мною. Несправедливость его меня ожесточила... Я теперь еще ншво помню ту минуту, когда, расхаживая взад и вперед по нашей рекреационной зале, я сказал сам себе: буду же я шалуном в самом деле! Мысль не смотреть ни на что, свергнуть с себя всякое принуждение меня восхитила; радостное чувство свободы волновало мою душу, мне казалось, что приобрел новое существование..." Довольно невинные поначалу мальчишеские "шалости" кончились весьма трагически: Баратынский участвует в краже - его исключают из корпуса; по распоряжению царя, ему запрещено служить где бы то ни было, кроме как в армии, но только рядовым. Жестокое наказание во много раз ужесточилось глубоким осознанием своей вины и ужасом перед непоправимостью содеянного; четырнадцатилетний подросток "сто раз готов был лишить себя жизни". В искренность этого признания Баратынского можно поверить, если учесть, что с детских лет ему было присуще стремление к углубленному самоанализу и бескомпромиссная требовательность к себе. Еще учась в корпусе, он пишет матери: "Я часто восхвалял "Илиаду", хотя читал ее в Москве и в таком раннем возрасте, когда не мог не только быть проникнутым ее красотами, но даже понимать ее содержания. Я слышал, что ею везде восхищаются, и расхваливаю ее, как обезьяна. Я знаю людей, которые не дают себе труда мыслить и представляют общественному мнению установить их убеждения, и эти люди, но исключая и моего благородия, очень похожи на автоматов, приводимых в движение посредством пружин, сокрытых в их теле..." В 1819 году Баратынский был зачислен рядовым в один из петербургских полков. К этому времени относится начало его известности как поэта: он печатает в журналах несколько своих стихотворенпй. Знакомство с Пушкиным и Кюхельбекером, вступление в Вольное общество любителей российской словесности, появление его стихотворений в печати - всё это было необычайно важно для Баратынского, потому что открывало перед ним перспективу, которой он был лишен три года, последовавших за его необдуманным поступком. Особое значение имела для него дружба с А, А. Дельвигом. Обращаясь к нему, Баратынский писал:

Е.А.БАРАТЫНСКИЙ

Сонеты

Любовь "Хотя ты малый молодой..." "Когда, дитя и страсти и сомненья..."

ЛЮБОВЬ

Мы пьем в любви отраву сладкую; Но все отраву пьем мы в ней, И платим мы за радость краткую

Ей безвесельем долгих дней. Огонь любви - огонь живительный, Все говорят; но что мы зрим? Опустошает, разрушительный,

Он душу, объятую им! Кто заглушит воспоминания О днях блаженства и страдания,

О чудных днях твоих, любовь? Тогда я ожил бы для радости, Для снов златых цветущей младости, Тебе открыл бы душу вновь.

«Готическая проза», «черная романтика», литература «сумеречного настроения»… Как только не называют прозу, вовлекающую читателя в область психологических и метафизических загадок! Читая такую прозу, вы погружаетесь в атмосферу страха и тайны, в атмосферу старинных легенд, преданий и суеверий…

Впервые поэма опубликована в "Соревнователе просвещения и благотворения", 1821 г. В другой редакции в книге "Эда, финляндская повесть, и Пиры, описательная поэма Евгения Баратынского", СПб., 1826. В этом издании поэма имела эпиграф: "Воображение раскрасило тусклые окна тюрьмы Серванта. Стерн" и краткое предисловие: "Сия небольшая поэма писана в Финляндии. Это своенравная шутка, которая, подобно музыкальным фантазиям, не подлежит строгому критическому разбору. Сочинитель писал ее в веселом расположении духа: мы надеемся, что не будут судить его сердито."

Поэма создавалась в 1820 году и 13 декабря была одобрена и избрана Вольным обществом любителей российской словесности.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

«Буря мглою небо кроет,

Вихри снежные крутя.

То, как зверь, она завоет,

То заплачет, как дитя…»

Чуть скрипит над зыбкой очеп,
Да жужжит веретено,
Злая вьюга будто хочет
Влезть в избу через окно.

«…То по кровле обветшалой

Вдруг соломой зашумит,

То, как путник запоздалый,

К нам в окошко застучит».

Впервые полностью[1] напечатана отдельным изданием: М.-Л., ГИЗ, 1927. На следующий год Государственное издательство выпустило поэму вторым изданием (М.-Л., 1928)[2].

Сведения о том, что Маяковский работает над произведением, посвященным десятой годовщине Октябрьской революции, стали появляться в печати уже с февраля 1927 года: об этом сообщил журнал «Новый Леф» во втором номере за этот год. Тогда же дирекция ленинградских академических театров обратилась к Маяковскому с просьбой дать «литературную обработку темы «Октябрь» к десятилетнему юбилею пролетарской революции, как основу для создания спектакля самими театрами. Поэт дал согласие — работа над поэмой «Х-летие Октября» была в самом разгаре. По договору Маяковский должен был сдать материал для постановки Ленинградскому академическому Малому оперному театру 17 июня 1927 года, что и было сделано. Таким материалом был текст теперешних 2–8 глав поэмы, озаглавленных — в соответствии с заданием театра — «25 октября 1917». Этот текст без изменений вошел в поэму «Хорошо!». В течение июня-августа того же года были написаны 9–19 главы, а затем первая глава, содержащая своеобразный литературный манифест поэта.

Любителям поэзии имя Юрия Уварова наверняка запомнилось уже после первой его книги «Просто рассвет». Юрий Уваров художник по профессии. Сборник «Ковернинские сосны» — его вторая книга. Высокая поэтическая культура, органичность в восприятии мира, одухотворенность образного рисунка, очень конкретного и яркого, составляют своеобразие поэтической манеры молодого горьковского поэта.

В новый сборник стихов Евгения Клюева включено то, что было написано за годы, прошедшие после выхода поэтической книги «Зелёная земля». Писавшиеся на фоне романов «Андерманир штук» и «Translit» стихи, по собственному признанию автора, продолжали оставаться главным в его жизни.

Книга, которую Вы держите в руках, больше, чем сборник избранных стихов автора Она есть часть его души, его отношения к женщине, природе, городу, в котором он проживает. Автор книги – немолодой, многоопытный, немало повидавший в своей жизни человек – Николай Тарасов, обнажает перед читателем самое сокровенное, что люди обычно не выставляют напоказ – отношения между мужчиной и женщиной.

Автор не считает себя поэтом-профессионалом, не претендует на бесспорность своих суждений о любви, описаний состояния матери природы. Он просто делится с читателем своими наблюдениями. Эти наблюдения автора непредсказуемы, метафоры точны и неожиданны, ибо являются плодом воображения человека, который успел поработать в своей жизни плотником, управляющим строительным трестом, мэром большого города и даже первым заместителем министра природных ресурсов нашей страны.

Собрав для издания в качестве отдельной книги стихи разных лет, автор таким образом выполнил своё обещание, данное друзьям, и надеется, что его поэтическое слово найдёт отклик у читателей. А для поэта это главное.

Наряду с лучшими поэтическими образцами из сборников «Сизифов грех» (1994), «Вторая рапсодия» (2000) и «Эссенции» (2008) в настоящей книге представлены стихи Валентина Бобрецова, не печатавшиеся прежде, философская лирика в духе «русского экзистенциализма» – если воспользоваться термином Романа Гуля.

Люцифером звался в прошлом,

Теперь он Ада Князь.

В одном явленье пошлом…

Каком? Борьба за власть!

С короны камень обронил,

А тот Святыней стал.

Дух слабый – возродил…

А Темный — разве пал?

                 ***

Камень в Царстве горном

В Храме Монсальват.

Приди к нему путем не торным

Он Чашей стал, лучи горят

                ***

Зовется Чаша – Грааль Святой

Источник Веры она благой

Владимир Семенович Згурский (родился в гор. Житомире 17 июля 1930 г.) — личность философичная, нетривиальная. Его самобытный взгляд на окружающую действительность является источником вдохновенного творчества умудренного жизненными коллизиями человека. В сборнике представлены избранные произведения, раскрывающие новые яркие грани таланта автора. Иллюстрации художника Зураба Зассеева.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Прелестная и невинная Честити Лоуренс спасла Рида Фаррела от верной смерти. Девушка и подумать не могла, что отныне ее жизнь изменится навсегда, что раненый незнакомец послан ей самой судьбой. Честити предстояло отправиться вместе с Ридом в смертельно опасный, полный приключений путь по диким индейским территориям. Но никаким опасностям не под силу разорвать связавшие их огненные узы страсти.

Сирота Онести Бьюкенен выросла в разгульном, буйном салуне, где постигла все хитрости карточной игры и стала заправским шулером. Молодой техасский рейнджер Уэс Хауэлл отлично понимал, что такая женщина явно не для человека, представляющего на Диком Западе закон. Такая женщина может принести мужчине только неприятности. Но что же делать, если именно такую женщину Уэс полюбил со всей силой, со всем безумием страсти…

Первая книга в серии «Опасные добродетели»

Книга английского ученого М. Барбсра посвящена одному из самых скандальных событий европейской истории — знаменитому судебному процессу, который в начале XIV в. французский король Филипп IV и папская инквизиция вели против рыцарского ордена тамплиеров (храмовников) по обвинению в тягчайшей ереси (отрицании Христа, идолопоклонстве, содомии и т. п.). В результате богатейший и могущественнейший орден христианского мира, насчитывавший почти двухсотлетнюю историю, был разгромлен и прекратил свое существование. Прошли сотни лет, но по сей день у ордена есть как горячие сторонники, так и яростные противники. Книга М. Барбера — одно из самых авторитетных исследований в мире и первая публикация па русском языке — восстанавливает реальную картину происшедшего; опираясь па огромный документальный и научный материал, автор раскрывает подоплеку и истинные причины уничтожения ордена.

КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

БАРДАСОВА ЭЛЕОНОРА ВЯЧЕСЛАВОВНА

КОНЦЕПЦИЯ "ВОЗМОЖНЫХ МИРОВ" В СВЕТЕ ЭСТЕТИЧЕСКОГО ИДЕАЛА

ПИСАТЕЛЕЙ-ФАНТАСТОВ А. И Б. СТРУГАЦКИХ

10.01.01. - Русская литература

Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Нигматуллина Ю. Г.

КАЗАНЬ-1995

ВВЕДЕНИЕ