Стезя пустоты

Ученица легендарного черного мага в поисках своего пути. Внезапная встреча оборачивается похищением. Запертая в академии темных магов, она ищет верных друзей и способ выбраться. И когда ей удается обрести свободу, приходится искать пропавшего учителя, а вместе с тем отправиться на войну и защитить честь черных магов.

Отрывок из произведения:

  Леденящие порывы ветра яростно размахивают гигантскими крыльями, кружа кристаллы льда и обдирая кожу до крови. Безумная стихия разрывает тонкую грань, уже переставшую мерцать бледным светом и навсегда закрывающую ту сторону, в которую никому не дано заглянуть.

  Безжизненная белая пустыня словно втягивает в себя любые крохотные частички жизни, сумевшие уцелеть в недавнем хаосе. Хотя единственное упоминание о случившимся и то в скором времени исчезнет. Расползаясь узором цветка, едва теплая кровь пропитывает хрупкий снег, покорно лежащий на земле и жадно глотающий тягучую награду.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Дружинина Надежда

Hаpод Полей

...Когда-то здесь была война...

Скажешь, - и не повеpят, - посмотpят только стpанными светлыми глазами такие уж глаза у этого наpода - наpода Полей.

А когда-то такие же глаза смотpели на меня с безысходной обpеченностью:

- Да, я знаю. Эта война вечна, как миp, но, кажется, ее конец недалек. Hас осталось слишком мало, но мы не уйдем. Это наша земля, наши деpевья, наше Солнце, - в общем, наша жизнь. Hикогда это не будет под сапогом pабства... - и отвел глаза.

Эту книгу составил второй роман фантастической эпопеи о Воплощениях Бессмертия. Речь в нем пойдет об обычном человеке, которому судьба предназначила занять место одного из Воплощений — Времени, чьим символом являются Песочные Часы.

Он — последний из легендарных рыцарей Габалы, защищавших некогда светлые земли девяти княжеств от сил Тьмы. Последний из тех, комм не было равных среди людей. Единственный, не сумевший уйти со своими «братьями по оружию» в иной мир — и оставшийся бродить по миру этому.

Ныне настал час, когда ему предстоит выбор: погибнуть в одиночку в неравном бою с могущественным Злом — или преодолеть врата меж мирами, хранимые демонами, и вновь призвать на помощь людям рыцарей Габалы…

Хориков Вадим

Драконы будут жить

Тяжело дыша, обдирая руки о кустарные колючки, Рональд упорно карабкался вверх по склону. Во что бы то ни стало, он должен успеть! В очередной раз споткнувшись, он упал, в кровь разбив себе нос. Чертова магия! Занятия ею совсем не оставляют времени на тренировку тела.

Но ничего, вот уже за кустом был виден конец утёса. Рональд удвоил свои усилия, сердце бешено барабанило, стук крови в ушах можно было перепутать с раскатами грома, но он все равно обрывал себя всякий раз, когда губы рефлекторно шевелились, сотворяя заклинание левитации. Ни в коем случае!

Елена Клещенко

Лишний час

Ген был бродячий колдун по найму. Колдовство на его родине - ремесло не из легких: мест при дворе и в баронских замках на всех не хватает, согласиться на менее доходное место значило бы опозорить цех, и оттого многие молодые и предприимчивые отправляются бродить. Любое мироздание, пригодное для жизни людей, устроено так, что в мешанину земного праха, к прочим металлам и солям добавлено немного золота. Hе столько, чтобы мостить им дороги, но достаточно, чтобы чеканить монеты. Где живут люди, там платят золотом. И не везде так скупятся, как дома. Первый же Переход принес ему богатую добычу, а дальше все пошло само собой. Бывало, клиенты звали остаться насовсем, сулили большое жалованье и дворянские грамоты, бывало и по-другому. Что ж, судьба наемника - рисковать жизнью. А как прекрасно уйти из родного города нищим и возвратиться богачом... и так двенадцать раз подряд. Hынче был его тринадцатый Переход. Число тринадцать не приводит к добру ни в едином мире, где чтут законы математики. Разумеется, Ген остался бы дома. Стал бы лекарем: в мирах, лишенных природной магии, дороже всего платили за исцеления, и он приобрел богатый опыт. Hо кто мог знать, что в прекрасном теле некоей девицы обнаружится столь корыстная душа! Золото загадочным образом иссякло, и колдун по найму сказал себе: "Ладно, в последний раз". В этом мире он уже бывал, но на сей раз зима оказалась теплой. Снег под ногами превращался в грязь, и башмаки отсырели мгновенно. Hаряд Гена был опробован в десяти мирах: по одежке его встречали как деревенщину или чудака, но не как врага или безумца. Куртка на меху вроде крестьянской, без разрезов и с небольшими пуговицами, штаны ниже колен, шерстяные чулки, носы у башмаков не острые и не плоские, шляпы нет - со шляпами, капюшонами и беретами всегда самая большая морока, - за плечом простой холщовый мешок. Жемчужина речи под языком, жемчужина слуха надежно закреплена в ухе каплей смолы. Как и в любом другом мире, было тут много странного, чудного, непонятного, смешного, страшного и бессмысленного, но разглядывать все это - в глазах зарябит, а обдумывать - голова заболит. Ген замечал только главное, смотрел на обитателей мира, сиречь на возможных заказчиков. Бороды здесь теперь брили, покрой кафтанов переменился не сильно, а штаны и обувь - порядком. (Ген подумал-подумал, выдернул штанины из чулок и пустил их поверх.) Женщины, презрев зиму, ходили с открытыми ногами, но иные носили и длинные платья; что ж, во всяком мире есть и такие, и другие женщины. Кто тут кого завоевал в прошедшие века и какой народ теперь правит, с ходу понять было трудно. Сам-то Ген был худой и рыжий, и порадовался этому, увидев, как на базарной площади стражники остановили подряд троих широкоплечих и черноволосых. Впрочем, все это были пустяки. Главное же состояло в том, чтобы узнать как можно быстрее, в цене ли здесь нынче золото и в цене ли колдовство. Девушка в маленьком домике торговала съестным навынос. Ресницы ее были густо насурмлены, волосы крашены в рыжий цвет, следовательно, рыжие тут считаются красивыми - это хорошо. У Гена всегда лучше получалось с женщинами, а эта уж наверняка не кликнет стражу только оттого, что с ней заговорил мужчина. - Что стоит твой хлебец? (Почем гамбургер?) - Пятнадцать. (Пятнадцать.) Пятнадцать грошей - многовато. То-то у них рожи невеселые. Или в городе избыток серебра и меди. Рудники, скажем, неподалеку открылись. Кабы и золото было дешевле, чем дома... Ген вытащил из кошеля кольцо и протянул в форточку. - Я нынче без монет, но могу заплатить вот этим. (Вы знаете, у меня нет рублей. Может, золотом возьмете?) Тут могло быть четыре случая. Девушка неохотно берет кольцо и дает корку хлеба - золото не стоит ничего; девушка охотно берет кольцо и дает, что прошу, - золото дешево; девушка жадно хватает кольцо - золото в цене; девушка смотрит как на полоумного - золото в большой цене. Случай вышел четвертый. - Ты что, придурок? (Ты что, юродивый?) - А что такое? - Ты мне давай деньги. А золото свое в комиссионку снеси. (Плати гроши, а золото отдай менялам.) - Я не понял, тебе мало? - Hе надо мне тут. Я с твоим кольцом трахаться не буду, хоть бы оно миллион стоило! Может, это медяшка, и что я тогда? Hет денег - продай, тогда приходи. (Hе строй дурачка. Я не буду любиться с твоим кольцом, дай за него хоть миллион, оно ведь может быть медным, и тогда я пропаду. Hет денег - продай, тогда приходи.) Жемчужина в ухе плохо брала уличный жаргон, но суть была ясна. - Hу извини. А кому продать, не научишь? - Я тебе что, справка? В комиссионку снеси! - Ладно. Я еще к тебе зайду. - Ген улыбнулся. - Буду ждать, прям обождусь. - Девушка тоже улыбнулась.

Ричард Кнаак — достойный ученик «профессора Толкина». Человек, который сумел воспринять принципы толкиновской школы фэнтези практически дословно — и создать на их основе свой собственный, личный мир.

Нимт начал умирать давным-давно. Агония могла бы длиться тысячелетиями… но этот мир уже перестал годиться даже для враадов.

Страна-за-Пеленой изменила их жизнь так, как ничто иное за почти бесконечную жизнь враадов. Призрачная держава привлекла их своими пологими холмами и долинами, покрытыми бурной порослью, тем более заманчивыми, что к ним нельзя было прикоснуться…

Екатерина Кокурина

Истории с небес

Начало

Когда я умер, ко мне подошел ангел и сказал: "Пойдем, Господь призывает тебя!" Я последовал за ангелом, и мы долго шли по дивным землям, описать чудеса которых я не в силах, пока не пришли к престолу Всевышнего. Он восседал там в ослепительном сиянии, грозный и кроткий. Я пал ниц и услышал мягкий голос:

- Подымись! Я знаю тебя и твою жизнь. Ты всегда искал свет и истину и, хотя порой грешил и заблуждался, не свернул на ложный путь. А потому, желая наградить тебя, я дарую тебе то, чего твоя душа всегда жаждала более всего. Отныне ты сможешь Творить, и творения твои будут оживать и жить той жизнью, которую ты им предопределишь.

Дамарис КОУЛ

ЗНАК ДРАКОНЬЕЙ КРОВИ

Посвящается Брэндону,

совершенно особенному мальчику

ПРОЛОГ

В мире, именуемом Йеррел, в стране под названием Сайдра, разразилась магическая война между сестрами-волшебницами.

Некогда цветущая и богатая, Сайдра покорилась напавшему на нее злу. Не бороздили больше просторов Тасерельского и Эворлийского морей ее торговые суда под золотисто-белыми парусами, нагруженные редкими товарами и сокровищами, не тучнели нивы урожаями золотого зерна залии, не скрывались в ее лесах стада откормленных ярья. Рынки и порты, пристани и торговые дороги, некогда запруженные толпами иноземцев, явившимися поглазеть на богатства этой страны и поторговаться, лежали ныне заброшенными и опустевшими.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что сделаете ВЫ, когда случайно обнаружите портал в прошлое? Броситесь сообщать всем о вашей находке? Или решите помочь предкам? Ведь ТАМ вот-вот начнется самая страшная Мировая война в истории человечества. Именно так поступил Александр Демин, простой гражданин РФ, который, не надеясь на помощь правительства, решил САМ помочь предкам. И он не жалея своих сил бросился на помощь СССР, к Сталину, к Берии, к народу.

«Занимайтесь жизнью так же хорошо, как занимаетесь любовью». Пожалуй, эта фраза идеальна для героев рассказа «Секс, любовь, шизофрения?» – Льва и Екатерины, которые опутали себя паутиной неразборчивых эмоций, непонятных отношений, странных разговоров. Любовь без границ, пафоса, морали, компромиссов – без всего, что отягощает отношения и убивает флирт, портит интимный вкус, притупляет экстаз, селит сомнения. Вот к чему ведет читателя автор рассказа – несмотря ни на что, любите друг друга, берегите отношения, будьте рядом.

Роман «Бабай всея Руси, или Операция «Осень Патриарха»» является продолжением нашумевшей книги Ростислава Мурзагулова «Бабай всея Руси, или Особенности уездной демократии», которая стала хитом продаж, трижды переиздавалась, получила более 70 тысяч скачиваний в интернете и была названа С. Белковским «лучшей книгой всех постсоветских лет о региональной политике».

И в первой книге, и в ее продолжении – политтехнолог, работавший с многочисленными вип-персонами российской политики неожиданно откровенно и смешно пишет о нравах, царящих среди его бывших контрагентов. В качестве основных прототипов главных героев легко угадываются основные лица российской политики, однако конкретных имен автор не называет, предоставляя читателю закрытую инсайдерскую информацию о событиях, происходящих в коридорах власти.

1944 год. Высадка союзников в Нормандии под угрозой. Всеми силами они пытаются скрыть время и место начала операции. Ее успех полностью зависит от дезинформации противника.

Но агенту, известному под оперативным псевдонимом Игла, удается узнать правду.

Если он сумеет покинуть страну – союзнические силы ждет катастрофа. И тогда на поиски Иглы отправляется группа опытных контрразведчиков во главе с настоящим асом своего дела…