Stend up

Дубов Серегей

S T E N D U P

Все время хотелось вскочить, и если не бежать куда-нибудь, то хотя бы стоять, а про то, что бы сесть я вообще думать не мог. Надо же было ему попасть, именно туда. Еще вчера последствия его ошибки не были так ощутимы, но сегодня к утру ранка сильно воспалилась и проявляла откровенное желание нагноится.

Я бы рад, рад бы удалить инородное тело. Но своими усилиями это сделать не представлялось возможным - уж очень глубоко сидел наконечник, а обратится за помощью из вне, просто не хватало решимости. Согласитесь, что показывать покрасневшую задницу с торчащей из нее стрелой - ну сущий смех.

Другие книги автора Сергей Игоревич Дубов

С. Дубов

Р А Х А Т - Л У К У М

Когда я шел, именно здесь, всего несколько дней назад, передавали эту мелодию. Я отчетливо помню, как пересек улицу, когда прозвучали первые ноты. Не шлягер какой-нибудь, звучал моцартовский шедевр. Ну в коем-то веке на молодежной радиостанции будут крутить классику?

Да, еще был салют. Он как светомузыка, попадая точно в такт, разрывал мглу, окрашивая все разноцветными отсветами. На время поэтому и глянул: салют, да под Моцарта! Я остановился, что бы насладиться безграничностью бездонного ночного неба, цветными отсветами на стенах и чудесной музыкой.

Сергей Дубов

Находка

То был обыкновенный осенний день. В Москве уже стояла осень, хотя заканчивалась только первая ее неделя. В окне налитое свинцом небо провоцировало на ожидание бабьего лета. По телевизору опять передавали сообщение об очередном убийстве высокопоставленного чиновника, а я ждал прогноз погоды в конце новостей. Телефон неестественно часто зазвенел, даже, пожалуй, для междугородки слишком часто. Удивительное изобретение: ты здесь, а на том конце провода может быть совершенно любое место планеты и ты вдруг, непостижимым образом, переносишься туда и получаешь бесценную возможность пообщаться с кем-то, находящимся от тебя на недосягаемом удалении. Я снял трубку.

Дубов Сергей

День рождения

Какой для вас самый приятный праздник? Я уверен, что на этот вопрос большинство ответит: "День рождения, конечно"!

Конечно! А почему бы и нет. Вам дарят подарки, говорят приятные вещи, но самое главное - у вас появляется возможность собрать самых близких и дорогих людей: друзей, родственников, любимых. Готовиться к такому мероприятию мы начинаем обычно заранее, тщательно продумывая кого пригласить, как рассадить, что поставить на стол и чем угощать гостей. Особая статья - продумывание возможных подарков любимому себе.

Дубов Сергей Игоревич

Epimys Sapiens

Когда я стал видеть, первое, что я различил, это прутья клетки, а ко времени, когда мой мозг стал не только воспринимать, но и анализировать информацию, я уже свыкся с мыслью, что моя жизнь будет протекать в столь ограниченном пространстве.

Нас родилось тринадцать, и я был младшим. Если рождаешься и растешь в среде, которая для тебя неестественна и дискомфортна, волей-неволей стараешься приспособиться к ней. А для того, что бы выжить, на мой взгляд, есть вообще всего лишь два пути: либо принять существующие правила игры и постараться стать похожим на других и не выделяться, либо составлять эти правила самому и отстаивать их любыми возможными способами.

Дубов Сергей Игоревич

Честное Слово

Я проигрался. В пух. До кучи ко всем неприятностям в бильярдной меня развели сегодня, как юнца. Последнее время все шло наперекосяк. Понятно, что жизнь - это черно-белый матрац и ты привыкаешь встречать эти самые черные полосы стоически, с пониманием того, что это временно, и рано или поздно все это прекратится. Так оно обычно и бывает. Обычно. Но не сейчас. Период неудач и разочарований явно затягивался.

— Понимаешь, Андрей, его интересуют именно такие места. Ты ведь еще в школе увлекался всякой чертовщиной, постоянно статьи из желтых газетенок притаскивал и истории про невидимые автомобили и крыс, размером с собаку, в метро рассказывал. А Егор Вадимович, вот, занимается как раз такими исследованиями, — запальчиво говорил Жора.

— Да это, когда было-то, вспомнил тоже. Мы с тобой в школе когда учились?

— Да нет же. — Перебил меня Егор Вадимович. — Крысы в метро, кикиморы и другая нечисть меня не интересует. Жора говорил, Вы ведь врач, кажется?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Странно. Я всё же вернулся на Тсаворит. В то место, где родился.

Глеб Сергеевич подозвал, осмотрел меня с головы до ног, особо пристально глянул на разбитые кроссовки и, словно о чем-то сожалея, сказал:

— Сбегай домой. Жду завтра утром, — и отвернулся, не желая продолжать разговор.

Ему даже «спасибо» в ответ не скажешь: раскричится, развозмущается, что, дескать, его от работы отрываю, срываю производственный процесс, графики, сроки поставки и так далее, и так далее…

Б-ка фантастики и путешествия в пяти томах, т.3 (Приложение к журналу «Сельская молодежь»). М., «Молодая гвардия», 1965.

spellcheck by HarryFan, 28 May 2001

«Книжная полка», http://www.rusf.ru/books/: 11.07.2001 16:53

Алька снимает комнату у злой и вредной бабки и любит девушку Юлю. Кажется он ничем не отличается от других людей, но это только внешне…

Никогда еще весенний Вашингтон не казался ему таким прекрасным… Последняя весна, мрачно подумал сенатор Стилмен. Даже теперь, хотя слова доктора Джордена не оставляли места для сомнений, трудно было примириться с истиной. Прежде он всегда находил выход, пусть полный крах порой казался неизбежным. Если его предавали люди, он увольнял их, даже сокрушал в назидание другим. На этот раз измена таилась в нем самом. Так и кажется, что чувствуешь тяжелый ход своего сердца, а вскоре оно и вовсе остановится. Нет никакого смысла готовиться к президентским выборам; хорошо, если он доживет до выдвижения кандидатур…

На этот раз судьба решила поэксперементировать с нашим юным другом Павером, даровав ему возможность насладиться потоком приключений. Но да будет вам известно, что приключения это не всегда приятное времяпровождение.

Я вышел из летающего автобуса, посмотрел на небо, оно было ярко голубым, тепло и приятно светило солнце, я двинулся вперёд по тротуару к зданию института. Вдоль дорожки росли восхитительные свечковидные деревья, всё здесь было очень красиво и успокаивающе. Но я всё равно переживал, как я сдал последний экзамен, зачислили меня или нет? Исполнилась ли мечта всей моей жизни, стану я офицером космического флота или нет, всё решится через пятнадцать минут, когда я подойду к информационному окну и наберу свою фамилию. Нет, увы, всё уже решилось, просто я об этом не знаю, всё решилось три дня назад, когда я положил свою работу на стол преподавателю, сдал её. И сейчас результат уже был, просто я его не знал. Я двинулся вперёд, я не торопился, слишком велика была вероятность не сдачи, а я хотел надеться, надеяться, мечтать как можно дольше, что всё-таки стану межзвёздным капитаном. Я прошёл по дорожке между деревьями ведший в институт. Мне навстречу попались две девушки в лёгких голубых и зелёных платьицах, я проводил их взглядом и продолжил свой путь. Вывернул на главную дорожку и подошёл к высоким дверям ведшим внутрь, вошёл, и направился прямо к большому экрану напротив входа, подошёл к нему, остановился. Тут были десятки клавиатур и выделенных зон экрана для студентов, периодически молодые люди подходили к ним набирали свои имена и фамилии и получали результат. Я вдохнул воздух поглубже и набрал на клавиатуре своё имя и фамилию. Высветилось: "Кент Рибби, подтвердить?". Я подтвердил, и компьютер выдал результат, четыре основных экзамена, все на отлично, средний процент сдачи девяносто один процент. Офигеть, я издал радостный, но не громкий, чтобы не мешать другим, вопль. Я прошёл, сдал, блестящий результат, теперь я офицер звёздного флота, сразу старший лейтенант. Я улыбнулся про себя, сзади кто-то подошёл, похлопал меня по плечу, я обернулся, это был Марк.

Страх разрывал его мозг на сотни агонизирующих осколков, морозил кровь, тормозил сердце. Страх плескался в огромных золотых глазах подобно отражению безразличного солнца, что смотрит на землю с высоты своей чистоты и при этом слепо. Он очень боялся смерти.

«Они убили их всех, они убили их всех!» — стонал охваченный ужасом разум, пока его обладатель отчаянно пытался протиснуться в щель стены.

Камни ранили чувствительные подушечки когтистых пальцев, вырывали из груди стоны боли. Он оставлял за собой кровавый след.

Нереальная любовь.

Опубликован в журнале "Техника молодежи", 7, 2008 г.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Дубовский

Харловка-99

(Дневник путешествия, длиной в месяц)

Харловка'99

"Mission Impossible"

Маршрут: Оленегорск - пос. Ловозеро - р. Нивка - р. Воронья - р. Уйма - Собачий р.Няльмйок - р. Харловка - Мурманск Состав экспедиции: Состав:

Кто Что Где был раньше Бирюков Дмитрий Злой Адмирал Охта; Сев. Шуя (2 раза); (далее Бирюков) Кузема; Цага-Пана-Варзуга; [email protected] Малая Тунгуда; Мста Дубовский Сергей Техническое Сев. Шуя; Цага-Пана-Варзуга (Старик) обеспечение, [email protected] оператор Шишкин Александр Завхоз, Сев. Шуя (2 раза); Кузема; (Шура) отдыхает Цага-Пана-Варзуга; Мста [email protected] от семьи Карпович Стас Лесничий, танцы, Сев. Шуя; Цага-Пана-Варзуга; (Карп) пляски и рога Мста Ким Дмитрий Красный флаг и Первый раз (Ким) все такое Романова Татьяна Много споров с Цага-Пана-Варзуга (Таня) кулинарами

Меня разбудило дребезжание упавшей на пол мыльницы. Приподнявшись на локте, я увидел, что кто-то лезет в окно. На фоне звездного неба отчетливо выделялась человеческая фигура. Незнакомец стоял на четвереньках. Руки и одежда его светились бледным синеватым сиянием. Отбросив одеяло, я вскочил.

В окно веяло ночной сыростью, колюче мерцали звезды, под кроватью верещал сверчок. Все было реально, кроме светящегося человека на подоконнике.

У меня не было сил даже крикнуть, когда испускающее сияние существо прыгнуло на пол и, оставляя мерцающие следы, прошло вглубь комнаты. Потом оно не спеша разделось и улеглось на кровать. Визгливо заскрипели пружины.

ЕВГЕНИЙ ДУБРОВИН

Столик с видом на трамвай

БЕССОННИКИ

Экономист из шестого отдела Виталий Иванович, человек тихий, даже застенчивый, подошел к моему столу и скромно спросил:

- Может, чего надо, Павел Григорьевич?

- Да нет,- удивился я.- Ничего мне не надо, Виталий Иванович.

С экономистом у меня были строго официальные отношения, я не являлся его начальником и поэтому, естественно, решительно ничего мне не надо было от Виталия Ивановича.

Ю.Дубровин

Эти трое

Августовский полдень. Солнце.

Сидя на скамейке, Иван Матвеевич Курилов спорит с Сашей Любимовым.

Час назад Саша проходил по бульвару и увидел своего учителя члена-корреспондента Академии наук, тихо и смиренно прогуливавшегося в тени деревьев. Поздоровался, поговорил о жаре. Сейчас сидит на солнцепеке, на раскаленной скамейке, не замечая прохожих, криков играющих рядом ребят.

Они в пути. Кругом шелестят заросли формул, выкладок, уравнений... Под ногами прогибается зыбкая почва предположений, догадок, сомнений. Коварные ямы, лабиринты и тупики, ложные тропы и непроходимые кустарники замедляют их движение к истине.