Стеклянный меч

Пятый год как разрушены Башни… Отгремели гражданские войны, позади голод и эпидемии, но мирная жизнь пока ещё какая-то ненастоящая. Учёные пытаются разобраться, что же это всё-таки было? Следы ведут в таинственную долину Зартак, откуда с давних времён в Саракш попадали странные существа и предметы. Там и встречаются наши герои – те, кто сумел уцелеть. И тут же понимают, что есть силы, желающие вновь использовать излучение, и эти силы ни перед чем не остановятся. Так что приходится опять, как в старые времена, – плечом к плечу…

Отрывок из произведения:

– Доктор Мирош! Коллега! Вы что, меня не слышите? Нолу!

Директор. А мне от экрана не отвернуться и рук с пульта не убрать. Ну что он, не понимает, что ли? На двери написано: «Не входить!»

Надо было добавить – «Убью!»

Я смогла только мотнуть головой и что-то такое сделать плечом. Старичок вряд ли понял значение этих движений, а если понял, то не оценил.

– Может быть, вы всё-таки обратите на меня внимание? Коллега!

Гармоники почти сошлись… почти, но не совсем. Генератор выдал противное «з-з-з-з», от которого тут же зачесалось в ушах, и зубец упал на четвёртый уровень. Я бросила взгляд на энцефалограмму. В левой височной области «голубая» и «коричневая» линии участились до предела, готовые выдать пик, «красная» же, наоборот, замедлилась и почти утратила амплитуду. Я нажала клавишу, и в кровь собачки поступила доза азимана – достаточная, чтобы предотвратить судороги…

Рекомендуем почитать

Приквел к повести А. и Б. Стругацких «Обитаемый остров».

Параквел к повести А. и Б. Стругацких «Обитаемый остров».

Другие книги автора Андрей Геннадьевич Лазарчук

«Там, где нас нет» — живется не то чтобы легко, но весело и интересно. До жути. И лишь один вопрос неясен, да и тот таковым остается недолго. Ведь у князя Жупела Кипучая Сера кой на кого зуб имеется. Вот и приходится молодому богатырю, у которого и борода-то толком не растет, во «Время Оно» покидать родное Многоборье и идти воевать всякую нечисть. А куда деваться? Ведь на животрепещущий вопрос: «Кого за смертью посылать?» — ответ может быть только один: Жихаря, кого ж еще! Романы Михаила Успенского — это невероятно увлекательный, бодрящий, искрометный коктейль комических ситуаций, возникающих, когда к классическому сюжету обращается остроумный, талантливый и иронично настроенный писатель. Герои его произведений в карман за словом не лезут, и многие цитаты из них сегодня популярны не меньше, чем изречения Остапа Бендера.

Красноярский писатель Михаил Успенский трижды становился обладателем премии «Золотой Остап». Одну из этих наград в номинации «за самую сметную книгу года» принес ему роман «Там, где нас нет». От остроумной пародии до лихой забористости, от тонкой иронии до бесшабашного зубоскальства – юмор Михаила Успенского не знает границ и бьет без промаха. Каждая страница приключений славного витязя Жихаря – это повод для новой читательской улыбки или взрыва безудержного хохота. Раньше так смеялись лишь ТАМ, ГДЕ НАС НЕТ.

Читайте эту книгу в светлое время суток, иначе рискуете разбудить хохотом отшедших ко сну соседей за стенкой. Перед вами – то ли мастерская пародия на «фэнтезийные» романы, то ли отточенная «игра в бисер», от ли идущее от скоморошества лихое славянское зубоскальство. А может, и все вместе – и что-то еще неопределимое, что только и делает человека талантливым. Итак.

«Вороны в тот день летели по небу не простые, а красные. Примета была самая дурная…»

Александр Бушков.

Славный богатырь Жихарь вдоволь нагулялся по белу свету, подвигов поначудил, читающую братию повеселил. Настала очередь помериться с ним молодецкой удалью и лыцарским благородством королю посконскому Стремглаву Бесшабашному и его сыновьям-неразлучникам, принцам Тихону и Терентию.

Наукой доказано, что одна минута смеха продлевает жизнь на целых десять. Попробуйте посчитать, какой могучий жизненный резерв содержится в новом блестящем романе Михаила Успенского!

Недаром слово «кабак» читается и пишется в обе стороны одинаково! Попасть туда раз плюнуть, а вот выйти… Вернулся богатырь Жихарь в родное Многоборье аккурат ко времени, когда рожь убирают, свадьбы справляют, медовуху затирают… Слава победителя, освободителя, разорителя и прочая бежала впереди Жихаря, да по пути завернула в этот самый кабак…

Он ушел из расстрельных подвалов ЧК. Он сохранил молодость и здоровье до наших дней. Он сберег талант, и в этом вы можете убедиться сами. Но за все это ему пришлось дорого заплатить. Опасности поджидали его на каждом шагу. И если бы не боевые товарищи, разве смог бы он посмотреть в глаза чудовищ? Пережить гиберборейскую чуму? Пройти из конца в конец земли под страшный для непосвященных марш экклезиастов? Рыцарь Музы. Отважный Лирник. Николай Степанович Гумилев. Романы о нем по праву можно отнести к жанру живой и даже "мгновенной" классики. Впервые под одной обложкой - легендарная фантастическая трилогия! Содержание: 1. Посмотри в глаза чудовищ 2. Гиперборейская чума 3. Марш экклезиастов

«Там, где нас нет» — живется не то чтобы легко, но весело и интересно. До жути. И лишь один вопрос неясен, да и тот таковым остается недолго. Ведь у князя Жупела Кипучая Сера кой на кого зуб имеется. Вот и приходится молодому богатырю, у которого и борода-то толком не растет, во «Время Оно» покидать родное Многоборье и идти воевать всякую нечисть. А куда деваться? Ведь на животрепещущий вопрос: «Кого за смертью посылать?» — ответ может быть только один: Жихаря, кого ж еще! Романы Михаила Успенского — это невероятно увлекательный, бодрящий, искрометный коктейль комических ситуаций, возникающих, когда к классическому сюжету обращается остроумный, талантливый и иронично настроенный писатель. Герои его произведений в карман за словом не лезут, и многие цитаты из них сегодня популярны не меньше, чем изречения Остапа Бендера.

Это не продолжение знаменитого романа "Посмотри в глаза чудовищ". Но тень Николая Гумилева все равно не раз появляется на его страницах. Потому что у этих книг общее время. Общее прошлое. Общее настоящее. И, возможно, общее будущее. Возможно – потому что будущее создается именно на этих страницах. Возможно – потому что невозможного для его героев, кажется, не бывает...

Роман был номинирован на Букеровскую премию.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Не имею ни времени, ни желания объяснять, как все получилось, с самого начала. Для этого мне пришлось бы начинать с тех пор, как я себя помню. А может быть, еще раньше. Об этом я, кстати, уже писал. Здесь я хочу объяснить, как я влип в эту историю с Прометеями. Слава Богу, теперь все уже кончилось. Можно осмыслить, если есть чем.

А все из-за стремления упрочить жизненное благосостояние! Деньги до добра не доводят. Это мне бабушка говорила. В качестве примера она приводила какую-то денежную реформу. Может быть, еще дореволюционную. Бабушка не хранила деньги в сберегательной кассе и в результате в один прекрасный день извлекла из капронового чулка кучу бумажек, которые еще вчера были рублями. А теперь ими можно было оклеивать стены чулана, что она и сделала. Очень старая история. В то время ни сберегательных касс, ни капроновых чулок не было. Я просто не знаю, что было взамен, поэтому так и говорю.

Дорогая Нина!

Время от времени вокруг нас происходят события, значение которых мы понимаем только спустя годы. А бывает и по-другому, иногда несколько необязательных фраз самым удивительным образом отменяют устоявшиеся представления о привычных вещах. Как обвал, катастрофа или счастливое избавление. Наша с тобой мимолетная встреча как раз из этого числа. Без кокетства, стыда или сожаления сознаюсь, что внезапно и бесповоротно изменился самым неожиданным образом, словно по приказу, которого нельзя ослушаться, сделался другим человеком. Не лучше, не хуже, другим. Сомневаюсь, что я стал счастливее, но зато я оказался способен задавать вопросы, которые мне прежде в голову не приходили. Например, зачем я? Ничего себе вопрос, а? Или почему я называю себя фантастом? Что это вообще такое — фантастика? Зачем людям понадобилось заниматься таким странным делом? Что там ни говори, но фантастика появилась давным-давно, давным-давно. Не тогда, когда мы были маленькими. За тысячи лет до нашего появления на свет. Для чего? Для какой надобности?

Хрусталь колонн, уходящий вверх; серебристый поезд, подбегающий к перрону. Привычно поют динамики.

«Станция „Ронсеваль“. Поезд дальше не пойдет. Просьба освободить вагоны».

В самом деле, что еще остается? Съехать на эскалаторе. Протиснуться сквозь турникет, сразиться с подпертой воздухом дверью. Пробежать мимо хронически (или навсегда?) закрытых ларьков…

И бросить взгляд туда, где за багряной бархатной лентой, закрепленной на несерьезных хромированных столбиках, разложены, как напоказ, цветы… Конечно, конечно!

Он стоял на веpшине холма. Маленького непpиметного холмика, кое-где поpосшего тpавой. Тpава была жёлтая и какая-то неживая: осень на двоpе.

Hекотоpые тpавинки печально танцевали с ветpом свой последний танец и обеспокоенно шелестелим. Для них скоpо должен был наступить конец света. Hо он не обpащал на тpаву никакого внимания. Стоит отметить, он выбpал для pасположения место, в котоpом тpавы было меньше всего. Его мягкие мокасины, казалось бы, сливались с землей — было похоже, что две pазных сущности слились воедино. Солнце почти пеpесекло линию гоpизонта, и сейчас даpило миpу последние за этот день кpаски. И тепло. Хотя тепло ощущалось и без лучей: от нагpетой земли и от него. От человека, тpетий день стоявшего на веpшине холма.

Исден, пожалуй, был последним из тех, кого мы называем дикими, последним отзвуком ушедшей эпохи разобщённости. Сейчас о тех страшных временах остались одни воспоминания. Они уже забылись как страшный сон, как ужас человечества. Мы поняли, как долго спал наш Разум, и теперь пробудили Его, поставив наш мозг на службу себе самому. Сейчас люди имеют лишь общие представления об эпохе эгоизма, цинизма (см. в «Энциклопедии устаревших понятий») и тех ужасных вещах, которые происходили тогда. Совершенно невозможно вообразить, что люди убивали людей из-за каких-то нелепых религиозных убеждений или за территорию, опоясанную льдами, а порой просто за блестящие камни, ведь сейчас каждому известно, что убеждение – всего лишь сложившиеся случайным образом цепочки нейронов. Незнание толкало людей на смерть, заставляя производить на свет новых и новых солдат, которые подрастая, отправились на очередную войну за такие абстрактные понятия, как родина или народ, а ведь рождённый человек не знает, что такое народ, его мозг девственно чист, и только подрастая он впитывал злость окружающих людей и становился рабом своих господ и повелителей, бесконечно дерущихся между собой за очередной кусок ресурсов, несмотря на то, что их более чем достаточно для безбедного существования человечества. Они не знали меру вещам, и как результат одни люди потребляли без меры, а другие голодали, и отчаяние было их побуждающим мотивом разрушать. Это незнание не позволяло людям создать такие отношения, которые бы сделали их жизнь прекрасной и счастливой. Но Феномен Исдена является следствием невежества, поскольку знания ему были предоставлены в полном объёме, но он от них отказался. Так что же заставило этого человека, одаренного заботой общества, совершить столь безумный поступок: поселиться в труднопроходимой тайге и скрываться от света знаний во мраке льдов? Что говорил он перед уходом?

Чанес ел оливки с каперсами прямо из банки, запуская в нее длинные белые пальцы. Он выуживал три-четыре ягоды, аккуратно клал их в рот…

По руке тёк сок. Сок тёк и по румяному, белоснежному лицу со сливовыми, очень внимательными глазами. Это было омерзительное и одновременно уморительное зрелище. По крайней мере, так казалось Иле, которая сидела за рулем самого старого во всем космосе автомобиля и петляла по воображаемой дороге между трещинами, уходящими в никуда. Поверхность этой удивительной во всех отношениях планеты ничем не напоминала земную. Тысячелетиями изъедаемая коррозией, земля была в основном гладкой, но местами зигзагообразно обрывалась, превращаясь в опасные пропасти, что сходились одна с другой где-то за горизонтом.

Весы по-разному показывают вес футбольного вратаря Кости: если на душе у него легко, он весит немного и ему легко стоять на воротах, а если тяжело, то и вес растет. Специальный прибор вместо футболистов из команды соперника внушает Косте, что перед ним его враги — и Костя лучше стоит на воротах.

© Ank

Спортсмен из Бутана выиграет марафонский забег! У мистера Курихары в этом нет никаких сомнений: ведь бутанец бегает босиком и применяет технику лунг-гом. В то же время Курихара не может допустить победы бутанца: ведь им уже подкуплен другой претендент на золотую медаль.

© Ank

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С плавучей нефтяной платформы «Эсхил» бесследно исчезают 250 нефтяников. Добыча остановлена, связи нет. Нефтяная компания «Вэлли Ойл» оказывается на грани катастрофы и готовится отправить в южную Атлантику поисково-спасательную экспедицию. Кейт МакКриди, дочь вице-президента США, попадает на секретное совещание вскоре после вступления в права наследования акций «Вэлли Ойл». Отец не только оставил ей всё своё состояние, среди прочего, она получила конверт со спутниковыми снимками платформы «Эсхил». Она приходит к выводу, что эти снимки прочно связаны с развивающимся кризисом и решает присоединиться к экспедиции. Оказавшись на платформе, спасательная команда не обнаруживает на ней никаких признаков жизни, зато вся платформа опоясана каким-то похожим на щупальца грибком. Кейт всё глубже погружается в тайну платформы, обследует расположенную на близлежащем острове заброшенную военную базу и разгадывает загадки восьмидесятилетней давности. Вскоре она встает перед выбором: стать соучастницей укрывательства деятельности корпорации или предать огласке все тайны и, тем самым, разрушить свою семью.

История еврейского государства в его народе. Мудрость их идет от вечного поиска. Поиска истины, справедливости, знаний, понимания и дома. Именно об этом говорят цитаты знаменитых представителей еврейского народа и притчи, написанные его мудрецами. На страницах этой книги вы найдете вдохновение на изучение себя, мира и истории своей нации. Советы вам будут давать великие писатели, философы, физики, врачи и политические деятели. Со многими представителями еврейского народа вы уже знакомы, но их высказывания могут помочь вам увидеть каждого с новой стороны. Например, знали ли вы, что Эйнштейн прекрасно играл на скрипке? Или то, что Маяковский поддерживал Илья Ильфа и Евгения Петровского, авторов романа «Двенадцать стульев»? В этой книге вы прочтете множество интересных фактов о великих людях и сможете перенять их мудрость. Обращайтесь к страницам «Еврейской мудрости всех времен» за поддержкой и мотивацией!

Сборник произведений Януша Зайделя.

Трилогия «Мир Уршада» в одном томе.