Стеклянный ключ

Если бы майор Варчук из «убойного» отдела знал, куда заведет его рутинное расследование убийства… Если бы молодой бизнесмен Андрей Трояновский догадывался, к чему приведет его внезапная любовь к непостижимой, необычной и очень несовременной женщине… Если бы убийца подозревал, что его жертва жива… Если бы злоумышленники знали, чем закончится для них охота за чужими фамильными сокровищами…

Отрывок из произведения:

Разумеется, о погоде высказались все. И те, кто, поверив беспощадному майскому солнцу, оделся чересчур легко, по-летнему, а теперь чихал, сморкался и жаловался на холодный ветер; и те, кто, проявив благоразумие, упаковался в теплые пальто и куртки и, разумеется, изнывал от жары. Сошлись на том, что погода «нонича не та, что давеча»; что в прежние времена и климат был умеренный и правильный, а теперь черт-те что и сбоку бантик, если смотреть в профиль.

Рекомендуем почитать

В жизни тележурналистки Елены внезапно наступила черная полоса. На балконе засох редкий цветок, в почтовом ящике обнаружились отрезанные косы пропавшей подруги Ирки, а в телефонной трубке слышен противный голос предводителя преступников. Кому это нужно – красть Ирку, могучую даму, способную в одиночку уложить роту спецназа? Ответа на этот вопрос, похоже, не знают и сами похитители! В виде выкупа они желают получить непонятное «чужое добро», и именно Елена должна найти требуемое в огромном Иркином доме. А там партизанит бесхозная собака, орудует приблудившийся подозрительный родственничек и шныряют алчные преступники. Елена готова отдать им что угодно, лишь бы спасти Ирку! Эврика! Она решает поменять на подружку кстати подвернувшуюся редкую марку – «Голубую Булабонгу»! А если враги предполагали получить что-либо другое, так у них есть еще выбор – страшная месть двух разгневанных женщин или прямая дорога на Колыму!..

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

МИХАИЛ ПЕТРОВ

Гончаров и дама в черном

Детективная повесть

РЕТРОСПЕКТИВА

Примерно за час до полуночи по речному серебристому зеркалу реки медленно и вкрадчиво скользил темный силуэт лодки. Двигалась она бесшумно, вниз по течению, сидящая в ней фигура лишь немного подправляла ее ход. Миновав яркие огни стоящего на крутой возвышенности дома причудливой архитектуры, лодка понемногу начала прижиматься к высокому берегу и вскоре скрылась под его черной тенью. Прошло еще некоторое время, прежде чем она мягко уткнулась в узкую полоску песка дикого пляжа. Высокая стройная фигура, спрыгнув на берег, с некоторым усилием вытянула свое суденышко на песок и, используя кустарник как кнехт, тщательно завязала на нем причальный фал. Потом гребец на секунду замер, слушая тишину и неспешный бег реки. Молодой месяц и сияние реки позволяли ему ориентироваться на местности. Впрочем, особенной надобности в этом не было. Судя по всему, он и без того достаточно хорошо знал местный рельеф. Судя по всему, его волновало главным образом желание остаться незамеченным и невидимым.

Николай Пономаренко

Новые Раскольниковы

"...Сволочь, сама не зная того, почти всегда

подпадает под команду той малой кучки "передовых",

которые действуют с определенною целью,

и та направляет весь этот сор куда ей угодно,

если только сама не состоит из совершенных идиотов,

что, впрочем, тоже случается".

Ф.М. Достоевский "Бесы"

В конце 18-го века по этой улице шел высокий молодой человек в длинном пальто. Пройдя по каналу Грибоедова, он свернул в переулок, а потом вышел на Подьяческую улицу. Вскоре он нашел нужный дом и остановился в темном углу подворотни. Размышления, тревожившие его всю дорогу, он сумел остановить усилием воли. Потрогав спрятанный под полою топор, молодой человек решительно направился к парадной. Это был студент-разночинец по фамилии Раскольников, персонаж романа Федора Достоевского "Преступление и наказание". В этом доме Раскольников зарубил топором старуху, дававшую деньги под залог, не пощадил и проживавшую в той же квартире девушку, свидетельницу преступления. После литературного героя замучило раскаяние и он сдался полиции.

Николай Пономаренко

Семь трупов в мерседесе

Поздно ночью по тихим улицам спящего Санкт-Петербурга двигался странный караван. Жигули, кажущиеся несколько жалкими по сравнению с грузной иномаркой, натужно, но уверенно, тащили на тросе черную тушу мерседеса. Редкие встречные в душе соболезновали обоим водителям. Но с кем не бывает. Может моторное масло так застыло на морозе, что не провернуть механизм. Может, иностранная электроника забарахлила. Напичкают всякими ненужными кондиционерами да компьютерами - потом мучайся. Мало ли что. А ехать надо - вот и колымит жигуленок, подрабатывает извозчиком мерседеса. Процессия из двух машин двигалась в связке по направлению из города. Они проехали по проспекту Стачек, повернули на Жукова. Пробуксовывая и взрывая сердце мотора, жигуленок медленно вытащил мерседес на Петергофское шоссе. Поехали быстрее. Все складывалось как нельзя лучше в транспортировке сломавшейся иномарки. Никто не останавливал и не лез не в свое дело. Но на Петергофском как накаркали. Откуда ни возьмись появилась милицейская машина.

Николай Пономаренко

Слуга двух господ

Возмездие за подлый обман тысяч обездоленных соотечественников может настигнуть мошенников самым неожиданным и жестоким образом. Хозяева фирм-однодневок по приему вкладов от населения типа "МММ", "Властилины" или "Селенги", кончают по разному. Нахапав денег от доверчивых пенсионеров и людей среднего достатка, одни переходят на нелегальное положение, другие попадают за решетку, третьи... Об одном поучительном и логичном завершении мошеннического пути рассказывает эта история о владельцах дурно пахнущих денег, которая имеет особую остроту.

Фрагмент новой рукописи

документальных детективов

Н. ДОРОШЕНКО

(Пономаренко Н.)

Смерть с первого взгляда

ПОСЛЕДНИЙ "ШАНС"

Одно из ценнейших завоеваний перестройки - это гласность. Наконец-то и в России стали безбоязненно критиковать правительство и президента, публиковать самые смелые произведения. Цензуру напрочь смели. Но это обстоятельство настолько расслабило редакторов и издателей, что коммерческая выгода вымарала осторожность в отношении силы и опасности печатного слова.

Виктор Попов

ОШИБКА СЛЕДОВАТЕЛЯ

1

"Привет, Федя! Не писал тебе черт знает сколько времени - все некогда! Уборочная, годовой отчет... А вообще-то, честно говоря, я виноват - при любых обстоятельствах десяток слов черкнуть всегда можно. Но дело не в этом. У нас здесь происходит очень странное - я имею в виду убийство Речкина (не знаю, дошло ли до вас это дело). Здесь сейчас только о нем и говорят. Кажется все ясно: убил Дмитриев, больше некому. Экспертиза там, показания свидетелей, вообще все. Но вот я никак не хочу верить. Дмитриев не такой человек, чтобы пойти на преступление. К тому же все знают, что он Речкина чуть не за родного сына считал, человека из него сделал. И вдруг убивать. Здешние Шерлоки Холмсы, по-моему, что-то напутали. Если можешь, походатайствуй у себя, чтобы к нам кого-нибудь из края прислали, пусть на свежую голову разберется. Может, Дмитриев и виноват, тогда уж ничего не поделаешь, а если нет?..

Виктор ПРОНИН

НОЧНОЙ ПОЖАР

Девятого марта прошлого года в маленьком старинном городке Калужской области, на дальней его окраине уже в двенадцатом часу ночи заполыхал дом. Большой, добротный деревянный дом. Вокруг стояли такие же дома, поэтому выбежавшие соседи с опаской поглядывали на пожар. По их рассказам вначале огонь появился в окнах, загорелось внутри дома, потом пламя набрало силу, вырвалось наружу, охватило чердак и дела у него пошли куда быстрее. Оконные переплеты, деревянные перегородки, двери глухо похрустывали в огне, будто на чьих-то крепких зубах. А когда заполыхала крыша, послышалась настоящая пальба - раскаленный шифер стрелял оглушительно и часто. В сухих комнатах, в просторном чердаке, в сквозняковых коридорах огонь гудел басовито, уверенно, даже с какой-то деловитостью, словно был занят важной срочной работой.

Глеб РАЗДОЛЬНОВ

Шипи и квакай, и пищи на весёлую луну!

Анонс

Повествование начинается как классический криминальный боевик, далее милицейский детектив, потом фантастика и галимое "Фэнтази", политическая сатира, киберпанк и т.д. и т.п. Весь этот соус сюжетно скреплен единой темой расследования нескольких преступлений, а идейно-тематически - пародия. Пародия на общественно-социальную среду, которая есть сейчас и будет скоро, а так же на литературные жанры.

Оставить отзыв