Старый порядок и революция

Старый порядок и революция
Автор:
Перевод: Мария Михайловна Федорова
Жанры: История , Философия
ISBN: 5-91419-031-2

В 1789 году французы совершили деяние, на которое не решился никакой другой народ; тем самым они разделили надвое свою судьбу, создав пропасть между тем, чем они были до сих пор, и тем, чем они желают быть отныне. Имея перед собою эту цель, они предприняли всякого рода предосторожности, дабы ничего не перенести из прошлого в новые условия своей жизни. Они всячески понуждали себя жить иначе, чем жили их отцы. Они ничего не упустили из виду, чтобы обрести неузнаваемый облик…

Отрывок из произведения:

Публикуемая мною ныне книга — вовсе не история Революции. Моя книга — это исследование Революции.

В 1789 году французы совершили деяние, на которое не решился никакой другой народ; тем самым они разделили надвое свою судьбу, создав пропасть между тем, чем они были до сих пор, и тем, чем они желают быть отныне. Имея перед собою эту цель, они предприняли всякого рода предосторожности, дабы ничего не перенести из прошлого в новые условия своей жизни. Они всячески понуждали себя жить иначе, чем жили их отцы. Они ничего не упустили из виду, чтобы обрести неузнаваемый облик.

Другие книги автора Алексис де Токвиль

Токвиль Алексис де. Демократия в Америке / Пер. с франц.  В. П. Олейника, Е. П. Орловой, И. А. Малаховой, И. Э. Иванян, Б. Н. Ворожцова; Предисл. Гарольда Дж. Ласки; Комм. В. Т. Олейника. — М.: Прогресс, 1992. — 554 с., 16 с. илл.

Издание осуществлено при содействии Информационного агентства США (USIA)

Книга французского государственного деятеля, историка и литератора Алексиса де Токвиля (1805—1859) — выдающееся сочинение из большого числа тех, что написаны европейскими путешественниками об Америке. Она представляет собой весьма сложный сплав путевых заметок, исследования, документа, философского эссе и публицистики. Автор всесторонне анализирует объективные условия существования, государственно-политическое устройство и духовную жизнь Соединенных Штатов Америки, превращавшихся буквально на глазах поколения Токвиля из «окраины цивилизации», из полулегендарного Нового Света в реальный фактор европейской и мировой политики.

Alexis de Tocqueville.

ББК 63.3(7 США)

Ежемесячный журнал «Сверхновая американская фантастика» — русское издание американского ежемесячника «Magazine of Fantazy and Science Fiction». Выходит с июля 1994 г.

Тема номера АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ

Ежемесячный журнал «Сверхновая американская фантастика» — русское издание американского ежемесячника «Magazine of Fantazy and Science Fiction». Выходит с июля 1994 г.

Ежемесячный журнал «Сверхновая американская фантастика» — русское издание американского ежемесячника «Magazine of Fantazy and Science Fiction». Выходит с июля 1994 г.

Номер 8 КИТАЙ В ФАНТАСТИКЕ

Ежемесячный журнал «Сверхновая американская фантастика» — русское издание американского ежемесячника «Magazine of Fantazy and Science Fiction». Выходит с июля 1994 г.

Номер 13–14 МИФОЛОГИЯ И ЯЗЫЧЕСТВО

Многие, вероятно, могут припомнить, что греческий корень в слове «Космос» означает «прекрасное». Манящие дали космоса вечно будут оставаться неизмеримо прекрасными для человеческого духа. Это можно утверждать без боязни оказаться ложным пророком. Любые теперешние неувязки с космическими программами — лишь досадные задержки в бесповоротном движении к единению человека с мирозданием. А для фантастики, давно обживающей этот новый дом человечества, тут и вопроса никакого нет.

Ежемесячный журнал «Сверхновая американская фантастика» — русское издание американского ежемесячника «Magazine of Fantazy and Science Fiction». Выходит с июля 1994 года.

Популярные книги в жанре История

Романное слово и историческая рефлексия

В 1938 году в «Литературной газете» была опубликована короткая заметка Е.В.Тарле «Лев Толстой и миссия генерала Балашева»[1]. Раскрывая природу «одной фактической неточности» великой эпопеи, Тарле затронул важную тему современной исторической науки и шире — гуманитаристики в целом: тему взаимодействия исторической действительности и действительности художественно-повествовательной. Позиция, занятая советским исследователем по отношению к литературному тексту как к живому и самодостаточному отражению истории, выгодно отличалась от общей в научной и публицистической периодике 1930-х годов практики «партийного истолкования».

Профессор П.С. Иванов считает, что большевистско-марксистский геноцид украинской нации имеет немалую предысторию, которая начинается с марксистского учения о революционном переустройстве мира — учении насквозь пропитанном и полыхающем звериной злобой, призывами к насилию, ко всемирной кровавой бойне. Подлинную скрытную суть, цель марксизма откровенно, без малейшего стеснения продемонстрировала большевистская революция, затеянная ее вождями, соплеменниками, прилежными учениками Маркса исключительно ради захвата в свои руки вожделенной власти.

Захватив власть в великой, успешно развивавшейся, весьма зажиточной стране, большевики в один миг погрузили ее в пучину многолетней тотальной разрухи, нищеты, голодухи, неимоверных народных страданий, во мглу беспроглядного мрака, отчаяния. Они установили на десятилетия диктатуру воистину звериного режима массовых репрессий, беззакония, неслыханных по своему изуверству массовых пыток, казней. Этот режим натравил брата на брата, сына на отца, организовал братоубийственную гражданскую войну, три жутких голодомора, покрыл страну густой сетью концентрационных лагерей и пыточных застенков, превратил ее в сплошную всенародную тюрьму, залил кровью. Он уничтожил народную культуру, традиции, дал свободу, волю самым низменным инстинктам, страстям, на глазах потрясенного мира надругался над верой, культовыми храмами всех вероисповеданий, тысячи и тысячи церквей, мечетей, синагог, соборов, монастырей превратил в склады, конюшни, тюрьмы, а 60 из 80 тысяч наличных в то время — в руины. Он проклял, распял самого Бога, а богами назначил своих вождей-головорезов. И сегодня, сто лет спустя, развалины изумительных своей былой красой творений рук человеческих, бесценных исторических культовых памятников по всей стране свидетельствуют, вопиют о чудовищной звериной природе, сущности того гнусного учения, той революции, насажденного ею политического режима.

Начиная с первых марксистских кружков, небольших марксистских организаций и кончая созданием большевистской партии, захватом власти и установлением диктаторского режима, самой характерной их особенностью являлось то, что во главе этих кружков, организаций, партии, революции, режима всегда стояли исключительно или в подавляющем большинстве соплеменники Маркса.

Использовав в 20-е годы в войне с крестьянством, своим народом новое оружие — голод, голодомор, испытав, оценив по достоинству его высокую эффективность, большевики взяли его на постоянное вооружение и применили еще дважды — в 1932–1933 гг. и 1946–1947 гг., значительно усовершенствовали, довели до «кондиции», о которой мечтал Лейба Троцкий, — когда «матери едят своих детей».

Они применяли это любимое свое оружие выборочно — прежде всего в самых зажиточных, богатых хлебом регионах, где сплошная коллективизация напоролась на упорное, отчаянное сопротивление крестьян. Среди них первенствовали Украина и заселенные преимущественно работящими, добросовестными, умелыми украинцами Кубань, Поволжье, некоторые районы Сибири.

К моменту развала «империи зла» СССР сионизм давно уже захватил власть в другой «империи зла» — в США. Причем захватил без всяких большевистских революций, марксистской идеологии и т. п., а путем концентрации в своих руках финансового, экономического могущества, а значит, и реальной власти, создания влиятельного сионистского лобби во всех ветвях, учреждениях этой власти. Подобным же образом он пробрался к власти во множестве других стран мира, включая и великие державы, а также в руководящие органы международных организаций.

Ситуации с засильем сионизма в России и в Украине очень схожи. Существенная разница, пожалуй, только в том, что если в российском Парламенте сионисты еще не в большинстве, то в Украине уже нет украинского, а есть враждебный ей сионистский Парламент.

По благословению Высокопреосвященнейшего Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси Филарета

В своей работе известный деятель русского зарубежья, церков­ный историк протоиерей Константин Зноско исследует историческую обстановку, которая привела к заключению Брестской церковной унии в 1596 году, а также последствия принятия униатства для народов Беларуси, Украины и России. Используя обширный документальный материал, автор ярко показывает сложность судьбы православия в это время.

Рассчитана на широкий круг читателей.

Серия статей «Кто спёр мой СССР?», которые многими воспринимаются как цельное произведение, дополнительное к «Люденам, или Великая Октябрьская Социалистическая Контрреволюция».

В книге журналиста-международника Ф. Сергеева разоблачается преступная деятельность ЦРУ США как одного из важных орудий экспансионистской политики американского империализма, его борьбы на международной арене против СССР, других социалистических государств и национально-освободительного движения. Автор показывает, как при прямом участии ЦРУ осуществлялись заговоры, провокации, террористические акции против Кубы, Чили, Гватемалы и ряда других стран.

Книга представляет интерес для широкого круга читателей.

Аннотация издательства: В книге рассказывается о похищении германского дипломатического кода, с помощью которого английская контрразведка сумела расшифровать пресловутые телеграммы германского правительства, подготовлявшего нападение на США в мировую войну 1914–1918 годов, и о деятельности одного из французских агентов секретной службы. Книга знакомит с коварными приемами и методами работы контрразведок капиталистических стран и в этом отношении представляет определенный интерес для советского читателя.

Эта книга — рассказ о героях 1825 года, доживших до 1860-х годов, до нового взрыва общественной борьбы, рассказ о людях, проявивших верность революционным идеалам, глубокий патриотизм, активность, непримиримость.

Несколько биографических очерков посвящены отдельным представителям декабристского движения, претерпевшим одиночное заключение, каторгу, многолетнюю ссылку и сохранившим красоту духа и чистоту помыслов.

Один из очерков повествует о женщинах, жизнь которых освещена сочувствием узникам Сибири и самопожертвованием ради них.

Тема последнего очерка: декабристы и русская литература.

Книга построена на разнообразных архивных материалах из личных декабристских фондов. Многие из них публикуются впервые.

Автор книги уже более 10 лет ведет архивные изыскания, связанные с Веткой Северной экспедицией 1733–1743 гг. За это время им опубликован ряд статей и материалов, глубоко и серьезно освещающих эту волнующую страницу истории русских исследований в Арктике и русского флота. Книга посвящена подвигу одного из отрядов Великой Северной экспедиции, исследовавшего полуостров Таймыр. Впервые так полно рассказывается о руководителях отряда — В. Прончнщеве, С. Челюскине, X. Лаптеве. Основываясь на многочисленных документах, автор повествует о том, как были обследованы и нанесены на карту тысячи километров Таймырского побережья.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Банные традиции России и других стран своими корнями уходят далеко в прошлое. С давних пор люди с большим удовольствием ходят в баню и верят в ее лечебное действие. И какой русский человек не любит попарится в баньке? А вот о том, как это правильно и с большей пользой для здоровья сделать мы и расскажем в этой книге, не исключая различных способов и рецептов, приготовленных на основе такого лечебного растения, как золотой ус, для сохранения Вашего здоровья, молодости и красоты.

Всё ещё ждёте милостей от чинуш-бюрократов, гонитесь за докторскими степенями и профессорскими званиями и до сих пор считаете физику сложной наукой? Да кому это надо! Бросьте! Лучше айда к нам в Башню из слоновой кости - прибежище самоучек-интеллектуалов (и интеллектуалок, заметьте!), физический ашрам свободы, высоких технологий и «Фискаса»! «О сколько вам открытий чудных...» готовится здесь — не сосчитать! К чёрту кафедры, даёшь высокоинтеллектуальное «Лего» !

Расширенная редакция 1994 года.

Осознав сквозь сон, что уже утро, Жильбер открыл глаза. Он знал, что он в своей квартире в Клиши, и все же не удержался, чтобы не сунуть руку под подушку. О местоположении квартир, которые он время от времени менял, чтобы замести следы, не мог знать никто, кроме своих, так что движение руки было совершенно лишним — и все же, нащупав под подушкой рукоятку пистолета, он вздохнул с облегчением. Ничто так не успокаивает, как собственный, проверенный и знакомый до последнего винтика люгер.