Старый город

Старый город

- Скажите…

- Нет, Паша, мы же договорились общаться на "ты". Не такая я уж старуха!

Да, старухой Приму назвать было сложно - стройной фигурке позавидовали бы многие молодые девчонки, глаза горели юным задором. И при всем этом Прима старше моей матери - это она сама сказала. Не мне, маме. Я окинул взглядом зал ожидания - матушка пристроилась к компании скучающих туристов, таращившихся в громадный экран на стене и увлеченно обсуждала героиню какого-то сериала с миловидной блондинкой бальзаковского возраста. Все правильно - песни Примы ей никогда не нравились. Мне, впрочем, тоже.

Другие книги автора Сергей Валерьевич Уткин

За окном кафе тихо хлюпал дождем сентябрьский вечер. Я медленно водил ложечкой в металлической чашке с полурастаявшим мороженым и задумчиво глядел, как загораются огни в окнах дома напротив. Наверное, зря я отказался пойти с Андрюшкой к нему домой – сидели бы сейчас за столом, праздновали наш день рождения…

За спиной скрипнула дверь, тут же из-за стойки подала голос кассирша:

– Мужчина, мы скоро закрываемся!

– А вы разве не до восьми работаете?

Осень 1942-го года. Гитлеровские войска завязли под Москвой и Ленинградом, впереди еще одна русская зима. В кабинете рейхсминистра Альберта Шпеера раздается телефонный звонок. Некий русский предлагает немецким войскам оружие, которому нет равных. Фамилия русского авантюриста Гарин. Петр Гарин.

- Михалыч! Михалыч, открывай! Уснул ты там, что ли?! - невысокий мальчишка лет двенадцати сердито сплюнул на землю и в очередной раз пнул обшарпанную железную дверь с надписью "Котельная". Грохот удара разнесся по загаженному двору-колодцу старого дома, но никого этот шум не потревожил: уже несколько лет дом был расселен для капитального ремонта. Уцелевшие стекла окон дома уныло отражали серый сентябрьский вечер и мальчишку, разъяренно барабанящего в дверь. На фоне облезлых стен был особенно заметен аккуратный серый костюмчик мальчишки, модный свитер под пиджаком и новенькие красные резиновые сапожки. Впрочем, правый сапожок уже утратил первоначальный блеск от многократных столкновений с ржавым железом двери.

Во, иностранцы опять открытие очередное учудили. Шухер на весь мир, премию Нобелевскую отхватят, небось… А я тебе так скажу: супротив нашего мужика ихние ученые – тьфу! Не веришь? Зря!

Ты помнишь, в прошлом годе я с бригадой хлопцев по шабашкам мотался? Щаз же дачи с коттеджами повсюду строят, все норовят как в Америке – чтоб за городом свой домик стоял. Да не просто халупа какая-нибудь, с удобствами во дворе! А штоб усё как у людей – санузел там, ванная с душем и вода горячая обязательно. Тут мы с мужиками и подсуетились. В бесплатную газетенку объявление кинули, сами по соседям слух пустили. Так, мол, и так: бригада опытных работяг поставит всю сантехнику, электрику, все подключит.

Давно подмечено – чем меньше чин, тем больше значимости он старается придать своей персоне. Вот и сейчас надутый от важности салага-курсант придирчиво изучал мои документы. Не удовлетворившись стандартной процедурой скан-теста, доблестный страж КПП битый час сравнивал вшитую в чип удостоверения картинку с оригиналом. Смысла в этом не было никакого, ну да чем бы дитя не тешилось… По опыту знаю, что возмущаться и требовать побыстрее закончить процедуру верный способ застрять на неопределенный срок. А можно и вообще не пройти, учитывая специфику объекта…

Каждый понедельник в конторе начинается одинаково – в девять утра общее собрание отдела продаж. Разбор проектов, хвала наиболее везучих, публичная порка неудачников… Порка в переносном смысле, конечно. Хотя стоять перед всем отделом и слушать упреки в свой адрес тоже удовольствием назвать сложно. Сегодня аккурат понедельник, уже отхвалили везунчиков и шеф делает многозначительную паузу. Возможно, что от этой паузы он ловит кайф, как садист, мучающий жертву – дескать, вы ждете публичного позора, а я вам это ожидание растяну, помучайтесь, нерадивые…

"Жизнь – неизлечимое заболевание,

 передающееся исключительно половым путем,

 с неизбежным летальным исходом"

Честно говоря, мне и в голову не приходило, что может получиться такая книга. Много лет назад, в своем блоге в Живом Журнале, я записал первую байку "Беломор". Потом еще. За ними подтянулись другие... Когда количество рассказов перевалило второй десяток, пришла мысль собрать записи в один файл.

Громадный, каких раньше здесь и не видывали, автобус неторопливо проехал вдоль главной улицы посёлка и, фыркнув, остановился возле здания поселковой администрации. Поурчал ещё немного мотором и затих. Окна автобуса были закрашены чёрным, а по бокам яркими, праздничными красками было выведено «КИНОТЕАТР».

Из ближайших домов стали подходить люди, собралась небольшая толпа, разглядывающая диковинную машину. Дверь возле кабины автобуса открылась.

Популярные книги в жанре Киберпанк

Город, уснувший на пороге атомной войны, темный и страшный сон, от я. Мир, где “хороших” не было и нет — только “плохие” и “очень плохие”. История, берущая свое начало в топком болоте порнографии и наркоторговли, и разливающаяся по страницам кровавым половодьем экстремизма и массовых убийств. Безнадежная борьба нескольких против всех: когда некуда бежать, а каждый твой шаг становится предметом пристального наблюдения. Это рассказ о группе мятежных ЭмПи — выпускников специализированных школ, готовящих уникальные кадры для полиции и спецслужб. История подростков, ставших бойцами запрещенной организации “Экотерра” — темная и прекрасная, веселая и в то же время пугающе злая…

Границы размываются. Сказать точно, когда это началось — значит грешить против истины, у каждого, кто смотрит по сторонам и размышляет над происходящим, будет своя точка, вокруг которой вращается мир.

Границы между государствами еще сохраняют свою силу в виде шлагбаумов и таможенников, стопорящих грузы из материальных ценностей, но современные коммуникации прорезали колючую проволоку, и общение между людьми по разные стороны не имеет практически никаких ограничений. Информация больше не предмет таможенного досмотра.

Скотина был огромным. У него было три руки, и на затылке был еще один глаз, который не позволял атаковать сзади. Он был в себе уверен, наверное, чтобы купить лишнюю руку и этот тыльный глаз, заплатил огромные деньги. Тысячи полторы, а может, больше. В общем, он был явно богатеньким, значит не из России, и рычал-то не по-русски.

Впятером они шли на задание, по траве, которая шуршала вокруг сапог, иногда смачивая их светлой росой, но Шурак на это не реагировал, и зря. Его убили первым.

Близкая к киберпанку повесть, изданная в 1991-м.

Охота на вирусов требует оснащения гораздо более изощренного, нежели ружья, патроны и ягдташи. Объемистый кейс с набором дискет и оптических дисков, мощная «персоналка», модем для подключения к ближайшей компьютерной сети с любого телефонного аппарата, радиотелефон для оперативнойсвязи… Но самое главное оружие охотника его опыт. Знание повадок, образа жизни, способов маскировки и охоты страшных хищных зверей, время от времени нападающих на мирно пасущиеся стада компьютеров — этого не заменишь никакой, самой сложной и универсальной программой. В стране готовится запуск гиперсети. А тут что-то подозрительное творится в одной локальной сети небольшого городка. Вдруг преступники оттачивают оружие для гиперсети? Инспектор Управления выходит на след…

Кроме того, в 2002 вышел роман «Укус технокрысы» по мотивам этой повести.

Последний Изгой и Спамелла — напарники в виртуальной игре, которую им обязательно надо пройти до конца, чтобы выиграть главный приз. Но оказывается, что каждый из них преследует свои цели, причем прямо противоположные...

2117 год. Будущее еще не наступило — оно даже не начато. И эта история — история двух братьев, двух искусственных людей — способна лишь послужить прелюдией к началу этого будущего.

Будущее одного из альтернативных миров, близких к нашему. Здесь есть киберпространство и почти нет преступности. Залог тому — обязательная периодическая процедура контроля памяти.

Застрявший в этом мире маг Исмаил, пользуясь своими знаниями и способностями, мог безнаказанно «заимствовать» деньги из банка, пока в его судьбу не вмешались случайность и умный и добросовестный КОП (контроллёр памяти) Флин.

Поединок начат.

fantlab.ru © be_nt_all

Сингулярность. Эпоха постгуманизма. Искусственный интеллект превысил возможности человеческого разума. Люди фактически обрели бессмертие, но одновременно биотехнологический прогресс поставил их на грань вымирания. Наноботы копируют себя и развиваются по собственной воле, а контакт с внеземной жизнью неизбежен. Само понятие личности теперь получает совершенно новое значение. В таком мире пытаются выжить разные поколения одного семейного клана. Его основатель когда-то натолкнулся на странный сигнал из далекого космоса и тем самым перевернул всю историю Земли. Его потомки пытаются остановить уничтожение человеческой цивилизации. Ведь что-то разрушает планеты Солнечной системы. Сущность, которая находится за пределами нашего разума и не видит смысла в существовании биологической жизни, какую бы форму та ни приняла.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С помощью этой книги вы сможете освоить основы ремонта всех видов часовых механизмов. Легкий стиль подачи материала и понятные иллюстрации помогут начинающим, а книга в целом дополнит познания мастера.

Россия никогда не имела демократической традиции и поэтому не может существовать без «сильной руки». Вся ее история: от князя Святослава до Суворова и Жукова, от щита над вратами Царьграда до казаков в Париже, советских танков в Вене и ракет на Кубе — это история непрекращающейся военной экспансии военно-бюрократического государства.

Сожжены и вырезаны Новгород и Казань, украден у татар Крым, разделена и обезглавлена Польша, закабалены свободолюбивые народы Кавказа, царскими колониальными войсками покорены независимые ханства Средней Азии. Везде Империя насаждала свои порядки, свою единственно верную «православную» веру, свой чиновничий аппарат. Так крошечная мононациональная Московия превратилась в гигантскую «тюрьму народов» почти в 1/6 суши.

При этом отсутствие европейской культуры быта породило в крестьянской стране ту ужасающую антисанитарию, неряшливость и вековую грязь, избавиться от которой Россия не в состоянии по сей день…

Так вот, все вышесказанное, по мнению автора, — ложь. В этой книге, второй в серии «Мифов о России», он доказывает совершенно обратное.

Читайте. Думайте. Спорьте.

Во времена молодости Иккинга Кровожадного Карасика III на свете водились драконы. Драконы были разные. Одни, большие и мрачные, парили в небесах, как огромные грозные птицы, и строили гнезда на вершинах утесов. Другие, мелкие и проворные, сновали дружными стайками и ловили крыс и мышей. Несусветно громадные Морские Драконы были в двадцать раз крупнее Большого Синего Кита и убивали просто ради потехи. Вам придется поверить автору на слово, потому что драконы быстро исчезают и вскоре могут попасть в Красную книгу. Для того, чтобы эти удивительные существа не были забыты, Иккинг Кровожадный Карасик III и написал эту правдивую повесть о своем детстве. Он был не из тех мальчишек, кто может выдрессировать дракона одним мановением пальца. И для Геройских Дел он не был рожден. Для этого ему пришлось потрудиться. Это рассказ о том, как Нелегко Стать Героем.

Графика Елены Блинковой.

Во многих средневековых ересях фигура Марии Магдалины по своему масштабу затмевает апостолов и становится вровень с Иисусом Христом. Возможно ли, что первоначально она играла значительно более важную роль в создании и распространении христианскою учения, нежели это представлено в Библии?

Сопоставление канонических библейских текстов с апокрифическими Евангелиями способно дать самые поразительные результаты. Демонстрируя, каким образом из вошедших в Новый Завет текстов изымались описания значительных событий, каким образом фальсифицировались и подменялись другими действующие лица и важные элементы религиозного учения, Линн Пикнетт убедительно доказывает: многие постулаты христианства были неверно поняты либо намеренно извращены поколениями последователей, толкователей и философов. Незаслуженно оболганная и ушедшая в тень мужских персонажей Писания, Мария Магдалина становится центральным образом в этом исследовании. Изучение необычных взаимоотношений трех культовых фигур Нового Завета — Иисуса Христа, Марии Магдалины и Иоанна Крестителя — приводит автора книги к сенсационным выводам, способным бросить вызов христианским догмам и ортодоксальным ценностям.