Старый этюд

Марк Григорьевич ГОРДЕЕВ

СТАРЫЙ ЭТЮД

Рассказ

Глеб Горин поднялся на крыльцо, снял варежки и шапку, стряхнул снег. Потопал, потер рукой нос. Подумал: "Вторая половина марта, по календарю весна. А зима и не думает сдаваться. Пуржит... бр-р-р... неуютно как..."

В пустом кабинете Горин скинул пальто и шапку, прижал красные ладони к печке. Круглая черная печка еще топилась. В дырочках дверцы весело плясали оранжевые огоньки пламени. Хорошо! Отогрев руки, он повесил пальто и шапку, достал из шкафа шахматы, сел, протянул ноги к огню. Расставил фигуры, начал разбирать партию, напечатанную в шахматном журнале. Задумался. Не слыхал, как отворилась дверь кабинета, не заметил появившегося на пороге человека, не поднял головы.

Другие книги автора Марк Гордеев

В школе пропала шапка. Лежала на подоконнике в учительской и исчезла. Пострадавшая — молодая учительница — позвонила в милицию.

Кражи, независимо от размеров, хотя и составляют «будни милиции», нередко оказываются более трудным орешком, чем иные убийства. Ведь они всегда совершаются тайно. Вор надеется на свою ловкость, хитрость, опыт, неуловимость…

Направляясь в школу, оперативный уполномоченный уголовного розыска Глеб Горин настраивался на трудный поиск. Он шагал по засыпанной февральским снегом улице, нахлобучив до самых глаз меховую черную шапку с козырьком. Ветер швырял в лицо хлопья колючего снега и заставлял время от времени поворачиваться спиной и переводить дух. В один из таких моментов Глеб столкнулся с какой-то девушкой. Лицо ее было закрыто воротником почти до глаз. Глеб извинился и пошел быстрее.

Популярные книги в жанре Детективы: прочее

Просыпаться не хотелось. Но и опять уснуть тоже не удавалось, хоть он и старался, угадывая в тяжком, болезненном полусне, что окончательное пробуждение не сулит ничего хорошего. А и без того тошнехонько, во всем теле разбитость, каждая жилка ноет, к горлу подступает тошнота. Где же это вчера перебрал? Какой сегодня день? Идти на работу или выходной? Хоть бы выходной, никаких сил нет. Утро сейчас или вечер? Может, вечер, тогда еще ничего, до завтра полегчает. Кто это кашляет, хрипит рядом? Странно…

"Я сплю", – подумала Нора и была права, хотя это не имело значения.

Сон был совсем как явь, даже на лезвии ножа в руке долговязого майяского жреца играли блики. Жрец стоял лицом к Норе в тесной каморке, расположенной, насколько ей было известно, у основания храмовой пирамиды. Она не отводила глаз от каменного ножа, но почему-то одновременно отмечала точность всех деталей костюма жреца и убранства кельи – крошечного помещения с каменными стенами и кровлей из душистого сухого тростника. На мантии жреца колыхались стилизованные изображения колибри и канюков.

Боль. Нестерпимая боль. Такое уже было однажды, когда он тонул. Солнце в глаза и бесконечное море. Тоща боль была в мыслях, потому что ему показалось, что всё, это конец, конец всему. Сейчас снова солнце в глаза, но нет моря, а боль охватила всё тело, голову, руки. И мысли. И снова, как тогда, хотелось закрыть глаза и проснуться. Закричать:

«Нет! Это всё не со мной! Я же сплю! Сейчас проснусь и ничего этого не будет! Нет, я не хочу!

– Оборотни в милицейских погонах, – Роман зацепился за заголовок небольшой газетной заметки и склонился над текстом.

– Что там? – не отрывая глаз от монитора компьютера, полюбопытствовал сидящий за своим столом Алексей Демидов, – за взятку кого-то прихватили?

– Круче… Цитирую. «На днях сотрудниками УСБ пресечена деятельность преступной группы, состоявшей из сотрудников отдела вневедомственной охраны, которая на протяжении двух лет совершала кражи с охраняемых объектов. Кроме того, милиционерам предъявлены обвинения в разбойных нападениях на дачные участки и городские квартиры. Все члены группы арестованы, ведется следствие. К сожалению, это далеко не первый случай, когда те, кто по долгу службы обязаны нас охранять, сами становятся на преступный путь…» – А зачем разбойно нападать на дачные участки?

Холодный металл перекладины больно обжёг ладони. Хрустнули давно не тревожимые физическими излишествами суставы. Натянулись связки.

– Ну, давай, мужик, покажи уровень.

Дима попытался оттолкнуться ногами, совсем позабыв, что опора отсутствует.

– Да ты не ногами дёргай, окорок. Это тебе не дискотека.

Дима сжал зубы, изогнулся и, выдохнув, медленно подтянулся.

– Раз, – бесстрастно сосчитал инструктор.

«Два» не получилось. На «раз с половиной» силы закончились, и почему-то захотелось курить. Дима повис, как селёдка на жёрдочке.

«Перешагиваете ли вы через трещины на асфальте?»

Перешагиваю ли я через трещины на асфальте? Хо! Ничего вопросик. Через лужи, кажется, точно перешагиваю. Чего ноги-то мочить? А трещины?… Вопрос со вкусом. Да тут все со вкусом – один вкуснее другого. Вот следующий – просто пальчики оближешь: «Страдаете ли вы галлюцинациями?» Ну, разумеется, страдаю. Каждый день черти мерещатся. Как приду домой, так из всех углов и лезут, маленькие и рогатые. Но этого, кроме меня, ест-с-с-но, никто не узнает. А я напишу, что не страдаю. И никто здесь в зале не страдает. Вернее, не напишет, что страдает. И правильно. Зачем? Могут задро-бить. Или еще хуже – сразу на лечение отправить. Потому что мы тут не кроссворды решаем, а проходим тест на психическую нормальность. Доказываем на деле, что все мы – люди абсолютно нормальные, здоровые, трезвые и годные к употреблению Министерством внутренних дел.

В романе «Книга мертвого гения» Огастас Мальтрейверс раскрывает тайну убийства британского землевладельца, в чем ему немалую помощь оказывает обнаруженная в сейфе покойника неопубликованная рукопись из серии романов о Шерлоке Холмсе.

Кража редкой Библии XVI века, исчезновение лондонской актрисы, отсеченная человеческая рука, приколоченная к входной двери дома каноника, — во всем этом предстоит разобраться профессиональному драматургу, детективу-любителю Огастасу Мальтрейверсу. «Милосердие Латимера» — превосходный дебют писателя.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Гордеев Руслан

- БЕЛЫЕ МЫСЛИ...

/by Rulix & Johnny

? В ДЕТСТВЕ Я ЧАСТО ДУМАЛ О ТОМ, ЧТО КОГДА-HИБУДЬ ЖИЗHЬ ПОВЕРHЕТ МЕHЯ К СЕБЕ ЛИЦОМ И СКАЖЕТ: "ЗДРАВСТВУЙ - ЭТО Я, ТВОЙ КОШМАРHЫЙ СОH." ? МHЕ ПЛОХО БЕЗ ТЕБЯ. И ОТ ЭТОГО МHЕ СТАHОВИТСЯ ЕЩЕ ХУЖЕ. ? В МЫСЛЕHHЫХ ПРОЦЕССАХ СВОЕГО РАЗУМА Я УЧАСТИЯ HЕ ПРИHИМАЮ. А ПОЧЕМУ? МHЕ КАЖЕТСЯ, ТАК БЫТЬ HЕ ДОЛЖHО. ? КОГДА МHЕ БУДЕТ ВОСЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ, Я УЖЕ HЕ БУДУ ДУМАТЬ О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ СТАРОСТЬ. ? И ЕСЛИ ЖИТЬ ДАHО ЛИШЬ РАЗ, ТО Я ХОЧУ, ЧТОБ ЖИЗHЬЮ СТАЛО ВРЕМЯ... ? КРЕПОСТЬ БЫТИЯ - HИЧТО В РАЗРЕЗЕ МОЕЙ ДУШИ. ? ОH СТАЛ ЗHАМЕHИТ, HО ОH ВСЁ ТАК ЖЕ, КАК И РАHЬШЕ, УГОЩАЕТ ПИВОМ И ПРЕДЛАГАЕТ СИГАРЕТЫ. ? МHЕ ПЛЕВАТЬ, КАК МОЕ ТЕЛО БУДЕТ ВЫГЛЯДЕТЬ ПОСЛЕ СМЕРТИ: ГЛАВHОЕ, ЧТОБЫ Я БЫЛ МЕРТВ. ? ОСЕHЬ - РЯДОМ СО МHОЙ БЕГУТ ЖЕЛТЫЕ МЫШИ. ЕЩЕ ПАРА ШАГОВ, И ОКАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ЭТО ПРОСТО ВЕТЕР ИГРАЕТ ЛИСТВОЙ - В МОИХ ГЛАЗАХ HОЧЬ. ? ДА, ВОТ ЭТО МHЕ HРАВИТСЯ - ЭТО HИШТЯК, ЭТО СТЕБ, А HЕ СМЕРТЬ - УМЕРЕТЬ ПОД ПРЕКРАСHУЮ МЕЛОДИЮ. ? ВЛЮБЛЕHHЫЙ ПАРЕHЬ, ВЛЮБЛЕHHАЯ ДЕВУШКА. И ВСЁ, ЧТО У HИХ ЕСТЬ - ЭТО ВЕЛИКАЯ ТАЙHА И ПУСТЫHHОЕ ШОССЕ. ? КОГДА ТЫ ОТКРОЕШЬ ГЛАЗА, ТЫ УВИДИШЬ МИР В РОЗОВОЙ ДЫМКЕ. КОГДА ТВОЙ РАЗУМ СТАHЕТ ГЛАДКИМ, ТВОЙ АHГЕЛ ПРИМЕТ СМЕРТЕЛЬHУЮ ДОЗУ. КОГДА ТВОЙ АHГЕЛ УМРЕТ, ТЫ ПРИМЕШЬ БЕСЦВЕТHЫЕ ФОРМЫ. КОГДА ТЫ УВИДИШЬ В ЗЕРКАЛЕ СОБСТВЕHHЫЙ ВЗГЛЯД, ТЫ ПЛЮHЕШЬ В СВОЕ ОТРАЖЕHИЕ. ? Я РАССКАЖУ ТЕБЕ О ДУШАХ, УМИРАЮЩИХ ЗА ВСЕЛЕHHУЮ И О ЛЮДЯХ, ГИБHУЩИХ ПОД HАПОРОМ ЦИВИЛИЗАЦИИ. ХОТЯ, ЭТО ВРЯД ЛИ ПОМОЖЕТ ТЕБЕ СПАСТИ СВОЮ СОБСТВЕHHУЮ ШКУРУ. А Я HАБЛЮДАЮ И Я ВИЖУ... Я ПЫТАЮСЬ УМЕРЕТЬ ЗА ВСЕЛЕHHУЮ И Я HЕ ЖДУ, КОГДА ЦИВИЛИЗАЦИЯ УБЬЕТ МЕHЯ ТИХО И HЕЗАМЕТHО. А ЧТО РАССКАЖЕШЬ ТЫ? ? МУЗЫКАHТЫ HАСТРАИВАЮТ ИHСТРУМЕHТЫ. ВХОДИТ HЕЗHАКОМЕЦ И ПРЕДЛАГАЕТ МАРИХУАHУ. HИ КТО HЕ ОТКАЗЫВАЕТСЯ. СПУСТЯ ДВАДЦАТЬ МИHУТ ГИТАРИСТ СПРАШИ ВАЕТ HЕЗHАКОМЦА, КАКОЙ БЛЮЗ ОH ХОТЕЛ БЫ УСЛЫШАТЬ: "Я СОБИРАЮСЬ ПОКИHУТЬ ТЕБЯ, ДЕТКА" ИЛИ "С ТЕХ ПОР, КАК Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ"? HЕЗHАКОМЕЦ ВЫПУСКАЕТ КЛУБЫ ДУРМАHЯЩЕГО ДЫМА И ПРОСИТ СЫГРАТЬ "С ТЕХ ПОР, КАК Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ". РАЗ, ДВА... РАЗ, ДВА, ТРИ, ЧЕТЫРЕ... БРЫHЬ. ? ЧТО ТЫ МОЖЕШЬ СКАЗАТЬ? HИЧЕГО. ТЫ СЛИШКОМ ДАЛЕКА ОТ ТОЙ ПРОПАСТИ, К КРАЮ КОТОРОЙ Я ПРИБЛИЖАЮСЬ ВСЁ БЛИЖЕ И БЛИЖЕ С КАЖДОЙ ЗАТЯЖКОЙ, С КАЖДЫМ ГЛОТКОМ ОБЖИГАЮЩЕГО КАЙФА. И ВСЕ ЧАЩЕ МHЕ СМОТРЯТ ВСЛЕД... У ТЕБЯ ЕСТЬ ВОЗРА ЖЕHИЯ? ОHИ HЕ В СЧЕТ. ТЫ СЛИШКОМ ДАЛЕ КА ОТ ТОГО, ЧТО ПРОИСХОДИТ HА САМОМ ДЕЛЕ. ПОДБЕРИ МЕHЯ, ЕСЛИ СО МHОЙ ЧТО-HИБУДЬ СЛУЧИТСЯ В ПУТИ. ЕСЛИ СМОЖЕШЬ... ? Я ЗHАЮ, ЧТО ВСЕ МОЖЕТ БЫТЬ HАМHОГО ЛУЧШЕ. ДАЖЕ ЛУЧШЕ, ЧЕМ БЫЛО ВЧЕРА. СHОВА ПРОСHУВШИСЬ С МЫСЛЬЮ О ТЕБЕ, Я БУДУ ВЫHУЖДЕH ЗАБЫТЬ О ЖИЗHИ. ? ЖИЗHЬ HАСТОЛЬКО СЛОЖHА, ЧТО КАЖЕТСЯ ДО БЕЗОБРАЗИЯ ПРОСТОЙ ШТУКОЙ. ? КОГДА-ТО ОДИH ИЗ ПРОРОКОВ СКАЗАЛ БОГУ: "Я БУДУ ЕДИH С ТЕМИ, КТО БУДЕТ ПРОТИВ ЕДИHСТВА В ПОКЛОHЕHИИ БОГУ ЕДИHЕHИЯ". ? Я ХОТЕЛ БЫ БЫТЬ ТАКИМ ЖЕ БЕСПРОСВЕТHО ТУПЫМ, КАК МОЯ ЖИЗHЬ, ЧТОБЫ ОHА ТАКОВОЙ HЕ КАЗАЛАСЬ. ? ЛЮБОВЬ - ЭТО СИМБИОЗ HЕHАВИСТИ И ФАHАТИЗМА, ГРАHИЧАЩИХ С ПАРАHОЙЕЙ. HАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАHЕHHАЯ РАЗHОВИДHОСТЬ ПРИРОДHОГО КАЙФА. ? Я ДУМАЮ, ЧТО ЛУЧШИМ В МОЕЙ ЖИЗHИ БУДЕТ ДЕHЬ, КОГДА Я HЕ СМОГУ ПОЙМАТЬ СЕБЯ HА МЫСЛИ, ЧТО Я ХОЧУ ДУМАТЬ, HО У МЕHЯ HЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. ? Я БЫЛ HА ТВОИХ ПОХОРОHАХ. ЗHАЕШЬ, ДОВОЛЬHО ЗАБАВHОЕ ЗРЕЛИЩЕ. ? КАЖДЫЙ РАЗ, КОГДА Я СМОТРЮ В ЗЕРКАЛО, ВЗДРАГИВАЮ: БОЮСЬ УВИДЕТЬ HЕ СВОЕ ОТРАЖЕHИЕ. -----------------------------------------------------------------------------

Гордеев Руслан

- ДHЕВHИК ДИЛЕТАHТА

Запись 1.

Бездарность - основа самоуспеха. Мыслишка, да? Я вчера сошел с ума наверное, стоило бы сначала подумать, прежде чем совершать подобный поступок. Все в моей жизни убого - я сам и мои мысли - поэтому и начал вести дневник помощник в деле самосознания. - Здравствуй я! - Привет! - Как поживаешь? - Хреново...

Вот так и протекает бытие простого сумасшедшего - хреново. А когда-то было хорошо... Ладно, одна инъекция - и все снова хорошо, как никогда. Ха!

Гордеев Руслан

- ОHИ

Безумие рождается судьбой,

Hадежда - верой в смысл жизни...

...Что-то было в тот вечер не так. Смурное небо, нависнув над небольшим Городом, словно обещало что-то... Темная, блеклая луна, выразительно смотрела тоскливым взглядом в Ее душу. А Она тихо стояла, прижав руки к груди и смотрела на дорогу, широк ой лентой уходящую вдаль. Одной Ей было понятно, что для ее значит этот день... Вдруг Она, резко встряхнув головой, открыла дверцу своей машины и, в последний раз посмотрев в сторону неба, рванула с места, подняв огромные клубы пыли, взлетевшие позади Ее машины словно шлейф. Она уверенно вела машину вперед, в этот мрачный ма ленький Город. "Hу что ж, мой милый друг, вот день ушел, да будет ясен он, и пусть не ищет мрак моей любви в сумбурных чувствах дум, сверкающих в моих глазах, лишь страх и предстоящее сражение в моем истерзанном годами сердце... А я... Что я? Что я?!!... " - мысли проносились в ее голове одна за одной, и, неожиданно для Hее самой слезы медленно, но уверенно потекли из глаз, потекли беззвучно. Табличка подсказала Ей, что через две мили Она въедет в Город. Сбросив скорость, женщина начала рукой вытирать слезы с лица: Он не должен понять, что она настолько ослабла душой...

Константин Алексеевич ГОРДИЕНКО

Трилогия "БУЙМИР" - 3

Буймир

Роман

Перевод М. Демидовой

Известный украинский прозаик Константин Алексеевич Гордиенко представитель старшего поколения писателей, один из основоположников украинской советской литературы. Основная тема его произведений - жизнь украинского села. Его романы и повести пользуются у советских читателей широкой популярностью. Они неоднократно издавались на родном языке, переводились на русский и другие языки народов СССР.