Старушка-богатырша

В давние времена жила в одной деревне добрая старушка. На вид — ни дать ни взять тростинка, но сила в ней была богатырская. И вот чудеса: годы шли, а силы у нее не убывало.

Жила она одна-одинешенька и все по дому сама делала: день-деньской на рисовом поле работала, а по утрам в горы ходила — пни старые для топки корчевала.

Вот как-то раз по осени отправилась старушка в лес, только за пень могучий ухватилась, слышит — кличут ее:

— Бабушка, бабушка, помоги! Лошадь, мешками с рисом груженая, с моста в реку упала! Видит — спешат к ней из деревни люди.

Рекомендуем почитать

Смешные и грустные, лукавые и назидательные, японские сказки – душа и совесть народа, источник его вдохновения и мерило его культурных достижений. Издавна в Японии сказки передавались из уст в уста, как бесценное наследие предков, как важнейшая сакральная реликвия. Ведь недаром сказки пересказывались в Японии и в кругу семьи, и при большом стечении народа в дни праздников, и при исполнении наиболее значимых ритуалов, связанных с магией плодородия.

Давно-давно жили в одной горной деревушке бедняки — старик со старухой. Очень они печалились, что детей у них не было.

Однажды в снежный зимний день пошел старик в лес. Собрал он большую охапку хвороста, взвалил на спину и начал спускаться с горы. Вдруг слышит он поблизости жалобный крик. Глядь, а это журавль попался в силок, бьется и стонет, видно, на помощь зовет.

— Ах ты, бедняга! Потерпи немного… Сейчас я тебе помогу.

Освободил старик птицу. Взмахнула она крыльями и полетела прочь. Летит и радостно курлычет.

Широкая публикация повествовательного фольклора Японии. Сопровождается предисловием и примечаниями.

Когда Лев Толстой начал составлять книги для народного чтения, в «Письмах по шелководству» Ф. Чижова, изданных в 1870 году, ему попалась красивая японская легенда о гусенице-шелкопряде. Толстой обработал ее и под названием «Золотоволосая царевна» поместил в «Русских книгах для чтения». Так, около ста лет тому назад, состоялось первое знакомство русского читателя с японской народной сказкой.

Арабские, индийские, иранские сказки давно вошли в обиход мировой культуры и сделались достоянием всего человечества. Но сказки Японии очень долго не могли получить того признания, которого они несомненно заслуживают. В XIX веке японские сказки стали известны за пределами своей родины, и оказалось: они понятны каждому и говорят тем же языком сердца, что и лучшие сказки других народов мира.

В давние времена в провинции Сетцу, в деревне Нанива, жили-были муж с женой. Всего у них было вдоволь, только вот беда — детей они не имели. Стали они усердно молить божество Сумиёси, чтобы послало им хоть какое-нибудь дитя, пусть даже величиною с палец.

И вот вскоре родился у них маленький мальчик. Обрадовались муж с женою. Принялись растить сына, да только не растет малыш: как был, так и остается не больше пальца. Поэтому дали ему имя Иссумбоси.

Сборник содержит сказки японских островов различных переводчиков, как вошедшие в книгу «Земляника под снегом» так и многие другие. 

Давным-давно, когда город Киото ещё был столицей Японии, жила в Киото лягушка.

Жила она не где-нибудь, а при храме, в маленьком полувысохшем колодце во дворце.

Хорошо ей там было: дно мягкое, липкое, сырое.

Но вот наступило жаркое лето. Такое жаркое, что всё кругом повысохло — лужи, канавы, ручьи. И старый колодец, конечно, тоже совсем пересох. Дно потрескалось, стало сухое и твёрдое. Даже не верилось, что в колодце сидишь.

«Придётся переезжать! — подумала бедная лягушка. — Но куда же? Поблизости всё кругом высохло. Пойду-ка я в город Осака. Осака, говорят, у моря, а я моря никогда не видела. Хоть погляжу, какое оно!»

Когда-то давно жили в одной местности две сестры. Старшая была красивая и добрая девочка, а младшая — злая, жадная.

Однажды в ясный осенний день младшая сестра сказала старшей:

— Сестра, пойдем в горы собирать желуди.

— Хорошо, они, наверное, ужо созрели и осыпались. Пойдем пособираем, — ответила старшая сестра. Они взяли по мешку и отправились в горы. В горах им попадалось много потрескавшихся желудей. Сестры усердно собирали их и клали в мешки. Но младшая украдкой сделала в мешке старшей дырку, и, сколько та ни собирала желудей, ее мешок никак не наполнялся: желуди вываливались из дырки и падали на землю. А сзади шла младшая сестра и, не разгибая спины, подбирала их.

Другие книги автора Народные сказки

Приглашаем маленьких читателей в волшебный мир сказок. Слушая и читая любимые сказки, дети сопереживают героям, учатся понимать, что такое добро и зло, знакомятся с окружающим миром.

В этой книге дети найдут своих любимых сказочных героев и смогут раскрасить их так, как подскажет им их фантазия.

"Русские заветные сказки" А.Н.Афанасьева были напечатаны в Женеве более ста лет назад. Они появились без имени издателя, sine anno. На титульном листе, под названием, было лишь указано: "Валаам. Типарским художеством монашествующей братии. Год мракобесия". А на контртитуле была пометка: "Отпечатано единственно для археологов и библиофилов в небольшом количестве экземпляров".

Исключительно редкая уже в прошлом веке, книга Афанасьева в наши дни стала почти что фантомом. Судя по трудам советских фольклористов, в спецотделах крупнейших библиотек Ленинграда и Москвы сохранилось всего лишь два-три экземпляра "Заветных сказок". Рукопись книги Афанасьева находится в ленинградском Институте русской литературы АН СССР ("Народные русские сказки не для печати, Архив, № Р-1, опись 1, № 112). Единственный экземпляр "Сказок", принадлежавший парижской Национальной библиотеке, исчез еще до первой мировой войны. Книга не значится и в каталогах библиотеки Британского музея.

Переиздавая "Заветные сказки" Афанасьева, мы надеемся познакомить западного и русского читателя с малоизвестной гранью русского воображения — "соромными", непристойными сказками, в которых, по выражению фольклориста, "бьет живым ключом неподдельная народная речь, сверкая всеми блестящими и остроумными сторонами простолюдина".

«Жили были петушок да курочка. Рылся петушок и вырыл бобок.

– Ко-ко-ко, курочка, ешь бобовое зёрнышко!

– Ко-ко-ко, петушок, ешь сам!..»

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были старик и старуха, и было у них три сына. Младшего звали Иванушка. Жили они — не ленились, с утра до ночи трудились: пашню пахали да хлеб засевали.

Разнеслась вдруг в том царстве-государстве дурная весть: собирается чудо-юдо поганое на их землю напасть, всех людей истребить, все города-села огнем спалить. Затужили старик со старухой, загоревали. А старшие сыновья утешают их:

— Не горюйте, батюшка и матушка! Пойдем мы на чудо-юдо, будем с ним биться насмерть! А чтобы вам одним не тосковать, пусть с вами Иванушка останется: он еще очень молод, чтоб на бой идти.

Русская сказка

ФИНИСТ - ЯСНЫЙ СОКОЛ

Жил да был крестьянин. Умерла у него жена, осталось три дочки. Хотел старик нанять работницу - в хозяйстве помогать. Но меньшая дочь, Марьюшка, сказала:

- Не надо, батюшка, нанимать работницу, сама я буду хозяйство вести. Ладно. Стала дочка Марьюшка хозяйство вести. Все-то она умеет, все-то у нее ладится. Любил отец Марьюшку: рад был, что такая умная да работящая дочка растет. Из себя-то Марьюшка красавица писаная. А сестры ее завидущие да жаднющие; из себя-то они некрасивые, а модницы-перемодницы - весь день сидят да белятся, да румянятся, да в обновки наряжаются, платье им - не платье, сапожки - не сапожки, платок - не платок.

Приглашаем маленьких читателей в волшебный мир сказок. Слушая и читая любимые сказки, дети сопереживают героям, учатся понимать, что такое добро и зло, знакомятся с окружающим миром.

В этой книге дети найдут своих любимых сказочных героев и смогут раскрасить их так, как подскажет им их фантазия.

«Старый солдат шёл на побывку. Притомился в пути, есть хочется. Дошёл до деревни, постучал в крайнюю избу:

– Пустите отдохнуть дорожного человека.

– Заходи, служивый…»

Жил-был царь Берендей, у него было три сына, младшего звали Иваном.

И был у царя сад великолепный; росла в том саду яблоня с золотыми яблоками.

Стал кто — то царский сад посещать, золотые яблоки воровать. Царю жалко стало свой сад. Посылает он туда караулы. Никакие караулы не могут уследить похитника.

Царь перестал и пить и есть, затосковал. Сыновья отца утешают:

— Дорогой наш батюшка, не печалься, мы сами станем сад караулить.

Популярные книги в жанре Сказка

В книгу замечательного русского писателя входят известные, полюбившиеся читателям рассказы и сказки: «Емеля-охотник», «Зимовье на Студеной», «Приемыш» и другие, а также цикл «Аленушкины сказки».

Для среднего школьного возраста.

Новая книга Светланы Лавровой, продолжающая серию сказочных путеводителей по городам и странам, откроет взрослым и юным читателям веселый, захватывающий и волшебный мир трех городов Италии: Сиены, Венеции и Рима.

Рекомендуется для детей среднего школьного возраста.

Гришке приснился страшный сон. В нём он был невидимым и его никто не мог найти. Ни родители, ни Лялька, ни ребята с соседнего двора, ни даже воспитательница Элеонора Филипповна из детского сада.

Все ходили и спрашивали друг у друга:

- Вы нашего Гришу не видели?

И только пожимали плечами и разводили руками в ответ:

- Сами не понимаем, куда наш Гришка подевался!

А под конец сна все вообще про него забыли.

От такого ужаса Гришка вскочил с кровати в холодном поту и сразу же побежал к зеркалу, поглядеться, на месте он или нет.

Ребята, познакомьтесь с девочкой Викой, котом Никанором и загадочным существом по имени Шар-Нольд – героями новой, волшебной, увлекательной сказочной повести. Вместе с ними вы отправитесь в сказочно-волшебную страну, в необыкновенное путешествие, полное приключений, неожиданных встреч и удивительных превращений. Встреча с новой сказкой – это всегда радость открытия нового мира. Желаем вам, ребята, новых радостных открытий!

Художник Дарья Юдина.

Для младшего школьного возраста.

Герои сказки — наши соседи; может быть, они живут за квартал от тебя, а может быть, даже в том же доме, что и ты. Злой волшебник в свободное от волшебства время паяет кастрюли, добрый волшебник Серёжа учится в школе, а главный герой сказки — старый барабанщик играет в оркестре. С виду самые обычные люди, но если приглядеться…

(дат. Hans Christian Andersen) — великий датский сказочник, поэт и прозаик.

(дат. Hans Christian Andersen) — великий датский сказочник, поэт и прозаик.

Рисунки Р. К. Жуковского.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Быль ли это, или небылица, а жила на свете одна старуха. Она была старее самой старой заброшенной дороги, старее садовника, который рассадил деревья по земле.

Но хоть и старость пришла, а старуха эта никогда не думала о том, что может однажды наступить и ее черед — что к ней постучится смерть. День и ночь не разгибала она спины, по хозяйству хлопотала, убирала, стирала, шила, мыла. Такая она была неуемная, на работу горячая и неугомонная.

Жила-была старуха. Пошла она однажды к горшечнику и купила четыре горшка. Вернулась домой, поставила горшки на полку, а сама достала из кувшина муку и принялась печь лепешки. Здоровья старуха была слабого, ходила сгорбившись. Работать ей было трудно. Месит она тесто и думает о своей горькой доле: «Вот был бы у меня сынок, пошел бы он сейчас жать пшеницу». Сказала это старуха вслух и тяжело вздохнула. Услышали ее слова горшки, что стояли на полке, закачались, застучали друг о друга, будто переговариваясь. А старуха опять тяжело вздохнула. Тогда один горшок, который стучал громче всех, закачался еще сильнее. И старуха вдруг услышала: — Матушка! Матушка! Я пойду в поле жать пшеницу! Осмотрелась старуха — никого нет. А голос раздается снова: — Матушка! Матушка! Я пойду в поле жать пшеницу! — Кто здесь? Кто это говорит? — удивилась старуха. А горшок соскочил с полки и вприпрыжку подкатился к старухе. — Это я, матушка! Я! Увидела старуха горшок, и все ее морщинки засияли от улыбки: — Да как же это ты, проказник, сможешь пшеницу жать? — А вот посмотришь, матушка. Я вмиг управлюсь! — И горшок вприпрыжку выкатился из дома. Докатился он до дома деревенского старосты и закричал: — Староста, староста! Возьми меня в работники, я буду пшеницу жать! Посмотрел староста своими маленькими глазками на горшок: — Ишь ты, самого от земли не видно, а в работники наниматься хочет! — усмехнулся он. Затянулся он из своей трубки, подержал дым во рту, потом дунул на горшок и сказал:

Жил когда-то не царь-царевич, не король-королевич, не мудрец и не волшебник, не кудесник и не отшельник, не шляхтич и не пан ясновельможный, не политик осторожный, не министр, не военный, не чиновник надменный, не купчишка тучный, не певец сладкозвучный, не лекарь и не знахарь, одним словом — просто пахарь, удалой мужичок по имени Бурачок. А имел он разум не царский, и не шляхетский, и не панский, а, как говорят, самый что ни на есть крестьянский.

Давным-давно в одной деревне жили-были старик со старухой. Жили они очень бедно.

Наступил последний день старого года. Из соседних домов только и слышалось, что «бум!» да «шлеп!» — это деревянными колотушками толкли вареный рис, чтобы сделать из него новогоднее угощение — лепешки моти.

— Слышишь, старуха, как колотушки стучат? — улыбнулся старик. — Люблю, когда готовят лепешки к празднику!

А между тем в доме у старика и старухи осталась лишь горсточка риса — из него и одной лепешки не приготовить.