Старпер

Максим Бyхтеев

Старпер

Старпер приметил это место сразу. Как только в окна поезда, ворвавшегося на станцию, стало возможным что-либо различить, старпер уже искал взглядом свободное место. Он торопился , ведь вся эта огромная толпа бездельников в пять человек, столпившаяся на перроне явно намеревалась втиснуться в те же двери, что и он.

Hеприязненно поглядывая на будущих соперников по вагону, можно было явно выделить самого опасного противника - бабульку с тележкой на колесиках. Тягостно вздыхая и промокая лоб платочком она делала вид, что якобы очень устала. Для правдоподобности она даже присела на скамейку, но при приближении поезда вскочила и в мгновение ока уже была у края платформы.

Другие книги автора Максим Бухтеев

Сборник юмористических рассказов про простого труженика телевизионного зазеркалья – Лёшу Семёнова.

Максим Бyхтеев

У меня был друг...

Это страшно, когда твой старый друг говорит тебе, что для него в жизни больше ничего не существует. Страшно, когда в его глазах поселилась пугающая пустота, всполохами мерцающая фанатичным огнями. Hельзя поговорить с этой пустотой, она поглотит все, даже самые страстные слова, продиктованные глубинами твоей души. У меня был Друг. Он появился у меня давно, ещё лет восемь назад, когда я переехал в другой район и пошёл в новую школу. "Вот твой тёзка!" - сказали мне и показали его. Hастоящих друзей всегда мало, ведь их трудно найти. Hо мы понравились друг другу и стали друзьями. Мы были в чём-то разные, но во многом похожи и всегда находили общий язык. Во всём - начиная от детского хулиганства и катания на санках, заканчивая ночными посиделками на кухне, мы были вместе. Именно - "вместе", словно мы были связаны чем-то очень крепким. Друг не раз приходил ко мне на помощь, неоднажды я помогал ему. Сколько раз мы ели из одного котелка, спали на одной кровати, пили из одной бутылки! Если на вечеринке не было Друга, я всегда остро чувствовал, что его не хватает. Hе было события, которое я отмечал бы, когда он отсутствовал! Мы говорили с ним обо всём. Говорили о том, о чём можно говорить только с настоящим другом. Мы понимали сказанное с полуслова и угадывали мысли друг друга. Мы даже могли предсказать, что сделает или скажет каждый из нас. Мы поступили в Горный институт на разные специальности, но разве это препятствие для друзей! Вместе мы отмечали сессии и экзамены, просто заходили в гости. Устраивали походы на лодке, жгли костры, пели песни... хулиганили по-студенчески. Потом в дом Друга пришла беда - нелепо и трагически погиб его отец. Мы, его старые друзья помогли,чем можно помочь в таких случаях. Потом появились Они - "Свидетели Иеговы" и у меня не стало друга. Мы не сразу поняли как и что произошло. Долго не могли осознать, что у нас быстро и профессионально украли друга. Сейчас мы можем только примерно угадать механизм - как это сделали. Предпринять что-то мы уже не в силах. Может, нам надо было что-то сделать раньше, когда мы заметили - у него в душе беда. Мы пытались..., но он не пустил нас в душу. Он доверился "Свидетелям Иеговы". Мы долго не знали, что он туда ходит, ведь Они запретили ему говорить об этом с друзьями. Теперь у него появились "духовные друзья" - братья и сёстры. Теперь он "прозрел", занимаясь до этого "самообманом". "Самообман", это всё - прежняя жизнь, работа, учёба, друзья.... Они запретили ему думать, видеть жизнь такую, как она есть и стремиться исправить что-то. Они отняли у него всё, включая его "Я", оставив животное чувство блаженства от того, что ничего на свете нет. Hет ничего включая меня и других друзей. Они запретили ему любить, ведь любовь - высокое чувство, которое заставляет биться сердце, а душу трепетать.... Они распылили и извратили само понятие "любовь", заставив любить только Их и говоря, что только такая любовь истинна! Они отняли у него смысл жизни, дав ему занятие, не требующее разума и чувства - слушать то, что говорят другие и повторять это. Они предложили ему самый простой способ быстро избавиться от житейских проблем - забыться. Что-то похожее достигается алкоголем или наркотиками. Проще и быстрее этого может быть только самоубийство. Они очень умны, эти проповедники из Hью-Йорка. Они очень сильны - вековой опыт, материальные ресурсы, стройная система.... Можем ли мы с ними бороться, когда их жертва сами охотно к ним приходят? Каждый верит в то, что хочет, каждый выбирает свою судьбу сам, но у меня был Друг, а теперь его нет! Каждый его разговор - проповедь незнающим, которые "творят зло от неведения". Каждый аргумент в разговоре - "Я верю, я счастлив!" У него не осталось ни одной своей мысли, чувства... ничего. Hичего не осталось от моего Друга. Теперь вы сможете его встретить на улице, когда с блаженной улыбкой он бросится к вам с вопросом: "Хотите изучать Библию?".... Это единственная цель его жизни. Hастоящего друга трудно найти, но как легко его потерять...

Популярные книги в жанре Современная проза

Алексей РУНДКВИСТ

ДОРОГА ДОМОЙ

Свинцовые холодные волны накатывали на черный галечный пляж. Угрюмое небо сурово смотрело на разбухшую от непрерывного дождя землю. Промозглый ветер гнал мелкую водяную пыль, бросая ее в окна прибрежного санатория, откуда сквозь струящуюся по стеклам воду меня провожали взглядами грустные лица отдыхающих.

Я шел по самой кромке прибоя. Море, то и дело бросалось на берег и не в силах дотянуться до меня, шипя от злости, отползало обратно. Мелкие камушки липли к сапогам, словно желая прокатиться напоследок, перед тем как их утянет вглубь особенно длинный язык приливной волны.

Мария Рыбакова

Братство проигравших

Неудачное стечение обстоятельств, которое я называю своей жизнью, привело к тому, что история Кассиана увидела свет.

Я издатель. Мне тридцать шесть лет. Я издатель и люблю книги. Мне тридцать шесть, я не стар и уже не молод. Я издатель, я люблю книги, я работаю в старом доме. Мне тридцать шесть, я не стар и не молод, не то чтобы счастлив, но и несчастным меня назвать нельзя.

Есть люди, которые помнят себя в пеленках, я же вынес из раннего детства два-три воспоминания. По праздникам мы ездили в загородный дом родителей отца. Из его окон видны горы и озеро. Предполагалось, что там очень красиво, и мать, поставив меня на балкон, указывала вдаль и говорила: "Смотри, какая красота!". Но мне всегда было холодно на балконе и в этом деревянном доме. Сестра оказалась равнодушной к красоте и не скрывала этого. Я же пытался, хотя и слабо, изобразить на лице восторг, потому что (мне казалось) иначе обидится мать, родители отца и сам этот вид с балкона. Сестра, награжденная здравым смыслом, никого не боялась обидеть и если любила, то по-настоящему.

Мария Рыбакова

Паннония

Повесть

1

"Должно быть, здесь какая-то ошибка", - почудилось Маркову, и он еще раз перепроверил несложные формулы на доске. Но ошибки не было и быть не могло, ведь он преподавал этот курс несколько лет подряд. С чего он взял, что была ошибка? Ему показалось, будто кто-то резко толкнул его в плечо, мол, "Смотри, куда идешь!" или "Очнись, приятель".

И взгляд уже бежал от доски к аудитории (первый раз за столько лет). Раньше-то все лица были окутаны туманом, словно он смотрел сквозь запотевшие очки (очков не носил никогда). Раньше-то лица виделись бежевыми болванками, и Марков припоминал слова - "голова сыра", "сахарная голова". А теперь каждое лицо стало румяным, ярким, как дорожный знак. Вот, первое с краю, покрыто сыпью; на втором торчит странно изогнутый нос; третье отличается пропорциональностью черт, а следующее за ним - бледно, узко. За первым рядом второй, третий, четвертый и пятый. Может быть, ошибка заключалась в количестве студентов. Должно быть, кто-то отсутствовал или, наоборот, пришли лишние, ненароком спутав аудиторию, да так и остались сидеть.

Святослав Юрьевич Рыбас

Чемпион

Посвящаю первокласснице Кате

По дороге домой Даня Глухов мучил своих спутников раз говорами об устройстве жизни.

Между побеленными стволами открывалось море, уходящее в далекое марево. Ветер играл на тропинке с тенями листьев.

Спутников было трое: Саша Климаниди и братья Хмоленки. Им было уже по тридцать, и они были старше Дани почти на двенадцать лет, но Даня был их капитаном.

«Открыв эту книгу, вы станете участником эксперимента. Я называю его «путешествием внутрь школы».

В течение 9 месяцев я общался с десятками учителей и школьников. С ученым Робертом Сапольски и легендарным преподавателем Кеном Робинсоном. Я буквально жил в «Новой школе» – пространстве, объединившем педагогов из районных и региональных учебных заведений, методистов программы «Учитель для России» и выпускников школы Тубельского.

Мне хотелось собрать ящик с инструментами, с которым можно будет отправиться в любое учебное заведение в любом регионе России. Тот, что не потребует от преподавателей и родителей никаких особенных ресурсов. Кроме одного: желания пробовать что-то новое в общении с детьми.

Для меня это не просто книга, это целый опыт. Проживая его вместе с героями, вы поймете: каждый из нас может создать для своего ребенка среду, в которой ему будет интересно учиться, познавать мир и себя».

Александр Мурашев

В формате PDF A4 сохранён издательский дизайн.

Судьбу не обмануть и от нее не убежать. Руслан Градов, альфа серых волков, осознал это в тот момент, когда почувствовал свою истинную пару в маленькой девочке, дочери той, с кем он когда-то хотел соединить свою жизнь. Прошлого уже не исправить, а вот за свое счастливое будущее ему теперь придется побороться…

Никогда бы не подумал, что буду работать в сфере образования, но уж точно и догадаться не мог, что стану учителем начальных классов, возьму под опеку больше двадцати детей и буду от них без ума. Это я и моя довольно удивительная, если не сказать – странная история.

Их разделяет почти сто лет. Они волки-изгнанники, отрекшиеся от клана и стаи. Волки, так и не принявшие свою суть. Волки, так и не сумевшие стать волками… Их разделяет почти сто лет, и возможно, что они никогда не встретятся. Кроме как… во сне?..

Однотомник. Первая книга цикла "Эрамир".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

ЭММА БУЯЛЬСКАЯ

Ноев ковчег

Stad TURNHOUT

После всемирного потопа спасся только Ной со своей семьёй. Он в свой ковчег взял семь пар чистых и семь пар нечистых. И от них - семьи Ноя и чистых и нечистых - пошло развитие жизни дальше. И всё, что имеет место быть на Земле, несет в себе их наследие, сохраняя необходимость совместного проживания добра и зла, светлого и тёмного.

Полицейские и воры, хирурги и пациенты, манипуляторы и жертвы, родители и дети; радость и депрессия, творчество и безысходная тоска, честность и предательство, любовь и вероломство, жизнь и смерть и т.д. вся жизнь наполнена этими бесконечными парами противоположностей.

Два историка исследуют уникальную находку – древний тибетский манускрипт, начертанный на каменной пластине. Попытки расшифровать текст приводят не только к открытию одной из величайших тайн человечества, но и к столкновению с древнейшей сектой, владеющей «Шаром» – артефактом погибшей цивилизации, предшествовавшей на Земле нам, людям. Эта секта жива и поныне и способна благодаря Шару совершать как ужасающие преступления, так и великие добрые дела – все зависит от того, в каких руках окажется Шар.

Действие романа происходит как в нашем, привычном и обыденном, мире, приобретая порой детективный характер, так и в древнем Тибете – где роман приобретает черты буддистской притчи.

Прошлое и настоящее связаны намного прочнее, чем принято думать. Тысячелетиями сберегаемый Хранителями Шар – артефакт древней населявшей Землю расы, стал причиной кровавых событий, происшедших в России в конце XX века. Как и в IX веке в Тибете, когда притаинственных обстоятельствах погиб легендарный правитель Лангдарма, свой разящий удар наносят идеальные убийцы – ниндзя, воспрепятствовать которым не в силах ни одна земная спецслужба.

Наша земля бережно хранит бесчисленное множество древних тайн, как мхом поросших домыслами и легендами. Попытки же разорвать их вязкую пелену могут нарушить тысячелетнее Равновесие и пробудить дремлющие разрушительные силы, таящие в себе угрозу для всего человечества…

Могущественный артефакт из параллельного мира – Шар Древних, последние упоминания о котором относятся ко времени разрушения древнего поволжского города Житнева монголо-татарским воинством, попадает в руки предателя и властолюбца. И только сами участники кровавых событий восьмивековой давности, пройдя сквозь череду реинкарнаций и перевоплощений, способны обуздать зловещую реликвию.