Старик Мрамор и дедушка Пух

Старик Мрамор и дедушка Пух

Александр Израйлевич Шаров

СТАРИК МРАМОР И ДЕДУШКА ПУХ

Жили на свете два мастера. Один всё делал из камня, а другой - из тополиного пуха. Они были так стары, что люди забыли настоящие их имена и называли одного "старик Мрамор", а другого - "дедушка Пух".

Старик Мрамор запасал камень в лютые холода, когда слабые, непрочные камни дают трещины, отламываются ветрами, падают с крутизны и только мрамор спокойно сверкает алым пламенем на ледяном, зимнем солнце. А дедушка Пух - тот, конечно, запасал материал в те ласковые деньки, когда только и летит тополиный пух.

Другие книги автора Александр Шаров

Далеко-далеко, на берегу моря-океана, за тридевять земель и ещё за высокой горой, в маленьком городе у опушки бора жили два брата-художника - Добрый и Злой. Однажды Добрый Художник спас в зимнем лесу Ежа-ежище - Чёрный носище, отогрел и… стал волшебником. Превратились ежовые иглы, что торчали из его рубашки, в волшебные карандаши. Что ни нарисуешь ими - то сразу оживает. И первым делом нарисовал Добрый Художник маленькую дочку - Ёженьку, и еще много хороших и забавных человечков. Только Злой Художник отобрал у Доброго все карандаши и задумал извести брата, Ёженьку и её друзей… Художник Ника Георгиевна Гольц.

В сказках Александра Шарова происходит много чудесного и он напоминает нам: присмотрись — и ты увидишь кругом себя много чудес и чудесных людей. Таких, у кого среди друзей есть Ручей, Белка, Заблик, Медведь… Таких, кто сам того не зная, становится волшебником… А стать волшебником так просто… Это может каждый: нужно только сделать добро — и люди станут вокруг тебя другими, повернутся к тебе своей самой лучшей сторонй…

Александр Шаров

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЁЖЕНЬКИ И ДРУГИХ НАРИСОВАННЫХ ЧЕЛОВЕЧКОВ

Повесть-сказка

Часть первая

Далеко-далеко, на берегу моря-океана, за тридевять земель и еще за высокой горой, в маленьком городе у опушки бора, жили два брата-художника. Младшего брата звали Добрый Художник. А старшего - Злой. Провел старший брат черной-пречерной краской черту.

- Все, что по эту сторону, - мое! -сказал он младшему. Так ему досталась большая половина комнаты. И большая половина окна.

Сашка был обыкновенным одиннадцатилетним мальчишкой, пока однажды не повстречал загадочного старичка, у которого на голове вместо волос росли цветы. Тут-то и начались удивительные приключения Сашки по прозвищу Кукушонок…

Сборник рассказов и сказок Александра Шарова.

Герой этой сказки, простодушный, но добрый и отважный, вынужден тринадцатилетним отправиться на поиски места в жизни. В конце концов он оказывается учеником сказочника метра Ганзелиуса, прозванного за его рост «Человек-горошина». По окончании обучения юному сказочнику предстоит простивостоять злому колдуну Турропуто, Ножницам и Одинаковым Человечкам, не позволить времени пойти вспять и помочь окаменевшему сыну своего учителя и сказочной Принцессе найти друг друга.

Рисунки Ники Гольц.

Научно-фантастические рассказы и повести известного прозаика Александра Шарова оставили заметный след в русской литературе. В его произведениях всегда есть парадокс — столкновение глубокого философского содержания с внешней гротескностью формы; сатира и горькая ирония; неожиданные сюжетные ходы; поступки, на первый взгляд лишенные логики, и разрушение социальных стереотипов.

Настоящий сборник станет подарком для всех любителей фантастики и поклонников творчества Шарова, ведь, помимо наиболее ярких произведений автора: «Остров Пирроу», «После перезаписи», «Редкие рукописи», в него также вошел рассказ «Олимпия — Земля — Олимпия», публикующийся впервые.

Вступительная статья Дмитрия Быкова.

Рисунки Артема Суслова.

Книга написана в 1984 году. Последняя книга замечательного фантаста и детского писателя, изданная через двадцать лет после смерти Шарова его сыном, писателем Владимиром Шаровым.

Лирический роман-притча, он подводит итог и жизни героя, и жизни его поколения, и жизни страны. Начинаясь с конца — со смерти героя — он уводит нас во времена сталинских «чисток», а затем, через Великую Отечественную войну — к середине 80-х годов XX века. Творчество, любовь, предательство, армейская дружба, семья — все это было в жизни Александра Бутова. Сон, явь и фантастика свернулись в книге в тугой клубок. Только любовь и творчество, уверен писатель, способны подарить человеку бессмертие, то, которое у него уже никакая сила не посмеет отнять. Осуществиться можно и после смерти, говорит Александр Шаров, и выход новой книги — тому подтверждение. Роман был закончен за несколько дней до внезапной кончины автора, во многом став итогом его писательской биографии.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Пискунов

Почти правдивая история

Не знаю, к какому разряду отнести данную историю. Это история о любви? Или рассказ о неизвестной спецслужбе? А может быть и о том и о другом ? Судите сами.

После института я получил распределение в небольшой сибирский городок. Я радовался, как щенок радуется куску мяса. Наконец-то вырвался из-под опеки родителей. Я цвел как подснежник и не знал, что делать с обретенной самостоятельностью...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПОСЛЕДНИЙ ТЕСТ

Фантастический рассказ

Небо вздымалось гигантской колонной. Ее основание призрачно утопало в море света, а вершина была дымчато-черной. Едва угадывались звезды.

Он шел мимо аквариумов-витрин, сквозь скопище людей, спешащих, фланирующих, топчущихся на месте, пробивая в толпе брешь. Когда-то, вырвавшись из спазматических объятий города, он целый день мчался, куда глаза глядят, лишь бы подальше от кишащей людьми бетонной пустыни. Заночевал в мотеле. Рухнул на койку, обессиленный, не раздеваясь. Казалось, не пройдет и секунды, как сон, вязкий, глухой, засосет в мертвую зыбь беспамятства.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРИШЕЛЬЦЫ

Фантастический рассказ

Жанна была спелеологом. Она изучала пещеры, их климат, флору и фауну, а также наскальные рисунки - произведения первобытных художников. Ей приходилось работать высоко в горах и глубоко под землей.

А дома ее ожидали папа, мама и кот. Сибирский, а возможно, ангорский или сиамский. Но будь он даже обычным, короткошерстным, Жанна все равно его бы любила.

Они виделись редко, потому что Жанна чаще бывала в экспедициях, чем дома. Но когда возвращалась, то первым делом звала: "Карлуша, Карлуша!" И кот тотчас прибегал, большущий, красивый, важный. И принимался ласкаться, выгибать спину, мурлыкать: мур-р-р, мур-р-р...

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

ПРИЗРАК В ПОТЕРТЫХ ДЖИНСАХ

Фантастический рассказ

Он стоял возле большого, во всю стену, книжного шкафа. На нем были вылинявшие джинсы и рубашка с хлястиками - стандартная одежда стандартного молодого человека последней четверти двадцатого века. И человек этот смотрел на меня укоризненно.

- Что это по-вашему? - спросил он.

- Просто шкаф, - ответил я. - У вас его еще называют "стенкой".

Александр Плонский

Работа за дьявола

Фантастический рассказ

Я остался в живых, это правда, хотя не могу ей поверить, настолько она неправдоподобна: разве так бывает, чтобы из многих миллионов мужчин, женщин, детей уцелел один человек? Как я оказался среди людей, находящихся на неизмеримо более низком уровне развития по сравнению с нашей, погибшей, цивилизацией? Кто они, эти люди, и что за мир, в котором им суждено обитать? Неужели мы их просто не замечали, мы, познавшие сущность вещей, достигшие высшего знания? Может быть, к лучшему, что они так далеки от него и не скоро одолеют путь, приведший нас к трагической развязке? Почему все-таки я уцелел? Не оттого ли, что еще не выполнил свое предназначение? А в чем оно, разве от меня зависит ход истории? Зависит! Ведь я могу сыграть роль летописца, и если спустя века мои свидетельства дойдут до людей грядущей цивилизации, то пусть послужат им предупреждением! Я ничего не забыл и никогда не забуду. Сквозь прикрытые веки с потрясающей ясностью вновь и вновь вижу вздымающуюся в мучительном пароксизме землю, осколки, совсем недавно бывшие благополучными домами, дождь щебня и пепла, хлещущий с неба. И даже в полной тишине слышу грохот, тупые удары падающих глыб, крики обреченных. Мое лицо лижут языки пламени, и я обоняю запах горелой плоти... Да, я пожизненно в эпицентре кошмара, парализованный ужасом, уязвимый и беззащитный. Молчу, не от мужества, а потому что онемел и даже, кажется, перестал дышать. Люди вокруг умирают, и я умираю в каждом из них. Всё это повторяется, как закольцованная лента в театре иллюзий. Повторяется, но не утрачивает остроты. И я снова - в который раз! - теряю сознание, подмятый громадной волной. А перед тем, как потерять сознание, тупо думаю: "Это конец..." Это и есть конец, в котором повинны мы сами. Мы шли к нему настойчиво и целеустремленно. Шли вперед и вперед дорогой прогресса...

Александр Плонский

СМИРИТЕЛЬНАЯ РУБАШКА

Фантастический рассказ

Щупальца обвили шею. Я конвульсивно сопротивлялся, движимый страхом смерти, отчаянием и надеждой на чудо, которое только и могло меня спасти... Но тиски сжимались, кислород уже не поступал в легкие, сознание меркло...

Проснувшись, я не сразу сообразил, что это был лишь кошмарный сон. Но он перешел в явь: дышалось по-прежнему с трудом, тело затекло, сердце колотилось.

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

СОТВОРЕНИЕ РАЗУМА

Фантастический рассказ

Исследовательский космолет "Сегмент-5" первого межзвездного класса, шедший на субсветовой крейсерской скорости от Близнецов к Гончим Псам, повстречался с редким в этих краях метеорным роем. Главный астронавигатор Ор Лоу с небрежным изяществом, которое нельзя имитировать, ибо оно дается лишь долгими годами космических вахт, начал маневр уклонения. Его могли и должны были выполнить автоматы, однако навигатору претила бездеятельность. Полагаясь на свою феноменально быструю реакцию, он предпочел вести корабль вручную.

Александр Плонский

Только миг

На свете всегда были, есть и будут Золушки, и у каждой своя сказка, хотя не обязательно со счастливым окончанием. Наша Золушка - неважно, как ее звали взаправду, - родилась в охотничьей хижине на берегу Подкаменной Тунгуски. Она рано лишилась матери, а отец так и остался бобылем.

"Золушка без мачехи? Это не по правилам!" - скажете вы и, вероятно, будете правы. Но жизнь так часто пренебрегает правилами!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Александр Израйлевич Шаров

УМНЫЙ УГОРЬ

Плыли, плыли рыбы, пока путь им не преградила земля.

Летучая рыба поднялась в небо, посмотрела и сказала:

- Это очень большая земля, она называется "Материк", её не перелетишь. Поплыву-ка я домой. Злая рыба Акула сказала:

- Ну что ж, чем больше кусок, тем лучше. Глупый ни с чем поплывёт домой. Дорогу себе проложит злой! Давай-ка я проглочу этот материк.

Сказала и стала разевать пасть. Всё шире и шире разевала, пока не лопнула.

А. ШАРОВ

Загадка рукописи N2 700

(Из записок коллекционера)

С тех пор как в печати появились первые публикации из моего собрания редких рукописей, я стал получать документы, поражающие даже специалиста, привыкшего к редкостям. И порой из самых неожиданных источников, удивительными путями: голубиной почтой, например, отошедшей, казалось, в невозвратное прошлое.

Но даже среди моих редкостей рукопись, о которой пойдет речь, безусловно выделяется.

Гипотезы, предположения, факты

А. ШАРОВ

ЖАННА Д'АРК: МИФЫ И ПРАВДА

Вот уже пятьсот с лишним лет ее считают ярчайшим символом беззаветной храбрости и подлинной христианской добродетели; едва ли найдется на свете просвещенный человек, который никогда не слышал ее имени и не знает ее короткой, но славной биографии. Жанна д'Арк, святая Жанна, Орлеанская дева. Так величают эту французскую пастушку, рожденную в Домреми на границе Эльзаса в 1412 году. По широко распространенному поверью, вышедшему даже в один (правда, всего один) школьный учебник французской истории, именно она "вышвырнула англичан из Франции". Ревностное благочестие обеспечило Жанне поддержку небесных сил - так гласит легенда о ней. Сейчас каждый школьник знает, что в 16 лет от роду Жанна, переодевшись в мужское платье, каким-то образом сумела убедить французского дофина, наследника престола, в том, что ей доверена божественная миссия вернуть ему утраченный трон. Под ее командованием французское войско вынудило англичан снять осаду Орлеана, и юго-запад Франции был освобожден от английского ига. А год спустя Жанна наголову разбила врага в сражении при Пуатье и тем самым сделала возможной коронацию Карла VII в Реймсе. Но после неудачной осады Парижа в 1430 году Жанну захватили в плен свои же - завистники из французской знати, да еще и продали ее англичанам, которые впоследствии передали пленницу духовенству. В конце концов Жанну обвинили в колдовстве и 30 мая 1431 года прилюдно предали огню. Несчастной девочке было всего 19 лет от роду. Ее мученическая гибель возродила боевой дух французов, и в 1453 году они, наконец, освободились от засилия британцев. С тех пор Жанна превратилась в национальный символ Франции, и об этом знают все мало-мальски начитанные люди. В 1917 году римско-католическая церковь после пятивековой проволочки причислила Жанну к лику святых. О ней писали классики, в том числе Бернард Шоу и Марк Твен. Житие святой Жанны легло в основу шестнадцати кинокартин (первая из них была снята во Франции еще в 1898 году), ей уделили внимание такие классики, как Ингрид Бергман и Ламарр. Последний минисериал, посвященный Жанне д'Арк, видели 34 миллиона американцев, а совсем недавно на экраны вышло новое творение на заданную тему с Дастином Хоффманом, причем создание образа Жанны на сей раз обошлось в 70 миллионов долларов. Но теперь, похоже, мифу о великой юной воительнице нанесен ощутимый академический удар, и нанес его француз. Точнее, корсиканец, известный философ и историк Робер Каратини. В его недавно изданной монографии "Жанна д'Арк: от Домреми до Орлеана" утверждается, что история Жанны в том виде, в каком мы ее знаем, имеет мало общего с исторической правдой. На самом деле, считает французский историк, Жанна была душевнобольной девушкой, которую ловко использовали в собственных целях политики и высшие военные чины, стремившиеся пробудить в душах французов ненависть к Англии. Все сражения, якобы выигранные французами под водительством Жанны, были мелкими стычками наподобие русского кулачного боя на ярмарке, и, кроме того, как считает Р. Каратини, сама дева не участвовала ни в одном из них и ни разу в жизни не обнажала меч. Это утверждение подкреплено данными, которые я раздобыл в Национальной библиотеке и центральном архиве Франции в Париже. Судя по всему, Жанна д'Арк никак не влияла или почти не влияла на ход событий, а служила лишь своего рода символом, знаковой фигурой, при помощи коей французские политики весьма искусно нагнетали антианглий ские настроения. В пользу такой оценки говорят и относительно недавние открытия историков, проливающие новый свет на династическое противостояние английских и французских правителей, которое получило совершенно несоразмерное своим масштабам название "Столетняя война". Человека несведущего это, вероятно, удивит, но на самом деле Столетняя война была самой короткой в истории, за исключением, возможно, то ли семидневной, то ли пятидневной войны между Египтом и Израилем. Действительно, если подсчитать, сколько времени отнимали у ратников религиозные праздники, паломничества к святым местам, долгие перемирия, перерывы на зиму, борьба с чумой, оспой и иными болезнями, столь обыденными в средние века, то выяснится, что Столетняя война на поверку длилась всего несколько суток. Это неудивительно, если вспомнить, что французская династия Валуа и английский дом Ланкастеров имели общего дедушку, Филиппа III. Так что Столетняя война и войной-то не была - так, семейная перебранка. Вот почему есть все основания усомниться в том, что Жанна д'Арк спасла осажденный Орлеан. Этот город, говорят современные историки, попросту никто не осаждал. Английские войска числом пять тысяч слонялись по прилегающей к Орлеану местности, а в самом городе тогда не было ни одного французского солдата. Наконец, под стены города лениво и с огромным опозданием прибрело французское воинство под началом Карла VII, но засим не последовало ровным счетом никаких боевых действий. В 1429 году Жанна д'Арк действительно числилась на военной службе, но, по определению Каратини, пребывала в войсках в качестве эдакого живого талисмана. Она была еще ребенком - неуравновешенным и с явными признаками душевного расстройства, причиной которого стали ужасы войны, только не Столетней, а совсем другой - нескончаемой битвы между Францией и Бургундией. А поскольку родная деревушка Жанны стояла на границе, в раннем детстве чувствительной и впечатлительной девочке довелось созерцать немало страшных картин. И жизнь селян была полна опасностей. По мнению корсиканского историка, именно тогда Жанна впервые задумалась о том, как положить конец междоусобице, и вскоре это стремление превратилось в навязчивую идею. Одним словом, она не воительствовала, а занималась миротворческой деятельностью, хотя и в несколько странной форме. Несомненно, ее посещали видения, и она была убеждена, что знает, как спасти Францию, а оттого и преисполнилась решимости уговорить короля продолжать борьбу. А что до пресловутых "голосов свыше", то они, считает Каратини, являлись лишь одним из проявлений все того же острого и тревожного душевного волнения. В раннем детстве эти галлюцинации успокаивали Жанну, но в 18 лет она уже не могла не понимать, что никаких голосов не существует. Поэтому они, скорее всего, служили ей лишь средством достижения целей, которые, в свою очередь, являли собой квинтэссенцию детских чаяний, естественного для любого ребенка желания жить на мирной земле. Англичане встретили книгу Каратини рукоплесканиями, поскольку она реабилитирует Англию. Более пятисот лет весь просвещенный мир обвинял англичан в расправе над Орлеанской девой. Но, как полагает французский ученый, даже эта часть истории - чистый вымысел. Жанна была захвачена в плен в Бургундии, после чего, как ни дико это звучит, ныне прославленная парижская Сорбонна под мощным давлением священной инквизиции направила герцогу Бургундскому письмо с просьбой выдать девушку университету. Но герцог отказал Сорбонне. Он продержал Жанну у себя еще восемь месяцев, а затем продал Генриху VI Английскому за 10 тысяч фунтов. Инквизиция дважды писала Генриху, призывая выдать пленницу, но король оставлял эти послания без ответа, пока на него не принялся наседать сам папа римский. Только тогда Генрих выдал Орлеанскую деву французской церкви. Ее судили в Нормандии 126 сорбоннских судей, после чего ее казнили. Англичане не принимали во всем этом ровным счетом никакого участия. Ну, а легенда о Жанне д'Арк была создана только в конце XIX столетия, поскольку тогдашним французским правителям требовались новые герои, найденные в глубокой истории родной страны. Какой образ вызовет в народе большие симпатии, чем юная дева, павшая жертвой династической свары? Да о таком подарке судьбы мечтает любой республиканец.

Наибольшую популярность английскому писателю-юмористу Тому Шарпу принесла трилогия «Уилт», «Уилт непредсказуемый» и «Звездный час Уилта». Но и другие его произведения не менее остроумны и занимательны.

Герои романа «Блотт в помощь» – супруги Линчвуд становятся смертельными врагами в борьбе за родовое поместье. Хитроумные интриги, коварные ловушки, сексуальный шантаж и грязный подкуп – все пущено в ход. Но результат становится неожиданностью для всех, потому что в дело вмешивается садовник Блотт, влюбленный в хозяйку и готовый ради нее на все...