Становление литературы

Вниманию читателей предлагается книга, автор которой - известный отечественный филолог, крупнейший специалист по скандинавским языкам и общему языкознанию М.И.Стеблин-Каменский (1903-1981). В данной работе на основе произведений древнескандинавской литературы, в том числе героической поэзии, исследуются различные аспекты проблемы становления литературы. Книга рекомендуется литературоведам, историкам, филологам-германистам, студентам и преподавателям филологических факультетов вузов, а также широкому кругу заинтересованных читателей.

Отрывок из произведения:

Как я натолкнулся на проблему становления литературы?

Сорок лет тому назад я писал кандидатскую диссертацию. Она была посвящена одному языковому явлению в древнеанглийской поэзии. Мне захотелось выяснить, не представлено ли это явление в других древнегерманских литературах. Вот тогда-то и привлекла мое внимание древнеисландская литература. Я изучил древнеисландский язык и стал прилежно читать древнеисландский памятники - песни Эдды, саги, поэзию скальдов.

Другие книги автора Михаил Иванович Стеблин-Каменский

В основе настоящего пособия лежит курс лекций, читанный автором в продолжение тридцати трех лет студентам-скандинавистам Ленинградского университета. В своих книгах (Культура Исландии. Л., 1967; Мир саги. Л., 1971; Миф. Л., 1976; Историческая поэтика. Л., 1978) автор обращался к частным аспектам древнескандинавской литературы. В настоящей работе он подводит итоги своим исследованиям, впервые обращаясь к этой литературе во всем ее объеме: книга охватывает эпоху в несколько тысячелетий. Ее диапазон — от наскальных рисунков каменного века в Скандинавии до литературных памятников позднего Средневековья в Исландии, Норвегии, Швеции и Дании.

Вниманию читателей предлагается книга, автор которой - известный отечественный филолог, крупнейший специалист по скандинавским языкам и общему языкознанию М.И.Стеблин-Каменский (1903-1981). "Мир саги" - это работа, в которой в увлекательной форме рассказывается о духовном мире исландских саг, самых замечательных произведений исландской литературы и самых своеобразных памятниках европейского Средневековья. Книга рекомендуется литературоведам, историкам, филологам-германистам, студентам и преподавателям филологических факультетов вузов, а также широкому кругу заинтересованных читателей.

Хотя исландский народ — один из самых малых народов мира, его роль в истории мировой культуры очень велика. Для народов, говорящих на германских языках, и особенно для скандинавских народов, древнеисландская культура сыграла не меньшую роль, чем та, которую античная культура сыграла для европейских народов вообще. Особенно велико значение древней литературы Исландии. Именно благодаря ей скандинавские народы могут претендовать на выдающееся место в истории мировой литературы. Мировое значение древнеисландской литературы — в ее исключительной самобытности, в ее глубоко народном характере, а также в том, что в ней отражены этапы литературного развития, нигде в мире с такой полнотой не представленные. Культура и особенно литература исландского народа — этого «самого литературного народа мира», как его иногда называют, — были очень своеобразны и на всем протяжении его позднейшей истории. Они остаются самобытными и в наши дни, несмотря на то, что в стране расположены американские военные базы и делаются попытки американизации Исландии.

С Михаилом Ивановичем Стеблин-Каменским (1903–1981) я учился в Университете, но не могу сказать, что мы были с ним на одном курсе и на одном факультете. Я был официальным студентом, а Михаил Иванович был «вычищен» по грандиозной чистке студентов 1924 года. Вступив в комсомол на Украине в начале 20-х годов, он потом вышел из комсомола, сочтя, что эта организация нужна только в военное время, а в мирное — бесполезна. Михаил Иванович слишком часто и говорил, и поступал не так, как все. Как вышедшего из комсомола его и «вычистили», хотя сыграло, видимо, роль и его дворянское происхождение. Но он не бросил упорно учиться, а тогда особенных трудностей с занятиями не было: учились те, кто хотел учиться. А кто не хотел учиться — «работали» в профкоме.

М. И. Стеблин-Каменский «Миф»

1. Предисловие

2. Теории мифа

3. Пространство и время в эддических мифах

4. Личность в эддических мифах

5. Миф и становление личности

Михаил Иванович Стеблин-Каменский (29 августа (11 сентября) 1903, Санкт-Петербург — 17 сентября 1981, Ленинград) — советский филолог, доктор наук (1948), профессор (1950), почётный доктор Стокгольмского (1969) и Рейкьявикского (1971) университетов. Труды по скандинавским языкам и скандинавской литературе, по теоретической лингвистике; переводы со скандинавских языков.

Что такое миф? Автор начинает с рассмотрения известных ему теорий мифа и приходит к выводу, что нельзя ответить на этот вопрос, не определив предварительно место мифа в истории человеческого сознания, и что, следовательно, мифы надо изучать с точки зрения отражения в них этого сознания (глава Теории мифа). В соответствии с этим выводом автор обращается к некоторым частным аспектам сознания — представлениям о пространстве и времени и представлениям о личности — и их отражениям в некоторых конкретных, а именно в эддических, т. е. древнеисландских, мифах (главы Пространство и время в эддических мифах и Личность в эддических мифах). Однако в заключение автор решается обратиться и к общему вопросу — месту мифа в истории человеческого сознания и, следовательно, к самой этой истории (глава Миф и становление личности). Этот краткий обзор содержания книжки объяснит читателю, почему она состоит из названных выше частей.

«Центральная проблема в истории древнезападноскандинавской поэзии, – говорит Э. Норен, – это вопрос о происхождении поэзии скальдов» (1). Вопрос этот еще Мюлленгофф называл «кардинальным и основным вопросом истории скандинавской поэзии» (2). Вопрос этот решался до сих пор исследователями следующим образом.

Прежде всего следует упомянуть теорию кельтского происхождения поэзии скальдов. Никаких литературных фактов в пользу этой теории (поддерживаемой германистами, но не кельтологами) до сих пор приведено не было, если не считать того, что некоторые свойства общего порядка оказываются характерными и для поэзии скальдов и для древнеирландской поэзии. Фактов, свидетельствующих о наличии культурных связей между скандинавами и ирландцами, было приведено много (особенно в работах отца и сына Бугге). Однако, как в свое время справедливо указывал Ф. Йонссон, все эти факты относятся к эпохе, когда поэзия скальдов уже сложилась.

«Чистая филология производит впечатление человека, который, пустившись в путь, второпях забыл, куда и зачем он идет», — этот афоризм В. О. Ключевского хорошо выражает ту неудовлетворенность господствующим подходом к древнеисландской литературе, которая побудила меня написать эту книгу. Я ставил себе в сущности чисто методологическую задачу: мне хотелось показать, что изучение древней литературы без учета тех изменений, которые произошли в психологии человека, бессмысленно. Но, естественно, я не мог обойтись без конкретного материала. По ряду соображений я решил, что наиболее подходящим материалом будут так называемые «саги об исландцах», или исландские «родовые саги», эти самые своеобразные произведения европейского средневековья.

Популярные книги в жанре История

Новая книга очерков хорошо известного отечественному читателю автора в определенной степени является продолжением его предыдущей книги "Парадоксы и причуды филосемитизма и антисемитизма в России" (М., 2000) и посвящена все тем же "вечным вопросам" – любовь или ненависть? вместе или врозь?

Цивилизационное событие — это антропогенная технологическая революция, качественно изменяющая состояние нашей цивилизации и переводящая ее на более высокий уровень развития.

История Новгорода — один из стержней традиционной историографии России. К нему «привязана» вся варяжская концепция образования Русского государства. Понятие «Господин Великий Новгород» считается появившимся в связи с образованием и последующим возвышением Новгородской республики на Волхове, вплоть до ее падения и присоединения к Москве Иваном III.

Во время гражданской войны России и в красных, и в белых войсках любили распевать на один и тот же лихой мотив пушкинскую «Песнь о Вещем Олеге». Вот только припев к этому гимну был их собственного сочинения.

Почему же русские, находившееся во время великой смуты начала XX в. в некоем всеобщем помутнении рассудка, подсознательно искали опору в именно этой «Песни»?

Термин «новая хронология», введенный А. Фоменко и Г. Носовским, строго говоря, не вполне удачен, поскольку «новых хронологий» и в прошлом было немало, например, «советская хронология» — «годовщины Великого Октября» или «хронология Великой французской революции» и т. п.

По сути, проблема состоит не в введении еще одной некоторой «новой хронологии», а в восстановлении ПРАВИЛЬНОЙ хронологии событий прошлого, основанной на естественнонаучных данных.

Споры о реальности Атлантиды, легендарной земли, о которой поведал человечеству Платон, ведутся не одно столетие. Но само слово «атлантида» стало нарицательным так называем мы гипотетические земли, ныне ушедшие под воду. Какова была их роль в истории человечества?

О землях, ушедших на дно в районах древнейшего моря Тетис, остатками которого являются Средиземное, Черное. Каспийское моря, и рассказывает новая книга Александра Кондратова. открывающая трилогию, посвященную «новым атлантидам».

Для широкого круга читателей.

В монографии исследуется восточнославянский эпос. Основные проблемы исследования: возможности былин как научного источника, потенциально возможные пути совершенствования методологии исторического изучения эпических материалов, сравнительный анализ отражения социальной практики Древней Руси в былинах и письменных источниках, социальная эволюция образа эпического героя.

Книга адресована специалистам по истории Древней Руси, а также преподавателям, студентам и аспирантам, интересующимся проблемами изучения былин как научного источника.

Советская контрреволюция не произошла в 1991 году. Отнесение момента ее совершение к этому времени - распространенное заблуждение. 1991 стал лишь годом реставрации дореволюционного строя, заключительной частью длинной цепи контрреволюционных этапов. Контрреволюция в СССР началась не с приходом к власти Михаила Горбачева. Ее не открывал XX Съезда КПСС, на котором Никита Хрущев выступил с умеренной критикой сталинских преступлений, «облив грязным потоком лжи отца подлинного социализма» как утверждают многие сталинисты. Контрреволюция в СССР ведет отсчет с начала 1920-х годов, когда еще был жив Ленин.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга «Три поколения» — мой посильный вклад в дело воспитания нашей молодежи на героических примерах прошлого.

Познать молодежь — значит заглянуть в завтрашний день. Схватить главные черты ее характера в легендарные годы борьбы за советскую власть на Алтае, показать ее участие в горячую пору хозяйственного переустройства деревни и, наконец, в годы подъема целины — вот задачи, которые я ставил себе на протяжении трех последних десятилетий как рядовой советской литературы в ее славном, большом строю.

Прошло пять лет после событий «Орудий смерти», когда Нефилимы стояли балансируя на грани забвения и Сумеречный охотник Эмма Карстаирс потеряла родителей . После кровопролитий и насилия, свидетелем которых она стала, когда была ребёнком, Эмма посвятила свою жизнь, что бы разобраться в том, кто или что убило её родителей и отомстить за них.

Воспитанная в институте Лос-Анджелеса в семье Блэкторнов, Эмма соединена клятвой «Парабатай» с её лучшим другом, Джулианом Блэкторном. Серия убийств в городе привлекает её внимание – у них, похоже, имеются те же самые особенности, как в случае смерти её родителей. Убийца мог быть тем же самым человеком? Её внимание привлекает не только это: кто то убивает и жителей нижнего мира. Благой народ заключил сделку с Институтом: если Блэкторны и Эмма будут расследовать эти убийства, они отпустят Марка Блэкторна в его дом. Подвох: у них есть только две недели, что бы поймать убийц. В противном случае начнётся война между Фейри и Сумеречными охотниками.

Институт Сумеречных охотников, должен начать гонку со временем, что бы поймать убийц, даже тогда, когда они начинают подозревать в причастности к этому самых близких людей. В это же время, Эмма влюбляется в одного единственного человека в мире, с которым закон Сумеречных охотников абсолютно запрещает иметь отношения.

На фоне сверкающего современного Лос-Анджелеса, Эмма должна научиться доверять своей голове и сердцу, поскольку она расследует демонический заговор, в котором участвуют управляющие маги ночных клубов Сансет стрип и простирается до зачарованного моря, которое омывает пляжи в Санта Монике.

Одна ночь греха…

Он наблюдал за ней на склонах, в ресторане, а теперь еще и здесь, в тускло освещенном баре модного курорта Вейл, притворяясь, что вовсе не замечает ее из другого угла заполненного до отказа зала. Автору песен Грейс Райдер никогда не нравилось быть в центре внимания, но она чувствует покалывание всякий раз, как взгляд этого загадочного сексуального незнакомца останавливается на ней. Может его мускулистое тело и выглядит угрожающе, но соблазнительные губы буквально умоляют подарить сладостное облегчение. Только одна ночь покажет, безвреден ли он или грешен.

…приведет к опасной капитуляции.

Агент «Эгиды» Брайан Уолкер получил четкий приказ: смотреть, но не приближаться. Грейс Райдер совсем не для него. Но ситуация меняется, когда длинноногая брюнетка делает ему предложение, от которого невозможно отказаться. Желание приводит к соблазнению, и одна ночь капитуляции проверит на прочность личные и профессиональные принципы Брайана. И хотя его темная жажда победила, плата может оказаться слишком высокой: где-то поблизости скрывается преследователь, ждущий удобного для нападения момента, и если Брайан потеряет бдительность, его одержимость женщиной, которой он не должен был касаться, приведет к смерти их обоих.