Станция вызывает базу

Станция вызывает базу

Картленд включил передатчик. В мёртвой черноте экрана отражались впалые щёки и тусклые глаза под набрякшими веками.

Красавец...

– Станция "Эра" вызывает базу Галактического кольца. Станция "Эра" вызывает базу Галактического кольца. Отзовитесь, сволочи, мать вашу! Станция "Эра"...

Впору было свихнуться.

Одиннадцать месяцев взаперти: два жилых яруса, четыре коридора, двадцать шесть кают, гальюн, душ, кубрик, рекреация, гидропонный блок... В ангарах не осталось ни капли топлива, только пыль лежала трясиной: ступишь - засосёт.

Другие книги автора Наталья Егорова

Страх делает из слабого труса, а из сильного героя Академия гудела как потревоженный улей. К концу занятий в ее стенах не осталось ни одного человека, который был бы не в курсе произошедшего в обед в столовой. Адепты бурно обсуждали инцидент, собираясь небольшими группами в коридорах, холле и даже во дворе. Похоже, я была первой, кто решился открыто бросить вызов грозному завучу. Точнее я была единственной, у кого не имелось другого выхода — магия была для меня всем. Некоторые, встречая в коридорах, разглядывали меня с каким-то жадным интересом. В чем тут дело прояснил Эрин, прибежавший после перемены с известием о том, что многие заключают пари на то, сколько я продержусь до того как все-таки сбегу. Сроки разнились от одного дня до одного месяца.

Я очнулась в другом мире, где обозвали Избранной, но быстро выяснили, что ничего полезного я не умею. И только один лучик надежды — возможность исполнить свою заветную мечту и стать магом. Для этого придется приложить множество усилий, но разве это имеет значение, когда главное чудо в твоей жизни уже случилось? Это история об обычной девушке в необычной ситуации, ее маленьких друзьях, магической академии и взаимопомощи. Даже если сбылась самая заветная мечта, за нее еще придется бороться.

Даже программисты не станут отрицать, что они народ необычный. Недаром о них сложено столько анекдотов – Василий Иванович с Вовочкой позавидуют. Вот и родилась идея собрать под одним переплетом произведения авторов-программистов.

В сборник вошли рассказы пятнадцати авторов из США, Израиля, России, Украины и Эстонии. Всю информацию об авторах можно найти на сайте издательства «Млечный Путь»: http://milkyway2.com.

Нам рассказали как важно то, что мы будем делать, пришедшим поглазеть на построение жителям — какие мы сильные маги, отдельно отметили героев-первокурсников, которые наравне со вторым курсом вызвались помогать людям защищать селения от нечисти и болезней и под торжественный марш отправили навстречу рутинной работе столь нелюбимой архимагом Элтаром...

Зак украдкой скосил глаза из-под рваной повязки, служившей ему головным убором. Остальные рабы пока не заметили отставшего товарища по несчастью. Один из охранников, сопровождавших жалкую колонну, поправлял ошейник злобного пса-убийцы, другой закуривал вонючую самодельную папиросу. Это был крохотный, но шанс.

Зак юркой змейкой просочился в приоткрытую дверь. Полузасыпанный землей бункер, невесть как оказавшийся на территории бывшего кемпинга, нынче представлял собой огрызок коридора с шершавыми бетонными стенами. Двери по обеим сторонам прохода были наглухо запечатаны, но и та площадь, что оставалась в его распоряжении, давала некоторую надежду остаться необнаруженным. Рабов сгоняли в бараки толпой, для сна служило все пространство дощатого пола, а пересчитывали рабочую силу лишь с утра. Зак надеялся к этому времени проскользнуть мимо охранников, перелезть через невысокую двойную ограду из колючей проволоки и... дальше надежда только на собственные ноги.

Все началось с того, что Илюшка схватил трояк по пению. В четверти.

И главное, родителям не объяснишь. Мама за голову схватится и заохает:

– Ты дома без конца поешь, чего ж ей еще надо? Ты, наверное, балуешься у нее на уроках, вот она тебе тройки и ставит.

А он и не балуется вовсе. И не поет почти. Елена Николаевна почему-то не любит пение, а велит называть свой предмет "музыка". И картинки рисовать заставляет: ставит пластинку и требует нарисовать впечатление. Только у Илюшки никакого впечатления от Чайковского и Мусоргского не получается, он больше автомобили любит рисовать. Гоночные.

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Мистер Мортон был богатым человеком. И ненавидел свое богатство.

Прежде всего, он не привык иметь деньги. Почти всю свою жизнь он провел в специализированном заведении, поскольку в десять лет получил диагноз «эксцентричный тип». Но когда Британской марсианской компании понадобились поселенцы на Красную планету, больница Уинксли для пациентов с неустойчивой психикой охотно предоставила для благородных целей колонизации чужих планет большинство своих подопечных, отличавшихся наиболее компенсированным поведением.

Это книга-игра. Единственное условие для нее: читалка должна поддерживать переходы по ссылкам внутри текста.

Ты поспорил, что прилетишь «зайцем» на кубок по спейсболу, а оказался на заброшенном руднике, где террористы спрятали угнанный корабль с заложниками. Теперь ты — единственный шанс на спасение для всех пассажиров, но… Справишься ли ты? Уж слишком агрессивный мир вокруг, а ты — всего лишь студент космолетного училища с далекой окраины Галактики, а не боец императорского спецназа.

Некогда Хайдон был частью Империи, но настали смутные времена, и многие провинции стали выступать за независимость. Добиться успеха суждено было только Хайдону, который, отделившись, и переманив на свою сторону сотни планет, стал достойным противником перерождённой Империи.

Однако действительно ли Хайдон так сильно отличается от того, против кого воюет? Не является ли эта война всего лишь результатом воплощения чьих-то амбиций?

Раскол затронул также хранителей древних знаний, бенайтов, которые до этого использовали свои особые способности для поддержания мира во всей Империи. Теперь же им приходится воевать друг против друга, приняв одну из сторон.

Космический маразм

Космический маразм 1

Предисловие 2

Часть 1 3

Глава 0. Зарождение 3

Глава 1. Гибель Конотопа 19

Глава 2. Как утонул Конотоп 26

Глава 3. Пожар 29

Глава 4. Посреди океана 34

Глава 5. Эгозон 35

Глава 6. Протокультура. 45

Глава 7. Е-761 54

Глава 8. Конгресс 62

Глава 9. Мудрость Соломона. 73

Глава 10. Противостояние. 76

Глава 11. Не в своей тарелке 80

"На грани человечности" - эта книга знакомит читателя с подопечными землян элкорнцами, цивилизация которых сейчас находится в том переходном - от феодального к буржуазному - возрасте, когда Человечество начинает осознавать себя Человечеством. Главная героиня - землянка Суламифь Драгобич с детства мечтает о профессии наблюдателя, труднейшей для галактического конфедерата. Но лишь будучи внедрённой в подопечную цивилизацию под "легендой" воинствующей монахини сестры Вайрики, она на практике осознаёт, что выбор между решением самым рациональным, самым правильным и самым человечным - есть самый сложный нравственный выбор. "По долгу службы" героиня сталкивается и с единомышленниками - Опередившими Время, и с врагами - оплотами мракобесия, и с самым страшным - легионами равнодушных. И чаще всего в ситуациях, предполагающих конфликт между профессионализмом и человечностью, Суламифь делает выбор в пользу последней.

Действие происходит: между сериями «Семейство Крови» и «Утопия».

Старый деревенский колодец — любопытный объект для привлечения искателей затерянных сокровищ и желающих загадать желание. Но только в том случае, если что-то инопланетное и ужасающее не скрывается внутри. Что-то совершенно чудовищное, вызывающее смерть и разрушения.

Но кто знает правду о колодце? Кто хочет узнать, какую отвратительную силу он хранит? Что последует за поиском закопанных под землей сокровищ?

Никто не хочет верить предупреждениям Доктора о смертельном ужасе, ожидающем своего часа. Но скоро все пожалеют, что не верили ему

ТАРДИС доставляет Доктора и Марту в Лэйк Дистрикт 1909 года, где небольшую деревню терроризирует огромное, покрытое чешуёй чудовище. Идёт поиск неуловимого «Уэстморлэндского Зверя»; исследователи, натуралисты, и охотники со всей страны съезжаются в местные горы. Сам король Эдуард VII направляется к месту поисков, пообещав рыцарский титул тому, кто разыщет Зверя.

Но есть в Лэйк Дистрикт и нечто более зловещее, чем разбушевавшееся чудовище, и Доктор скоро оказывается частью плана старого ужасного врага. Когда охотники сами становятся дичью, начинается отчаянная битва умов, а на кону — будущее всего мира.

История по космическому миру будущего, где люди делят власть над космосом с загадочной расой мельранцев.

1. Я для тебя одной воскресну

История полумельранца-получеловека.

Он – наполовину инопланетянин. Она – человек с уникальными способностями. Он никогда не имел семьи, избегая близких отношений. Она имела все: семью, детей, внуков. И теперь избегает близких отношений, потому что пережила всех, кого любила. Он умирал. А она его воскресила. И теперь им предстоит рискованное задание в инопланетной колонии. Смогут ли они распутать череду преступлений и не запутаться в собственных отношениях?

2. Мельранский мезальянс

История старшего наследника влиятельной семьи мельранцев – Саркатта: Рейгарда Саркатта.

Елисса – индиго, прожившая не один десяток лет, одинокая и самодостаточная. Единственная, кем она дорожит – это давняя подруга Мелинда, тоже индиго. Но Мелинда влюбляется в красавца-инопланетянина, беременеет от него, хотя это и считается невозможным, и теперь ей грозит смерть. Брат любовника Мелинды – Рейгард – предлагает Елиссе сделку. Смогут ли они найти общий язык, понять друг друга и сохранить взаимопонимание в обществе высокомерной аристократии с Мельрании, для которой любые отношения с землянкой – ужасный мезальянс.

3. Мельранский резонанс

История сына Рейгарда Саркатта.

Милана легла на операцию, а очнулась в далеком будущем, на планете Мельрана. Эксперименты здешних ученых сделали из нее индиго, а оживил ее… один из очень богатых и влиятельных местных жителей. Милана оказывается втянута в невероятные приключения. Один родовитый мельранец хочет сделать ее инкубатором для своих детей. Другой – своей женщиной, а кое-кто – спасительным кругом. А еще… еще Эймердина Саркатта, знатная и высокородная мельранка, выступит в роли амазонки…

Плюс два рассказа по миру.

Королева для мельранца – предыстория встречи Рейгарда Саркатта и его возлюбленной.

Мельранский экстрим – нечто вроде Эпилога к истории Рейгарда Саркатта и его возлюбленной.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

– Мишка! Опаздываем!

Красный как рак, жених одергивал непривычный костюм.

– Двадцать минут осталось! Ну сколько можно копаться? Ты ей там по копейке, что ли, отсчитывал?

– Да ну... - Михаил ткнул сигарету в зубы. - Тёща, пока все карманы не вывернул, не успокоилась: "невеста у нас дорогая, невеста у нас бесценная", тьфу! Говорил Надьке, давай просто сходим распишемся, так нет, завела вой: хочу платье с фатой, как у людей, хочу машину с куклой, хочу шампанское у памятника. Чтоб выкуп на лестнице платили и каравай кусали.

Желтые солнечные пятна расписывали паркет под хохлому. Мефодий робел, а потому старался ступать на темные плашки. Те успокаивающе поскрипывали под ногами, уговаривали не принимать близко к сердцу.

Перед самой дверью с начищенной табличкой "Старший по работоустроению Архип Тимофеич" Мефодий потер в кармане заговоренную копейку - на удачу. Деликатно стукнул в косяк, приотворил тяжелую дубовую филенку.

– Можно?

Над ворохом газет торчала морщинистая лысина старого барабаша. От самой этой макушки веяло такой солидностью, что сразу вспомнилось, как лет сорок назад стоял он перед суровой коллегией и мямлил: хочу, мол, такую работу, чтоб на свежем воздухе и ездить все время. Аж шея вспотела от воспоминаний.

Громадная бородавчатая жаба хлестнула языком. Дамьен едва успел отпрыгнуть, провалившись по колено; липкая жижа плеснула в лицо; острый луч прошил тушу насквозь, жаба задергалась, оглашая окрестности нутряным рыком. Нестерпимо завоняло тухлятиной.

– Жителей тысяч пять, - неторопливо продолжала Микки Роуз. - Всегда был спокойный, сонный такой пригород, Лиунсвилль. За последние два года ни одного убийства. А тут...

Гнилостная жижа неохотно выпустила ногу. Дамьен выковырнул из рукава некрупного кровопийцу, с удивлением рассмотрел надутый шар живота, растопырившийся колючими хоботками. Помесь морского ежа с миниатюрным дирижаблем: такая тварь встречалась ему впервые.

Формула была сложной.

Каждую чёрточку её Йоссель старательно выписал на тонком листе голья, а по углам всю последнюю неделю рисовал хитрые листвяные завитки – просто от удовольствия.

Три руны, раскрытые навстречу четвертой – кровь затворить. Ещё две посолонь завёрнуты – сил добавить. И одна внизу – для устойчивости. Сиянья уйдет всего ничего, а держаться должно накрепко.

Формула была красивой, и Йоссель искренне гордился ей. Целых полгода.