Станция Солярис

День догорал. Очередной день, обычное звено в той цепочке, что тянется, начиная с Рождества, через зиму, весну, лето и осень – и заканчивается тем же Рождеством, возвращаясь к своему началу, как извечная змея, поглощающая собственный хвост, – но, в отличие от бездумного круговорота, унося с собой целый год нашей жизни. Еще один год.

Впрочем, день здесь был вовсе ни при чем. Просто неважное было у меня настроение. Вероятно, сказывалась усталость… даже нет – ощущение безысходности. День за днем, месяц за месяцем, год за годом биться над решением проблемы квадратуры круга. Ежедневно, с утра до вечера, пытаться доказать теорему Ферма. Пробовать определить точное значение заколдованного числа «пи»…

Другие книги автора Алексей Яковлевич Корепанов

Корепанов Алексей

Наследие богов. Дилогия

  [email protected]

  НАСЛЕДИЕ БОГОВ:

  Месть Триединого.

  Сокровище Империи.

  Оружие Аполлона.

  Копье и кровь.

  Алексей Корепанов. Наследие богов

  Книга первая. Месть Триединого

  Крис Габлер, монотонно моргая и с трудом подавляя желание зевнуть, глядел сквозь тонированное днище неумолчно рокочущего флаинга. Внизу, под брюхом "летающей сосиски", все тянулись и тянулись однообразные красноватые пески, будто у местной природы не нашлось под рукой никакого другого материала для сотворения ландшафта. Утро было серым и дождливым, лучи здешнего солнца, Сильвана, не могли пробиться сквозь сплошное покрывало туч, и Габлера со страшной силой клонило в сон. Гул двигателя напоминал колыбельную на чужом языке. Чем больше времени для сна, тем меньше времени для службы - аксиома. Но применить ее сейчас не было никакой возможности. Сидящий напротив усатый вигион* Андреас Скола неутомимо водил прищуренными глазами справа налево и слева направо, словно сканируя унылую рыжую пустыню в глубине одного из континентов Нова-Марса. И вид у него, в отличие от подчиненных, был вовсе не сонный.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

И не было Земли

И не было никогда такой планеты с названием Земля, а были лишь клочки старых-престарых легенд, которые неизвестно кто и когда сочинил в припадке сомнительного вдохновения. И почему не ослабевает у людей тяга к выдумкам? Неужели действительность скучнее сказок? Ну почему кое-кто считает, что всем станет жить еще лучше и веселее, если люди уверуют, что их предки вышли в мир с этой фантастической Земли, как, скажем, первые куллиты из озера Та, если ваять древнейшие куллитские предания, или праматерь эрпов с горы У-ти-ло, откуда она якобы была изгнана богом Ноу за тунеядство, если обратиться к религиозным книгам эрпской культуры?

Никакое это не литературное произведение, а именно заметки, не весьма систематизированные, винегрет, сварганенный как из собственных, так и позаимствованных мыслей; возможно, кому-то из начинающих писателей-фантастов (и не только) он действительно будет хоть чем-то полезен.

Корепанов Алексей

Что и не снилось...

"...Господи! Почему именно я стал избранником твоим, почему именно мои глаза ты открыл, чтобы мог я видеть то, что неведомо никому, кроме тебя, господи? Есть ведь другие, более достойные дара твоего, тяжкого бремени, которое возложил ты на плечи мои...

Господи, прости дерзкие слова мои, отврати гнев свой от недостойного раба твоего! Смиряюсь, господи, покоряюсь воле твоей, ибо кто есть я? Пылинка жалкая, ветром гонимая, песчинка малая на берегу, лепесток в быстром потоке, и не мне судить о деяниях твоих, господи, не мне пытаться узнать помыслы твои, разгадать намерения твои...

«Бардазар» – пятая книга цикла «Походы Бенедикта Спинозы». Экспедиция на планету Грендель завершена, и ничто, казалось бы, не мешает ее участникам взять курс назад. Но получилось по-другому. И пришлось супертанку и экипажу повременить с возвращением в воинскую часть. События на далеком Гренделе аукнулись и капитану «Пузатика» Линсу Макнери – он вновь попал в переделку. И оказалось, что все пути ведут на Можай – планету, которую в давние времена посетили могущественные свамы, оставив там грандиозное сооружение, способное уничтожить жизнь во всей Галактике. Валы Можая… Что же все-таки скрывается в их глубинах?

-…и неоднократно подтверждено: если у человека чего-то нет в сознании, то он это и не воспринимает, не видит, понимаете? И поэтому мы осознанно видим, слышим, чувствуем гораздо меньше, чем наш мозг воспринимает на самом деле, реально. Знаете, что такое «воронка Шеррингтона»?

Он отрицательно качнул головой. Каждое слово колдуна звучало как откровение.

— Это такое образование в нашем мозге, которое первично фильтрует все сигналы от рецепторов тела. Девяносто процентов отбрасывает как неинформативные, а остальные сигналы укрупняет, объединяет, обрабатывает по сформированным схемам и этаким фонтаном предъявляет бессознательному — и уже оттуда они частично, по принципу наибольшей важности, и проявляются в сознании. Поэтому люди осознанно видят именно ту реальность, которая сложилась в их сознании…

«Авалон» — третья книга цикла «Походы Бенедикта Спинозы». Экипаж супертанка серии «Мамонт» получает новое задание — на этот раз Дарий и Тангейзер направляются на планету Тиндалия, в Долину могил. И откуда им было знать, что ждет их в одном из древних подземелий? Следователь Шерлок Тумберг тоже понятия не имел о том, чем обернется для него долгожданный отпуск. Вместо рыбалки ему пришлось вновь заниматься тем, от чего он хотел отдохнуть. А вот древние маги Аллатон и Хорригор совершенно точно знали, с какой целью встретились и куда им нужно отправиться для того, чтобы пробудить от многолетнего сна Изандорру Тронколен — бывшую Небесную Охотницу. Все они стали невольными скитальцами, и если бы не Бенедикт Спиноза, финал мог бы получиться совсем другим.

«Грендель» – четвертая книга цикла «Походы Бенедикта Спинозы». И вновь ветер странствий заставляет экипаж супертанка серии «Мамонт» покинуть воинскую часть. Дарий и Тангейзер вместе с древними магами-мутантами призваны разобраться с таинственным излучением, которое многие годы уходит в космос с планеты Можай. Казалось бы, Галактика почти необъятна, и невозможно случайно встретиться со знакомыми на одной из дальних планет. Но капитану «Пузатика» Линсу Макнери это удается. Давно прошли те времена, когда рейсы дальнолета проходили без проблем – теперь эти проблемы посыпались одна за другой. А следователь Шерлок Тумберг успешно проводит очередное расследование и уже собирается домой – но тут судьба выкидывает очередное коленце… И дела предстоят очень серьезные – речь-то идет об угрозе всему галактическому сообществу! Походы Бенедикта Спинозы: Прорыв Можай Авалон Грендель Зигзаги

Популярные книги в жанре Фэнтези

Morgot Eldar

(c)

Страны, народности, нелюди, бестиарий и термины Мира Солнечной Зари.

(пополняется)

СТРАНЫ И НАРОДНОСТИ:

Элигершдадская Директория - воинственное авторитарное государство людей, когда-то владеющее намного большими землями, но в результате так называемой Катастрофы Пятна, потерявшее до 30% территории. Населено многими народностями. Титульная нация - элигерцы. Во главе государства - Генеральный Избранник, он же Император Северной Зари.

Annotation

  Волотамп Геддарм ("Воло" для его аудитории), путешественник, автор, человек возрождения в Королевствах, известен своим хвастовством и еще больше своими пари. Так что когда в его присутствии речь заходит о величайшем путешественнике всех Королевств, он будет защищать свою репутацию, не заботясь о последствиях. Вскоре Воло и его прежний спутник, Пэсспоут, окажутся в путешествии, которого Торил еще не знал. От Чульта до Кара-Тура, от Сюзейла до Сияющего Юга, даже от Земли Мертвецов к Мацтике, странствуют Воло и Пэсспоут... не подозревая, что простое пари скрывает самый темный замысел из всех, с которыми они сталкивались.

Волны накатывают одна за другой, лениво стирая мои следы. Медленно иду по кромке прибоя, ботинки давно промокли, но это неважно. Я прихожу сюда почти каждый год наперекор репортёрам, слухам и семейным сценам. Жена была твёрдо уверена, что в эти странные поездки я езжу на свидания с любовницей. Она права, конечно, в некотором смысле. Впрочем, этот раз будет последним. Я смотрю на горизонт, где должен быть берег соседнего острова, но насколько хватает глаз, только море и туман. Как она говорила: «Если больше не видишь берег, значит, не сможешь вернуться». Ничего, я и не собираюсь. Остров Туманный — ничем непримечательный кусок скал и песка посреди океана. Несколько чахлых, невесть как выросших здесь деревцев, маленький родник с крохотным оазисом жёсткой травы. Здесь я останавливаюсь на несколько минут — нужно отдышаться. Достаю из кармана фляжку и делаю несколько глотков. Бренди, что я перелил во фляжку в гостиничном номере, не самый хороший, но сойдет. Наклонившись к роднику, пью воду, чистую и холодную, как лёд. Дыхание на миг перехватывает, и я кашляю, сплёвывая в прозрачную воду кровавые сгустки. Ничего, это тоже уже не важно, почти неважно. Я проследил за розовым облачком крови, как они медленно тают в проточной воде ручейка, потом достаю из полупустой пачки сигарету и прикуриваю, глубоко затягиваясь. Грудь немедленно отзывается ещё одним приступом кашля, но мне удается его подавить. Осторожно сажусь, опираясь спиной на камень, достаю блокнот и пытаюсь его пристроить на колене поудобнее — профессия запускает когти слишком глубоко в душу, даже сейчас, измученный болезнью, пришедший, подобно старому мамонту, умирать на этот остров, я пишу. Карандаш царапает линованную бумагу записной книжки, буквы получаются неровные, отвык я писать руками, куда как привычнее барабанить по клавиатуре. Наверное, это получиться странная история, чуть сумбурная, может слишком короткая, но я хочу её рассказать.

Главные герои уходят на поиски правды об исчезновении родственника. Керсану Зоргену предстоит пережить татарский полон, неожиданное освобождение, случайные потери во время похода, встречами с лесными сущностями, участие в сече с татарами под р. Смядвой, схватку с нечистью и многое другое. Что ожидает героев в дальнейшем пути судьбы? Как часто они будут ещё ходить, словно по лезвию ножа? Найдётся ли потерявшийся герой?

Что может произойти с обычным рыбаком, если он отправится на прогулку вдоль морского побережья? Неужели одна находка может резко изменить не только жизнь, но и перевернуть все представления, привычные с детства. Выйдя из дома всегда нужно попрощаться с отчим кровом, ведь никто не может быть уверен, что обязательно вернется. Таур никогда не стремился к странствиям. Верхом его мечтаний было посетить ближайший город. Но разве судьба спрашивает у человека о его желаниях? Вот и вот этот раз не спросила… Просто странный предмет, случайно оказавшийся у него в руках. Вот только действительно ли случайно?

Долгая и жестокая война между эльфами и гномами, приведшая к почти полному истреблению подгорных обитателей, неожиданно заканчивается миром. Королева эльфов Гильвейра, одержимая идеей братства всех народов мира, убеждает своего мужа Трайнира прекратить затянувшееся кровопролитие. Гномы соглашаются на предложение былых врагов, подписывают Договор и выделяют отряд воинов для совместного похода к людям, которых Гильвейра тоже хочет приобщить к союзу. Желательно — без насилия. Но взаимная ненависть берет своё, и мирный поход превращается в очередной эпизод, казалось бы, завершившейся войны.

Алька замерла, вонзив когти в поры древесной коры. Она слышала шорох ветра, слышала, как ложится снег, но ни скрипа его, ни треска ветвей, ни шелеста птичьих крыл — ничего, что могло бы сопровождать чужое движенье, не было. Тем не менее, что-то шевельнулось внизу, задрожало в воздухе, растворилось в нем. Густо валил снег. Мело, но не пронизывало. По всей видимости — а видимость была метра три — это что-то было пролазой. В такую погоду белки носа не высовывают из своих жилищ без крайней необходимости. Алька же высунула, однако, что это была за необходимость, тут же забыла, увидев его. Иногда она про себя называла этих существ зайцами, хотя чаще пролаза формой фигуры бывал похож на медведя, вставшего на задние лапы, а еще чаще — на человека, но человека горбатого, вроде егеря с рюкзаком. Почему же они ассоциировались с зайцами, Алька сама не могла взять в толк, ибо всякое сходство с этими бесполезными, непутевыми, но неопасными созданиями у пролаз отсутствовало. Зайцы часто затевали возню под деревом, где она хранила запасы. Однако пролазу они не могли почему-то видеть, даже если он прошмыгивал рядом, даже если, невидимый и невесомый, наступал на них. Да и сородичи Альки не всегда замечали его присутствие. Не говоря уже о людях и егерях. Алька же не упускала возможности понаблюдать за ним, кутаясь в меха или грызя орех или гриб. Ее очень интересовало, есть ли у горбатого хвост, но, как и когда бы она ни присматривалась, даже если погода была ясная, и снег не штриховал детали, убедиться в наличии или отсутствии у него этого важного органа ей ни разу не удалось. Сущность пролазы состояла, вероятно, из совсем уж простейшего вещества, ибо была прозрачна, продуваема ветром, протыкаема сучьями, словом — как будто тень. Только тень — плоская, и обычно стелется по снегу, а эта держалась всегда вертикально, словно имела хребет. И тень черна, а этот сгусток материи просматривался насквозь. И в отличие от тени имел объем. Снежинки падая, замедляли свое движенье к земле, пронизывая пролазу, а иногда ненадолго замирали на поверхности его (с позволения сказать) тела. Отпечатков следов после него почти никогда не бывало, лишь изредка, где он замирал и ненадолго задумывался, оставался серебристый след, похожий на босой человеческий. И эта простая прозрачная сущность имела особенность внезапно и полностью исчезать. Словно заяц — одним прыжком, на лету растворяясь в воздухе. Если человека от человека Алька еще могла иногда отличить, то насчет горбатых пролаз даже не знала, много ли их, или этот экземпляр, время от времени встречающийся ей в лесу — единственный.

Перевод с английского: Владимир Левченко

Когда округлая луна всходила в звёздном небе,

И ветры безумно ревели в низине долины,

Я уловил блеск в очах прислужницы зла,

И бежал из логова дикого волка.

Проходящий чрез густой лес юный странник с опаской осматривался вокруг. Он не был трусом, но мрачноватая извилисто петляющая тропа чрез спутанно-сросшиеся и близко растущие деревья его настораживали. Сплетённые ветви и кроны деревьев в вышине качались, заслоняя лунный свет, а листва шелестела и шуршала как сборище тысячи призраков.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кого там видели одновременно в нескольких местах: Сен-Жермена? Калиостро? Антихриста из пророчества Даниила Андреева?..

Не Калиостро я, нет. И не Сен-Жермен. Но как же тогда, почему же тогда?.. Двойник объявился? Или брат-близнец, о котором мне неведомо?

Стою возле серой Мишкиной «иномарки», мимо снует городской люд, октябрьское солнце уже не то, но все-таки тщится доказать, что не все пропало, что еще повоюем… Мишка бьет ладонями по рулю, Мишка недоуменно качает головой и недоуменно смотрит на меня, как на фокусника. Мишка, вечно спешащий по своим коммерческим делам, затормозил здесь из-за меня – и теперь я стою и смотрю на него. Тоже недоуменно. Потому что Мишка уже успел сказать, что только что встретил меня кварталах в десяти отсюда, садясь в свою «иномарку» у банка. От банка Мишка гнал по прямой, не давая никому себя обойти (клиент ждал!) – и вот опять увидел меня. Я шел ему навстречу по забросанному опавшей листвой тротуару. А ведь обогнать его я никак не мог – это говорит Мишка и вновь недоуменно качает головой.

Застывший в беспредельности мрак, в котором утонуло пространство и умерло время, колыхнулся, исторгая нечто, им порожденное, – и вернулось сознание, и вновь россыпью покатились секунды, и запредельная безбрежность обрела форму. Мрак был тверд, как камень, и неосязаем, как воздух, мрак был неподвижен и текуч; он застыл тяжелой глыбой, заполнив тесное пространство, и в то же время просачивался сквозь поры земли наверх, наружу, и слышно было во мраке, как шуршат, прорастая в земные глубины, корни кустов и деревьев. А наверху наступал рассвет.

Перед поворотом тропа еще больше сужалась, двум всадникам здесь было не разминуться. С одной стороны ее теснила бугристая каменная стена, заслонившая солнце, с другой подступал крутой склон холма, до самой вершины поросший колючим кустарником. Черные ветви с длинными шипами растопырились вдоль тропы, угрожая поранить коня и всадника. Пробираться здесь можно было только прижимаясь к стене, покрытой лиловыми разводами мха, и отводя мечом шипастые ветви. Грон двигался вперед, обдирая плечом жестко шуршащий мох, подобрав полы плаща, и уже почти миновал поворот, но вдруг натянул поводья. Рыжий конь послушно замер, потом мягко опустил копыто, и Грон, вложив меч в ножны, нагнулся и снял с клейкого шипа обрывок коричневой ткани. Разгладил на ладони, сбросил в блеклую дорожную пыль со следами копыт.

– Пошли! – коротко скомандовал сопровождающий – здоровенный детина с хмурым и сосредоточенным лицом, одетый в пятнистый армейский комбинезон.

– Не бойся, все у тебя получится. – Она обняла его за шею и ободряюще подмигнула, но неуверенная улыбка не могла скрыть тень страха, распластавшуюся на дне ее широко открытых темно-коричневых глаз. – Не бойся…

Она выглядела очень привлекательно, эта обнаженная блондинка с красивыми бедрами и безукоризненными топорщащимися грудями; ее пухлые соски словно были созданы для того, чтобы страстно целовать их. Она держалась совсем неплохо, его четвертая партнерша, хотя все-таки боялась. Теперь все зависело только от него…