Стальные небеса

Тысячи лет мириады разумных во всех концах Грозди Миров жили и умирали, любили и враждовали, подчиняясь неспешному течению времени… но, долгая эпоха спокойствия завершилась. Очнулся ото сна Сын Бездны, и колокол бед возвестил о приближении новой Великой войны.

И пусть легионы демонов ещё спят в тёмных глубинах мироздания — игра уже началась, фигуры расставлены на доске и Судьба сделала свой первый ход.

Отрывок из произведения:

Абсолютная пустота. Абсолютная тьма. Абсолютная тишина…

Ни одного, даже самого слабого луча света не проникало в область возле самых границ Грозди Миров и Хаоса. Миллионы лет, со дня сотворения Грозди Творцом, ничто не нарушало покой безжизненных приграничных территорий. Но всему в этом мире рано или поздно приходит конец. Молчаливое пространство замерцало всеми цветами радуги, пошло волнами, завибрировало, и прямо в пустоте возник огромный замок на чёрной скале. Через мгновение на самой высокой его башне грозно и пронзительно ударил колокол, звук которого быстро разнёсся в окружающем пространстве и тут же утонул в чёрной ледяной бесконечности.

Другие книги автора Павел Геннадьевич Мороз

Все в этом мире имеет свое начало и свой конец… жизнь и смерть, рождение и увядание, с начала времен продолжается движение по кругу, все предрешено, и не в человеческих силах изменить устои мироздания… Но попытаться-то можно?! Особенно если на твоей стороне сила магии.

Боги, демоны, ночные твари и порожденные магией существа, разбойники и высокомерные аристократы, даже смерть не остановит Харлафа из Больших Петухов на его пути к истинной силе – силе, способной изменить судьбу мира.

Аннотация:

Все в мире имеет начало и конец? Мир подчинен неизменной судьбе? Возможно... Или же никакой судьбы вовсе и нет, а жизнь твоя и всего мира повинуется лишь воле нескольких могущественных существ. И что делать, если ты просто марионетка в чужих в руках? Некогда простой крестьянин по имени Харлаф из Больших Петухов, а ныне имперский дворянин и маг, для себя этот вопрос решил. И пусть он пока лишь в начале выбранного пути, а враги не дремлют, но это не имеет значения, ведь с ним Сила Огня и несгибаемая воля, а впереди открываются новые возможности. Время игры по чужим правилам заканчивается и наступает пора устанавливать свои. Книга полностью. Издательство ее отклонило.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Принцессу Хельви выдали замуж родители, когда ей было всего пять лет, но начавшаяся война надолго отодвинула ее счастье. Юной королеве пришлось не только вести войны за право жить на собственной земле, но и буквально бороться за свою любовь.

Хельви не только смогла воссоединить разрозненную войной страну и вызволить мужа из плена — ей удалось победить само Время и Смерть, с которыми, оказывается, тоже приходится сражаться.

Я – обыкновенный герой. Вернее, не совсем обыкновенный, потому что обыкновенным героям обыкновенно иногда помогают – то герой встретит добрую старушку или священника, которые расскажут ему что надо делать. То спутник им попадется удачно – то ли мастер фехтования, то ли гений каратэ, то ли красавица, которая взмахом рукава решает за героя все проблемы, то ли еще кто-нибудь. Одним словом обыкновенным героям живется замечательно. Я – не обыкновенный. Я – герой-одиночка. Все считают, что герой – обязательно рубаха-парень, рубит чудищ направо и налево и хранит верность своей любимой принцессе. До тех пор, пока принцессе не надоест ждать возлюбленного из очередного похода. Возможно, обыкновенные герои именно таковы, хотя я, признаться, ни с одним из них не знаком. В отличие от них, я не против приударить за любой симпатичной мордашкой, но как правило у меня это плохо получается. Из-за него. Кто такой он? Хм… Это весьма загадочная личность. На людях чаще всего он является в виде седобородого старикана, сильно похожего на Толкиеновского Гэндальфа. Иногда (когда вокруг никого нет) – появляется просто изображение его лица – на стене, на шторе, иногда просто висит в воздухе. Голос у него молодой и задиристый. Такой, что иногда хочется с ним подраться. Он мой учитель магии и боя. Иногда я обращаюсь к нему, называя его "Учитель", но чаще всего использую безличную форму, обращаясь к нему на "ты". Он сам так хочет.

Все друзья вокруг твердят, что потеря памяти — это не смертельно, но ты абсолютно уверена, что все вокруг как-то неправильно… И именно в этот момент в твоей жизни внезапно появляется притягательные незнакомец, заставляющий поверить в истинность этих сомнений. Отправиться с ним в авантюру, совершенно не имея представлений о настоящих мотивах спутника, и получить возможность узнать, кто же ты на самом деле, или… Упс, пока я размышляла, за меня уже сделали этот выбор. Ладно, в деталях разберусь по дороге!

Мария-Антуанетта любила хомячков. Нет, барашков. Да, пожалуй, она любила барашков. Барашков и длинные прогулки. Барашки были милой ее слабостью, а прогулки укрепляли мышцы ног и улучшали кровообращение. Но пожалуй, барашков она любила все-таки больше, чем прогулки. Хотя — прошу заметить — барашки кровообращения не улучшали. И вообще ничего не улучшали. Только жрали траву и загадочно улыбались. Суки были эти барашки. Но миииилые — невообразимо.

Это вторая часть второй книги о бароне Легране Гепарде. Его возвращение в свой новый мир, в свой дом, к своей семье задерживается. Ему приходится вновь перемещаться во времени и в пространстве, это цена за безопасность своего мира. Обо всём он пишет в обещанном послании, письме.

На земле тысячи лет бок обок со смертными, скрываясь в "тени" существуют вампиры. Смертоносные, бессмертные дети ночи, продлевающие свою искусственную жизнь с помощью энергии заключённой в крови смертных. Со времён инквизиции, когда сами ночные хищники стали добычей разгневанных фанатиков, немёртвые были вынуждены уйти в мир легенд, став для людей лишь мифами и навсегда стерев из памяти подлинность своего существования. Время шло, и сам уклад жизни вампиров претерпел серьёзные изменения. Такие же они беспощадные убийцы, как и та древняя и могущественная сила, которая дождавшись своего часа, пытается вырваться на свободу из своего многовекового плена, и уничтожить всё живое на Земле…

1359 год 13 эпоха 13 эра Времени Рассвета

— Побег из Альбинии

1 астар 1354 год

Дель

Я тихо захихикала, внимательно глядя на Лауру, приноровившую читать книгу не только сверху вниз, но и слева направо! Вообще-то, мой стин читать не умел. Но ведь никогда не поздно научиться!

— Ну, как? — ехидно спросила я, — много ты поняла в теории квантования энергии в условиях полного инертного мира?

— У тебя учебник неправильный, — сообщила Лаура. — Не руны, а закорючки с вензелёчками. Тут ничего понятного нет.

Социально-философский роман, антиутопия, последний в цикле про Обитаемый мир.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Тяжелая дремота после очередного «ночного бдения» была прервана знакомым лязгом ключа в железной двери. «По ком из нас соскучилось тюремное начальство?»- подумалось каждому из обитателей камеры, и наши головы машинально повернулись в сторону звука. Все четверо, мы настороженно поднялись,

Несмазанные петли взвизгнули, дверь приоткрылась, и в нешироком ее проеме возник уже знакомый надзиратель в темно-синем мундире и такого же цвета брюках навыпуск. Держась одной рукой за притвор, а другой опираясь на косяк, он молча осмотрел нас всех, потом негромко спросил, уставясь на меня:

Дорогая Юлия!

Я очень хорошо к Вам отношусь и считаю Вас серьезным журналистом. Но в вопросе о взрыве домов Вы не правы. Уже много лет Вы упрямо настаиваете на некой своей версии, и Вам почему-то очень важно доказать, прежде всего себе самой, что за сентябрьскими 1999 года терактами стояло не российское правительство, причем темы этой Вы страшно боитесь, она очень для Вас болезненна. Не огорчайтесь, такое бывает. Я тоже, когда стал заниматься взрывами, первые несколько недель поверить не мог в то, что дома взрывали не чеченцы. А потом поверил, потому что версий других просто не осталось. Это было в 2001 году. А сейчас, в 2009-м, и тем более. Вы обратили внимание на то, что в десятилетнюю годовщину взрывов ни один российский диктор телевидения, в том числе и дикторы новостей официозного Первого канала, не смог выдавить из себя фразы о том, что дома взрывали «чеченцы»? Не обратили. А я обратил. А на то, что правительство решило «идя на встречу пожеланиям родственников» (я не шучу, это так было сформулировано), не проводить никаких официальных церемоний по случаю годовщины самого крупного в истории России (после Беслана) теракта? На это Вы тоже не обратили внимания. А очень жаль.

Что касается содержания моего романа, то я заранее согласен с мнением любого читателя, поскольку все на свете можно толковать и так, и этак. Возможно, кто-нибудь воспользуется в отношении этого текста советом Джека Лондона и «оставит его недочитанным», если сможет, конечно. Я же, во всяком случае, старался сделать все, от меня зависящее, чтобы этого не произошло.

В то же время, две части этого романа по своему стилю не тождественны друг другу. Я столкнулся с теми же трудностями, что и Г. Манн в своей книге о славном короле Генрихе IV: книга о молодых годах моего героя получилась очень цельной, а о зрелых годах — фрагментарной. Это объяснимо: вселенная зрелого человека до определенного предела неуклонно расширяется, открывая ему все новые и новые области бытия. Описать все это во всех подробностях невозможно, да и, вероятно, не нужно, и чувство меры заставило меня превратить вторую часть романа в своего рода серию новелл и притч…

Есть два равносильных и противоположных заблуждения относительно бесов. Одни не верят в них, другие верят и питают к ним ненужный и нездоровый интерес. Сами бесы рады обеим ошибкам и с одинаковым восторгом приветствуют и материалиста, и любителя черной магии.

К. С. Льюис

Философская притча, местами грустная, местами ироничная, местами злая. Действительно глубокая и умная вещь, в отличие от серийно строгаемых тем же Коэльо сказочек.