Стальное зеркало

Четырнадцатый век. Это Европа; но границы в ней пролегли иначе. Какие-то названия мы могли бы отыскать на очень старых картах. Каких-то на наших картах не может быть вовсе. История несколько раз свернула на другой путь. Впрочем, для местных он не другой, а единственно возможный и они не задумываются над тем, как оказались, где оказались. В остальном — ничего нового под солнцем, ничего нового под луной. Религиозные конфликты. Завоевательные походы. Попытки централизации. Фон, на котором действуют люди. Это еще не переломное время. Это время, которое определит — где и как ляжет следующая развилка. На смену зеркалам из металла приходят стеклянные. Но некоторые по старинке считают, что полированная сталь меньше льстит хозяевам, чем новомодное стекло. Им еще и привычнее смотреться в лезвие, чем в зеркало. И если двое таких встречаются в чужом городе — столкновения не миновать.

Отрывок из произведения:

В первый понедельник апреля 1346 года город Орлеан кипел и бурлил так, будто под стены его подступили все армии мира, включая Гога и Магога. Один раз подобное уже произошло и, кажется, произвело существенно меньше шума. Впрочем, и город тогда, восемьсот с лишним лет назад, был вчетверо меньше.

Звучит, как начало романа, подумал Кит. Хорошая аллитерация — «в первый понедельник апреля», нужно запомнить. Он, однако, знал, что строчку, скорее всего забудет, а в памяти останутся толпа, ночной дождь, обернувшийся прозрачной утренней свежестью, цветущие каштаны, столичная мостовая из желтого туфа (возят балластом на хлебных баржах, не выбрасывать же потом, а улицы мостить годится), пестрые праздничные суда на реке… И музыка — даже сквозь весь этот шум слышная, узнаваемая, остающаяся музыкой. Все они — по отдельности ли, вместе ли, рано или поздно заберутся в какое-нибудь стихотворение или пьесу, или даже в письмо, и Кит сам потом удивится — откуда?

Рекомендуем почитать

Девять месяцев спустя. Флорестийский филиал корпорации "Сфорца С.В." в режиме мирного времени. Революционеры спят, революция идет. Пока в один прекрасный день не обнаруживается, что шурин господина Сфорца находится в реанимации, а его старший сын - неизвестно где. И в кои-то веки политические противники тут ни при чем. В обоих случаях.

Версия от 09.01.2010.

Корпорация «Sforza C.B.» в кои-то веки хотела совершить бескорыстное внеполитическое доброе дело: поспособствовать наведению порядка в довольно популярном высшем учебном заведении. Но у популярного высшего учебного заведения — другие планы.

«Если вдруг слон на кита напрыгнет», правильный вопрос не «кто кого сборет?», а «где прятаться?»

Есть люди, в присутствии которых ни один уважающий себя скелет не усидит в своем шкафу. Максим Щербина всего-то поехал в отпуск, познакомиться с семьей своей жены. Он не собирался спускать лавину. Как обычно. Впрочем, в уважающем себя доме все драмы и трагедии происходят тихо — и без ярко выраженных последствий.

Это не боевик и даже не приключенческий рассказ, а гораздо хуже…

Другие книги автора Татьяна Апраксина

Неизвестное летательное средство белого цвета, позывной "Асгард"… Ну и ну. Впервые позывной использован в Ирландском море в 27. Не смешно. Ни разу легально не заправлялось горючим и не пользовалось техническим обслуживанием на территории Соединенного Королевства. Способно непрерывно находиться в воздухе не менее пяти суток. Способно поддерживать контакт с шестью объектами одновременно. Способно поймать сигнал бедствия с любого расстояния. Дышит пламенем. Скусывает головы вражеским самолетам. Ну это, допустим, драматическое преувеличение. И, возможно, контролирует погоду. Не верю. Совершенно неудивительная история приключений мистера Бретта, репортера, рассказанная мистером Уотсоном, врачом из Девонпорта v 1.0 создание файла — ProstoTac

Девятнадцатый век. Эпоха глобализации. Границы государств стираются, на смену им приходят границы материков и корпораций. Дивный новый мир, в котором человеческая жизнь ценится много выше, чем привычно нам. Но именно это, доступное большинству, благополучие грозит обрушиться, если на смену прежним принципам организации не придут новые...

Франческо Сфорца - потомок древней кондотьерской династии, глава международной корпорации, владелец заводов, газет, пароходов, а также глава оккупационного режима Флоресты, государства на восточном побережье Террановы (мы назвали бы эту часть суши Латинской Америкой). Террорист-подросток из национально-освободительного движения пытается его убить. Тайное общество похищает его невесту. Неведомый снайпер покушается на жизнь его сестры. Разбудили тихо спавшее лихо? Теперь не жалуйтесь...

Версия от 09.01.2010.

Аннотация:

Том второй, часть первая

Три месяца назад биохимическая корпорация "Сфорца С.В." выиграла террористическую войну и спасла статус кво. Ни одно доброе дело не остается безнаказанным - теперь мировое правительство считает угрозой своему существованию... корпорацию "Сфорца С.В." вообще и руководство ее Флорестийского филиала в частности и поголовно.

Нельзя сказать, что они так уж неправы. Потому что оторвите господина Сфорца от работы ради судебного разбирательства, и в качестве защитно-оборонительной реакции он в лучшем случае устроит шоу. В худшем это шоу назовут революцией.

Версия от 07.03.2010.

Пятнадцатый век, Европа. Религиозная война. Государства, которым тесно в своих границах. Тысячу лет назад одержала свою последнюю большую победу Римская империя — самое время узнать, кто придет ей на смену. И как в прошлый раз, судьба будущих границ решается на Марне и Луаре. Случайно ли?

Популярные книги в жанре Альтернативная история

По вечерам на озере торжествуют жабы. В тот самый час, когда беспокойное население озера, начиная от полутораметровых щук и заканчивая ватагами тритонов и головастиков, умаявшись от дневных забот, отходит на ночной покой. Когда глубинные обитатели сумеречных вод еще только разминают замлевшее в неподвижности тело и готовятся к ночным смертельным схваткам. Когда наступает пора передачи дозора между дневными и ночными хранителями жизнестойкости огромного водоема, и всем становится не до жаб, распоясавшееся зеленое отродье затевает омерзительный свой переквак. Должно быть, при сотворении мира, Создатель предусмотрел какой- то особенный, тайный смысл для наступления смутной поры вечернего межвременья. Не исключено, Ему мечталось, чтобы любая живая мерзотина, являясь по существу творением божием, имела возможность раздуть непомерные щеки и напомнить окружающим о своем замечательном жабьем существовании.

8 октября 1941 года после ожесточенных уличных боев немецкие войска берут Москву. Следующим летом, нанеся сокрушительный удар на Волжской Дуге, Вермахт прорывается к бакинской нефти, Роммель громит англичан в Палестине, а Япония, уничтожив Тихоокеанский флот США при Мидуэе, объявляет войну СССР…

Если бы Вторая Мировая пошла по этому, самому неблагоприятному сценарию, смог бы Советский Союз устоять – или рухнул бы как «колосс на глиняных ногах»? Как Сталину переломить ход войны? И какую цену придется заплатить, чтобы вернуть историю в прежнее русло и отбить у врага разрушенную Москву? Проверяя прошлое на прочность, этот фантастический роман ставит самые острые и запретные вопросы.

Поссорившись со своей девушкой, не слишком симпатизирующей его увлечению литературой, преподаватель Уэсли Смит покупает «Киндл», электронную читалку — то ли из чистого каприза, то ли с целью кому-то что-то доказать. Но довольно скоро он обнаруживает, что устройство снабжено нетипичными дополнительными функциями, например... выходом на электронные библиотеки параллельных миров, где Эрнест Хемингуэй прославился как автор крутых детективов, а Шекспир написал на две пьесы больше, чем в нашей реальности.

Какие еще сюрпризы преподнесет Уэсли его розовый «Киндл»? И все ли они будут приятными?

Гарри Тертлдав

Уход

Разговаривать без нужды у монахов Ир–Рухайи было не принято. Нет, отшельниками они не были — те, кто хотели сидеть на башнях подобно святому Симеону Столпнику, шли в сирийскую пустыню, а не в монастырские общины. И все же правило святого Василия предписывало хранить молчание чуть ли не весь день напролет.

Тем не менее по монастырю разносился шепот — несмотря как на правило каппадокийского Отца, так и на время суток:

Для планомерного и спокойного развития державы мне нужен мир. Как представителю коронованных особ мне с детства вдалбливали известную истину, — «Хочешь мира, готовься к войне». Воевать не хочется, людей и ресурсы жалко. Некоторые научились воевать чужими руками, а Россия в той истории, своей кровью за их умения расплачивалась. Стараюсь учиться на чужих ошибках и приобретать союзников. Внутри страны все усилия направлены на развитие экономики, это позволило изыскать необходимые средства на образование и медицину. Щедрой рукой направляем средства на науку, послезнание даёт такую волшебную возможность. Кредитная политика подстегнула строительные отрасли, а лизинг дал возможность мелким и средним хозяйствам применять новую технику и механизмы. Неурожайный 68 год заставил часть крестьян податься в города, мы были к этому готовы. Организовали целенаправленное переселение и обучение населения для промышленных предприятий. В губернских городах автомобили уже не в диковинку. По всей империи идёт строительство, кредиты «Жилищного банка» дали мощный толчок по созданию новых городов и посёлков. Безработных нет, не желающих работать «трудоустраиваем» на строительстве дорог не только железных, но и шоссейных. Запаздываем с паспортизацией подданных, считаю, это не критично, срок всегда продлить можно. Достаточно быстро наращиваем военные мышцы. Боюсь, что это счастливое и спокойное время может скоро закончиться.

История противоборства отряда советских парашютистов и элитного отряда войск СС в захваченных фашистами северных лесах. Прошедшие особый отбор и тесты молодые ребята из специально созданного отряда имени Сталина должны помешать немцам провести испытания секретного климатического оружия, а также попытаться захватить их конструктора. Хитросплетения событий, описание реальных партизанских и антипартизанских тактик тех времен, а также мистика, любовь человеческие взаимоотношения в критических ситуациях – великолепная книга в лучших традициях жанра.

Один из членов “Единой России” уговаривает главного героя баллотироваться на пост президента страны, пообещав ему поддержку партии. Главный герой побеждает на выборах и назначает на пост вице-президента своего знакомого. Главный герой ужесточает наказание для проворовавшихся чиновников и тех ответственных лиц, которые халатно относятся к своим обязанностям...

Теплым июльским вечером 1588 года в Лондоне в гринвичском королевском дворце лежала на смертном одре женщина — пули убийцы засели у нее в груди и животе. Смерть похитила все ее величие: черты лица исказились, губы посинели. Но отзвук ее последнего хрипа потряс полмира. Ибо в могилу сошла сама Королева-Фея, Елизавета I, верховная владычица Англии…

Ярости англичан не было предела. За неосторожное слово, даже шепотом произнесенное, можно было поплатиться головой. Одного туповатого юнца, благожелательно отозвавшегося о папе римском, толпа мигом разорвала на куски. Уже обобранные до нитки непомерными штрафами, еще втайне скорбящие о казненной шотландской королеве, еще лелеющие память о славных деньках мятежа единоверцев на севере, английские католики стали жертвами очередных погромов. Дабы оборониться от соотечественников, пришлось им браться за оружие, когда от вспыхнувшей в Вальсингаме искры заполыхала вся страна и повсюду сигнальные костры принялись перемигиваться со зловещими всполохами аутодафе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

"Несмотря на недостающие части тела, в трупе не было ничего достопримечательного. Он был одним из многих регулярно находимых на улицах, неделю за неделей, месяц за месяцем, словно выброшенных с <американских горок> жизни по капризу какого-то лопнувшего ремня безопасности. Субъекты, лежащие растерзанными и разломанными, как этот неопознанный труп, у его ног, были скорее правилом, чем исключением. В буйных, бурных, бурлящих глубинах Полосы ничто не пропадало зазря. Об этом заботились уличные падальщики и пожиратели тины.

Эллен Ватубуа склонилась над трупом. Быстро просканировав тело и найдя что искала, она терпеливо копалась около оголенного левого предплечья. Там, среди порванных волокон мускулов и голубых капилляров, непосредственно под кожей находился миниатюрный фрагмент нерастворимого в кислотных средах пластика с впечатанной в него информацией. Она осторожно переместила наконечник экстрактора в свой спецспиннер и выпустила туда крошечную находку. Через несколько мгновений она уже читала вслух ее содержимое..."

В `Тибетском мудреце` Лобсанг Рампа рассказывает о том, что пережил в детстве, путешествуя со своим наставником, Ламой Мингьяром Дондупом, по миру, скрытому в пещерах Тибета — миру, над которым не властно время. Мальчик становится свидетелем удивительных событий прошлого и будущего. Странные и чудесные приспособления, найденные ими в пещерах, вдохновляют Ламу говорить на столь разнообразные темы, как перевоплощение, языки Атлантиды, зло, заключенное в бензине, современные автоматы для продажи шоколадных конфет, мудрецы Тибета, телевидение, космические путешествия и мировые войны. Лобсанг Рампа и Лама наконец покидают пещеры и спускаются с гор. Подобно многим другим произведениям Лобсанг Рампы, `Тибетский мудрец` открывает читателю образ мыслей и личность автора.

Всеволод Мартыненко

ОРУЖЕНОСЦЫ БЕССТРАССТНОГО БОГА

(заметки о прозе Сергея Лукьяненко)

... А окончательных побед

Не то, чтоб мало - просто нет,

Ведь это вечное сраженье.

Удрун-та-Хелиндреда, "Пролог"

1. Попытка диалога.

Трудно сказать что-то новое о Сергее Лукьяненко после таких асов отечественной критики и анализа фантастических произведений, как Переслегин и Бережной. Но попытаться всё-таки стоит. Игнорировать поднятые предшественниками вопросы невозможно, поэтому в какой-то степени данное рассуждение будет репликой в диалоге с ними. И с автором - "Так было интереснее".

Введите сюда краткую аннотацию