Сталкер-2, или Воспоминание о Зоне

Евгений Торопов

Сталкер-2, или Воспоминание о Зоне

(сценарий для программы "Куклы" телеканала НТВ)

Действующие лица: Голос за кадром - Клинтон Сталкер прежний - Ельцин Сталкер новый - Путин Писатель - Геращенко Профессор - Чубайс и другие.

1.

Клинтон на пенсии. Пишет мемуары. Играет печальная музыка, типа Mylene Farmer ("Regrets", "Ainsi soit je" или другая подобная). Вспоминает в образах то, о чем пишет. Разумеется, о России.

Другие книги автора Евгений Торопов

Евгений Торопов

Шахматы судьбы

Он всю свою жизнь искал любви. Эти поиски походили на продолжающийся кошмар.

Иногда он до безумства влюблялся в какую-нибудь прекрасную девушку. Спустя несколько дней ухаживаний она внезапно отклоняла его.

И неизвестно что было тому причиной.

Он терзался. Недостаточно богат? Такой же как и все. Некрасив? Но ведь тело и лицо ему даны природой. Где же тогда всемирная справедливость, если мы будем любить только красивых? Разве им не достаточно того счастья при созерцании самих себя? Да и красота понятие весьма субъективное. Это известно всем. На каждое лицо должен находиться свой поклонник. Или это не так?

Евгений Торопов

Радужный человек и позитивное творческое мышление

1. Будущий мир

Несмотря на то, что тезисы равенства прав людей сформулированы давно и сейчас принимаются за норму дня, они не выполняются. Вернее, происходит некоторый обман, подмена понятий, отчего приближение к настоящему равноправию происходит непозволительно медленными темпами или вообще не происходит.

Современный мир несправедлив. И эта несправедливость настолько велика, что имеет смысл кардинально пересмотреть наше отношение к человеческому бытию.

Евгений Торопов

Через миллиард лет после конца света

Mens sana in corpore

Sano bonum magnum est.*

Терминатор убирался все дальше в море и скоро солнечная колесница прочно утвердилась на своей проторенной дороге, благоволя просыпающемуся городку. Освеженные сном люди с удивлением, восторгом, благоговением, страхом замечали, что среди множества рыбацких лодчонок в порту у пирса высится устрашающая трирема с собранными парусами. И ладно, что граждане были привычны к непонятному, но все-таки корабль был артефактом значительных размеров, не то что выкапываемые из земли железные предметы или пластмассовые обломки. И корабль был нежданным, как пришествие господа бога.

Евгений Торопов

Закрытый космос

Посвящается прекрасной И. К., без

которой не было бы этой повести

Межзвездный экспресс "Северное сияние - 742" причалил к планете Амальгама на рассвете. Тысячи его пассажиров еще не пробудились от гиберсна и потому не могли видеть неописуемо трепетного зрелища медленного сближения гигантского корабля со стыковочным молом.

Порт как будто выглядел опустевшим, хотя на самом деле это было не так. Просто на фоне громадины "Северного сияния" мелкие шлюпки, ботики, челноки, катера и прочая лодочная мелюзга совершенно терялись. Другого корабля, сопоставимого по размерам с только что причалившим не было не только в порту, но и на всей планете. Поэтому немудрено, что каждое прибытие экспресса, происходившее раз в месяц, являлось безусловным событием.

Евгений ТОРОПОВ

МЕСТО ПОД СОЛНЦЕМ

И который раз, смеясь и плача,

Вновь живут!

День как день; ведь решена задача:

Все умрут!

поэт Александр Блок

Пролог

Июль ..40 г., Такла-Макан

Кровавое солнце лениво освещало холодное высокогорное плато. Бегали люди, срывали голоса, сбивали обувь об острые камни.

- Семен, заходи с той стороны! Скорее, он уже вылезает!..

- Будет уходить, стреляйте без промедления!

Евгений Торопов

Хватит ли на всех пирацетама?

И я не знаю каков процент

Сумасшедших на данный час

Но если верить глазам и ушам

Больше в несколько раз

Виктор Цой "Муравейник"

Самая первая глава

...Никогда, никогда не ешьте пряных трубочек!

А вы их поди и не пробовали не разу в жизни? И даже не знаете что это за фрукт такой? Зря! Уж раз-то вкусить сей диковинный плод кулинарного искусства решительно необходимо, иначе завистливый червячок не угомонится: "А отведал ли ты то заморское блюдо, о котором так много пекутся в самом начале?"

Евгений Торопов

Сказка с Дикого Востока

Кир, потягиваясь со сна, подошел к окну. Там, за окном, рылом вниз пикировал дымящийся самолет. Кир заткнул пальцами уши и стал с любопытством глядеть как тот, убыстряя вращение, отсчитывает последние метры жизни. Вверх выстрелила черная точка, развернувшаяся в парашют, и почти сразу вырос ярчайший взрыв.

- Вот. Самолеты все падают, - констатировал Кир, - жизнь продолжается.

Он не пошел умываться. Он заранее знал, что в кране нет воды. Вместо этого Кир залез в холодильник и присосался к тонику в пластиковой бутыли. Сонно еще олицезрев гору немытой посуды, он живо ретировался из кухни.

Евгений Торопов

Внеплановая агрессия как реакция на контртерроризм

(фантазия-фри, 300 лет спустя)

(фрагмент из романа "Метаромантика для Ри")

Пролог

Юбилейная, двести сорок пятая международная конференция по социопсихологии должна была пройти на планете Земля в местечке Москва с пятого по девятое сентября. С самого начала было совершенно исключено такое развитие событий, чтобы я пропустил это очень важное для моей ученой карьеры мероприятие.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Берендеев Кирилл

Друг мой!

Прости мое излишне вычурное обращение, но я не знаю, как лучше следует начать это письмо. Если я упомяну в заглавии то имя, что носишь ты сейчас, ты не узнаешь меня, если же прежнее - просто не поймешь. Я нахожусь в затруднении, и если бы не определенные обстоятельства, я не смог приняться за письмо. Да и что я хочу сказать им? - и сам не знаю. Некую нетривиальную повесть, нечто, что заставило бы внимательно вчитаться в написанные мной строки, и не скакать, как ты привык, с пятого на десятое или посмеиваться над каждой новой фразой. Впрочем, последнее наименее вероятно, ты просто счел бы меня нетвердым в рассудке и уничтожил бы письмо, не придав ему значения. Признаться, я так и не решил, как мне убедить тебя и очень боюсь, что ты оставишь мое послание без внимания.

Берендеев Кирилл

Мука

Петр Алексеевич мучился. Мучился он, надо сказать, уже более получаса, серьезно, вдумчиво, со всей ответственностью подходя к этому непростому для всякого человека делу. С толком. И, что обидно, вроде бы вполне достаточно для достижения хоть какого-то результата. Но вот только выйти из этого состояния, положить ему предел и заняться, наконец, делами по хозяйству никак не мог.

Он в сотый раз прошелся мимо книжных полок своей библиотеки и, покачнувшись, мягко переступил с пятки на носок по дорогому ковру, изрядно протертому на середине приступами предыдущих мук. Остановился и вновь воззрился на стеллажи, разглядывая их сверху вниз.

Берендеев Кирилл

Невеста

Анри Барбюсу

Я не виделся с ней шесть лет. И вот встретил - в пригородной электричке, спешащей по короткому маршруту.

Была осень, и был вечер субботы. Жесткие деревянные сиденья пустовали, в ярко освещенном вагоне я увидел лишь одного человека, девушку, чье лицо было обращено ко мне. Я не мог не узнать ее и шагнул навстречу.

Но она не видела меня. Взгляд ее был обращен в никуда, глаза сосредоточенно созерцали неведомые дали, и не существовало для них ни пустого вагона, ни подступившей к самым окнам колкой октябрьской ночи, ни откатившейся с металлическим позвякиванием двери. Ничего. Только те лишь картины, что существовали внутри ее сознания.

Берендеев Кирилл

Ностальгия

Джеку Финнею,

Марку Павловскому

Евлалия Григорьевна умоляюще подняла на него глаза:

- Холодно очень! - тоскливо сказала она. - Бесприютно! И люди кругом страшные... Люди другими стали!

Н. Нароков

- Все готово?

Павел смотрел, не мигая; от его тяжелого взгляда Валентин поежился и быстро опустил глаза, посматривая, как гость теребит пуговицу на рубашке. Все же нервничает, подумалось ему, наверное, даже сильнее, чем я. Едва говорит, видно, боится, как бы не сорвался от волнения голос.

Берендеев Кирилл

Обязательность встреч

Завещание вступило в силу поздней осенью, последние формальности были улажены на исходе октября, а первого ноября я, как официально признанный наследник, вступил во владение всем доставшемся мне имуществом.

Мне не стоило бы произносить этих высокопарных фраз, годных разве что для романов XIX века, но удержаться оказалось невозможно. Так уж повелось, что при слове "наследство" всякий человек немедленно вспоминает всё, прочитанное им ранее в романах Коллинза или Диккенса и подобных им авторов, воображение его, словно повинуясь условному рефлексу, начинает рисовать златые горы, томящиеся на чердаках и в подвалах старинных особняков, тенистые аллеи парков за высокой изгородью и пыльные пачки ветхих векселей, переходящих из поколения в поколение. Я вынужден был разочаровывать своих редких слушателей, если, при случае, разговор заходил на эту тему, я говорил о том, что в их представлении никоим образом не сочеталось со столь значимым, почти мистическим словом. Золотые горы рассыпались в мелкую пыль, подрывая фундамент вековых поместий, сотканных из туманов фантазий. Собравшиеся послушать историю, будто пришедшую из темной глубины прошлого, завороженные поначалу потоком магических фраз, на кои я старался не скупиться, не дослушав, переводили разговор на другую тему, а порой вовсе оставляли оратора в вакууме одиночества. Еще бы, ведь упомянув эти священные мантры, я внезапно, словно в забытьи, заговаривал о каких-то, ни к чему не обязывающих, десяти тысячах рублей на сберкнижке, о нескольких десятках акций давно обанкротившихся компаний, и о крохотной квартирке на последнем этаже старого дома, уже очень давно ждущего и никак не дождущегося капитального ремонта. Я разочаровывал своих слушателей... впрочем, я и сам был разочарован. Ведь в первый момент, когда я узнал о наследстве, мне, как и им, вспомнились классики.

Берендеев Кирилл

Прикосновение

Когда мужчины отправились во Внешний мир, он остался в катакомбах. Сегодня был праздник Полуденного Солнца, его полагалось проводить вне мрачной железной громады подземного мира, занимаясь спортивными играми и состязаниями; спорами и беседами под легкие вина и обильные яства, заготовленные заранее и специально под этот праздник. На поверхность в этот день поднимались только мужчины, так было заведено на протяжении долгих-долгих лет, как и когда, не имеет значения, никто не задавался подобными вопросами, не вспоминал об этом, разве что старейшие жители катакомб. Ибо в этот день вся выветрившаяся от жаркого сухого солнца равнина, весь мир, опаляемый колкими южными ветрами, несущими мелкую жгучую пыль, принадлежал поднявшимся.

Михаил Николаевич ГРЕШНОВ

НАДЕЖДА

Увлекательная работа - придумывать географические названия: Мыс Рассвета, Озеро Солнечных Бликов... Мы только и делали, что придумывали, придумывали. Не только мы - Северная станция тоже. Вся планета была в распоряжении землян - в нашем распоряжении.

- Ребята! - кричала с энтузиазмом Майя Забелина. - Холмы Ожидания хорошо?

- Река Раздумий?

- Ущелье Молчания?..

- Хорошо, - говорили мы. Подхваливали сами себя: работа нам нравилась, планета нравилась. Нравились наши молодость и находчивость. Давали названия даже оврагам: Тенистый, Задумчивый.

Восемнадцать лет – превосходный возраст для саморазвития. При грамотном подходе можно добиться много, главное отыскать правильную мотивацию, а отыскав – не дать ей себя прикончить. Пусть ты уже худо-бедно оперируешь сверхэнергией, постигаешь основы права и криминалистики, неплохо дерёшься и уверено обращаешься с табельным оружием, но всё же пока бесконечно далёк и от истинного могущества, и от настоящего профессионализма. И если в институте можно уповать на пересдачу, то на тёмных ночных улочках первый провал станет и последним.

То, что не убивает оператора сразу, не убивает его вовсе? Ну да, ну да…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Евгений Торопов

В мире хищных зверей

А ведь звери эти славные, нехищные...

Олдос Хаксли "О дивный новый мир"

Глава первая

Его взгляд медленно сфокусировался и выхватил кусок неба, перекошенный аж коричневыми тучами в окружении частокола страшных деревьев. В нос полезли противные запахи духа болотного гниения, слегка разбавленного гарью. Уши заложило ухающими и чмокающими звуками дремучего места. Егор с трудом открыл второй слипшийся глаз и скосил его в сторону нависающих кустарников. Именно оттуда мог внезапно выскочить клыкастый вепрь. Егор попробовал приподнять затекшую шею, и это движение немедленно отозвалось нестерпимой режущей болью в позвоночнике и где-то в глубине затылка.

Евгений ТОРОПОВ

ЗАПУСТЕНИЕ

Глава I

Прибытие на Глорию. Рекламная посадка. Луг, усеянный

солнечными батареями. Все равно я тебя не люблю!

Ровно в 13:00 по бортовому времени, строго по расписанию, составленному Главным Бортовым Компьютером Сизифом, все члены экипажа ощутили легкий, с нетерпением ожидаемый толчок, качнувший пол и переборки, и соединивший научно-исследовательское судно "Популярный ведущий Антон Глинка" с твердой поверхностью планеты Глория.

Евгений Торопов

Жертвоприношение

Вечер торопливо сгущался. Жирные тучи жались острыми контурами друг к другу и, словно жмурясь, заслоняли диск луны. Время от времени мрачный глаз небесного киклопа приоткрывался и тогда развалины старого завода заливало неземным светом. Лужи на асфальте, эти подрагивающие зеркала, становились кроваво-черными и пугающе бездонными.

Они сидели на пригорке, грязные, худые, обросшие, с отчаянием глядя на прибывающую ночь и на шаманиху, на которую надеялись только потому, что больше не на кого было надеяться. Шаманиха была сегодня совсем плоха. Косматая и угрюмая, она зло поглядывала на Анну, вождиху племени и каждый раз взгляд натыкался на проклятый амулет на ее шее, отбрасывающий блестки неверного лунного света и каждый раз прокалывало сердце, а в душе вскипала темная злоба. "Ах ты чудовище!" - думала она и вспоминала тот памятный, последний удачный поход.

Дарослав Ежи Торунь

История с нетипичным концом

Адам Хейни, 35 лет, категория А-4, сидел в своем кабинете, вглядываясь в стерильную поверхность стола.

- Что я здесь делаю?

Секунду назад он задал себе этот вопрос и теперь безуспешно пытался найти ответ. Пульсирующий сигнал вызова заставил его поднять, руку и нажать на клавишу. Экран вспыхнул и заполнился равнодушным, как маска, лицом секретарши. Ее глаза высматривали что-то за пределами досягаемости камеры.