Сталинские Зверобои (СИ)

Группа наших современников, воентуристов, в ходе хронооперации своих далеких потомков, вместе с несколькими образцами бронетехники времен Великой Отечественной Войны и начала 60-х годов попадают в горячее лето 1941 года. Сколотив отряд из окруженцев и наших пленных, вооружив их брошенной при отступлении нашими войсками техникой, они, громя на своем пути противника, отбивают захваченный немцами Смоленск. Связавшись с командованием РККА и дождавшись помощи, вывозят сверхсекретную для этого времени технику в подмосковную Кубинку. Основная задача отряда выполнена, техника будущего эвакуирована, но война продолжается. Вместо того, что бы спокойно дождаться окончания войны в тылу, наши современники прилагают все свои силы для скорейшей победе в этой войне и вот уже во всю пылают хвалёные немецкие панцеры, в том числе и Тигры с Пантерами, а дивизия «Бешеных Медведей» вызывает панический ужас у противника, ведь она воюет на Т-44, КВ-3 и ИС-3, а пленных не берёт.

Отрывок из произведения:

Вот наконец и Кубинка, даже и не верится, что мы, не взирая на все встреченные нами трудности, наконец добрались до неё. С матом, а как же у нас может быть иначе, ведь постоянно что-нибудь случается, а без этого ни как, мы согнали свою технику с платформ и эшелон с загруженным в Смоленске оружием и боеприпасами пошел дальше на Москву. Построив всю свою сгруженную технику в колонну, я в своей полноприводной М-61 поехал во главе, а передо мной ехали только оба кубельвагена с пулеметами на стойке. Один с нашей охраной и другой с приставленными к нам в штабе армии бойцами НКВД, а за мной уже и все остальные. Немногочисленные зеваки, которые волей случая увидели нашу колонну, открыв от удивления рты, глазели на нас, еще бы, часть машин была трофейная, а часть вообще неизвестно откуда, да и танки с самоходкой шли без масксетей и ветвей. Таких танков тут еще не видели, а смотрелись они в этом времени очень брутально, вот и реакция немногочисленных зевак была такой предсказуемой, остолбенев, они с удивлением смотрели на невиданные танки. Ехали мы недолго, вот и сам полигон показался и первая проблема тут как тут, куда же без неё.

Другие книги автора Александр Айзенберг

ИС-3, танк спроектированный и построенный во время Великой Отечественной Войны но так и не успевший принять в ней участие, хотя он принял участие 7 сентября 1945 года на совместном параде в честь победы во Второй Мировой Войне, произведя своей мощью огромное впечатление на союзников. Этот танк стоял на вооружении Российской армии 48 лет вплоть до 1993 года. Что произошло, если бы он поступил в войска не в середине 1945 года, как было в реальной истории, а уже в начале — середине 1942-го года. Советский ИС-3 против немецкого зверинца из Тигров и Пантер, кто наводил бы ужас на противника на поле боя, и за кем оно осталось бы?

Это книга о власти. Рим… Республика народа и Сената, императорский Рим – матрица современного мира. Это голографическое изображение мира.

Популярные книги в жанре Альтернативная история

С помощью колец фараона Эхнатона и его жены Нефертити историк по имени Владимир побывал летчиком французской эскадрильи 1915 года, участвовал в обороне Севастополя вместе с поручиком Толстым, готовил Переяславскую Раду как писарь гетмана Хмельницкого, лечил цесаревича Алексея и беседовал с премьером Столыпиным, жил в скифском племени и был продан в рабство, летал на планету Таркан, встречался с кардиналом Мазарини и возглавлял племя людей каменного века…

С помощью колец фараона Эхнатона и его жены Нефертити историк по имени Владимир побывал летчиком французской эскадрильи 1915 года, участвовал в обороне Севастополя вместе с поручиком Толстым, готовил Переяславскую Раду как писарь гетмана Хмельницкого, лечил цесаревича Алексея и беседовал с премьером Столыпиным, жил в скифском племени и был продан в рабство, летал на планету Таркан, встречался с кардиналом Мазарини и возглавлял племя людей каменного века…

С помощью колец фараона Эхнатона и его жены Нефертити историк по имени Владимир побывал летчиком французской эскадрильи 1915 года, участвовал в обороне Севастополя вместе с поручиком Толстым, готовил Переяславскую Раду как писарь гетмана Хмельницкого, лечил цесаревича Алексея и беседовал с премьером Столыпиным, жил в скифском племени и был продан в рабство, летал на планету Таркан, встречался с кардиналом Мазарини и возглавлял племя людей каменного века…

Перенестись в другую реальность при помощи кляссера? Да! Перед вами история, в которой живут и действуют герои прошлого: писатель Горький и физик Попов, маршал Буденный и принцесса Диана, создатель великого сыщика Конан Дойль и воздухоплаватель Крякутный. Да, это путаница. Например, Алексей Максимович Горький, как бы неожиданно это ни звучало, займется расследованиями. А изобретатель Попов составит ему компанию. Имейте в виду: надежды на спокойную жизнь в альбоме с марками нет никакой. Если вы ребенок, или хотя бы подросток — вам здорово повезло. Если нет — вы все равно увлекательно проведете время. Все, описанное выше — в приключенческой повести Георгия Турьянского «Марки».

«Александр Степанович, — сказал Горький вечером после ужина, когда обо всём на свете было уже переговорено, а чай с малиновым вареньем выпит, — вы, я знаю, человек, ставящий под сомнение любое наблюдение. Тем не менее, не показалось ли вам, что сегодня ночью в доме академика Павлова Ивана Петровича дико выла собака?» Им не показалось. Завоешь тут, когда… Впрочем, эта история не случайно происходит в Страстную пятницу. Пожалуй, нет более подходящего дня, чтобы обдумать: что же такое на самом деле делать добро. Каждую минуту думать о науке? О службе Отечеству? А если зло? Как с ним бороться? Взрывать, корчевать, стирать с лица земли? А вдруг вы ошиблись и добро и зло внезапно поменяются местами? Пусть эти вопросы одолевают теоретиков, а знаменитый физик Александр Степанович Попов — человек склада практического. Он всегда знает, что делать.

Альтернативная версия исторического события, произошедшего в Городе за семнадцать дней до апрельских календ семьсот десятого года от Основания.

Оказывается, Римская империя не рухнула, — она благополучно существует, захватив большую часть мира. Римские граждане вполне цивилизованы: ездят на машинах, пользуются дальновизорами. Но по-прежнему в Риме есть рабы, которых за непокорность распинают на механических крестах, а тем, кто хочет изменить этот порядок, трудно остаться в живых.

Сознание, душа, её матрица или что-то другое, составляющее сущность гвардии подполковника Аленина Тимофея Васильевича, офицера спецназа ГРУ, каким-то образом перенеслось из две тысячи восемнадцатого года в одна тысяча восемьсот восемьдесят восьмой год. Носителем стало тело четырнадцатилетнего казачонка Амурского войска Тимохи Аленина.

За двенадцать лет Аленин многого достиг в этом мире. Очередная задача, которую он поставил перед собой – доказать эффективность тактики применения малых разведочных и диверсионных групп, вооружённых автоматическим оружием, в тылу противника, – начала потихоньку выполняться.

Аленин-Зейский и его пулемёты Мадсена отметились при штурме фортов крепости Таку и Восточного арсенала города Тяньцзинь, а также при обороне Благовещенска.

Впереди новые испытания – участие в походе летучего отряда на Гирин, ставшего в прошлом мире героя самым ярким событием этой малоизвестной войны, и применение навыков из будущего в операциях «тайной войны», начавшейся между Великобританией и Российской империей.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Александр Возницын отложил в сторону кисть и устало разогнул спину. За последние годы он несколько погрузнел, когда-то густые волосы превратились в легкие белые кудельки, обрамляющие обширную лысину. Пожалуй, только руки остались прежними: широкие ладони с длинными крепкими и очень чуткими пальцами торчали из потертых рукавов вельветовой куртки и жили как бы отдельной от их хозяина жизнью, да глаза светились той же проницательностью и детским удивлением. Мастерская, завещанная ему художником Новиковым, уцелевшая в годы войны, была перепланирована и уменьшена, отдав часть площади двум комнатам для детей. Теперь для работы оставалось небольшое пространство возле одного из двух венецианских окон, второе отошло к жилым помещениям. Но Александр не жаловался: другие и этого не имеют. Потирая обеими руками поясницу, он отошел от холста. С огромного полотна на Александра смотрели десятка полтора людей, смотрели с той неумолимой требовательностью и надеждой, с какой смотрят на человека, от которого зависит не только их благополучие, но и жизнь. Это были блокадники, с испитыми лицами и тощими телами, одетые бог знает во что, в основном женщины и дети, старики и старухи, пришедшие к Неве за водой. За их спинами виднелась темная глыба Исаакия, задернутая морозной дымкой, вздыбленная статуя Петра Первого, обложенная мешками с песком; угол Адмиралтейства казался куском грязноватого льда, а перед всем этим тянулись изломанные тени проходящего строя бойцов, – одни только длинные косые тени, отбрасываемые тусклым светом заходящего солнца…»

Михаил Пляцковский больше известен в нашей стране как поэт-песенник. Однако помимо этого он был детским писателем и сочинял сказочные истории о животных. В его коротеньких сказках звери и птицы, букашки и козявки обладают своими характерами: одни из них упрямые, другие - дружелюбные и добрые. Слушая сказки, малыши отождествляют себя с полюбившимися героями и на их примере учатся себя вести. В нашем сборнике «Любимые сказки малышей» представлены наиболее известные сказки М. Пляцковского из циклов «Ромашки в январе» и «Солнышко на память» с иллюстрациями А.Савченко.

Есть еще в современной Италии такие глухие районы и горные селения, где дети не учатся в школе, где верят в заклинания и колдовство, где живут люди, никогда не видевшие автомобиля и поезда. Вот о таком уголке на юге Италии — в горной Лукании — и рассказывает в этой повести современная итальянская писательница Рене́ Реджа́ни, которую наши читатели уже знают по книгам «Поезд солнца» и «Пятеро ребят и одна собака». Это повесть о молодом учителе Анто́нио Лаза́ла, о ребятах селения Мо́нте Бру́но, о том, что случилось с ними всего два года назад.

Остросюжетная повесть о строительстве в 30-е годы в небольшом уральском городе крупной теплоэлектростанции и сопутствующей этому событию идеологической, экономической борьбе. Герои повести — работники органов государственной безопасности, которые сталкиваются с враждебной деятельностью классовых врагов и иностранных разведок, стремящихся сорвать планы индустриализации молодой Советской страны.