Сталин: операция «Эрмитаж»

В книге автор продолжает разоблачение уже устоявшихся в массовом сознании мифов о событиях, происходивших в СССР в 20 – 50 гг. прошлого столетия. На сей раз предметом для анализа Ю.Жуков избрал распространенный тезис: «Большевики разграбили и распродали бесценные сокровища царской России».

Используя архивные документы, большая часть которых остается все еще засекреченной, автор доказывает, что продажа за границу предметов искусства и антиквариата была мерой вынужденной и послужила одним из источников финансирования форсированной индустриализации страны.

Отрывок из произведения:

Время от времени все без исключения крупнейшие музеи мира расстаются с чем-либо из своих собраний, продают картины и старую китайскую бронзу, средневековые изделия из серебра и саксонский фарфор, скульптуры. Хранители расстаются с экспонатами по разным причинам, но чаще всего из-за того, что постоянно испытывают острую нужду в деньгах на установку новейших систем охраны, на приобретение того, чего, по их субъективному мнению, не достаёт во вверенных им собраниях, наконец на элементарное – зарплату.

Другие книги автора Юрий Николаевич Жуков

Книга доктора исторических наук Ю. Жукова предлагает совершенно нестандартную версию событий в СССР второй половины 30-х годов. Написанная на основе уникальных документов, многие из которых и поныне носят гриф «секретно», она по-новому отвечает на вопросы: «Кто и зачем развязал массовые репрессии?», «Почему был убит Киров?», «Существовал ли на самом деле заговор против Сталина?»

[Для чтения рекомендуется использовать программы с поддержкой таблиц.]

Книга «Первое поражение Сталина» рассказывает о начале политической карьеры будущего общепризнанного лидера Советского Союза. О том, как в годы революции и Гражданской войны он пытался сохранить единство России, не допустить ни её распада, ни раздела на национальные республики. И о том, кто ему в том противостоял, почему Сталин так и не смог одержать победу в жестокой и бескомпромиссной борьбе.

Книга создана на основе уникальных архивных документов, большинство из которых лишь недавно рассекречено и предлагает совершенно новый взгляд на события тех бурных лет.

Книга рекомендована к печати Учёным советом Института российской истории РАН.

Новый проект от автора бестселлера «Настольная книга сталиниста». Ошеломляющие открытия ведущего исследователя Сталинской эпохи, который, один из немногих, получил доступ к засекреченным архивным фондам Сталина, Ежова и Берии. Сенсационная версия ключевых событий XX века, основанная не на грязных антисоветских мифах, а на изучении подлинных документов.

Почему Сталин в отличие от нынешних временщиков не нуждался в «партии власти» и фактически объявил войну партократам? Существовал ли в реальности заговор Тухачевского? Кто променял нефть на Родину? Какую войну проиграл СССР? Почему в ожесточенной борьбе за власть, разгоревшейся в последние годы жизни Сталина и сразу после его смерти, победили не те, кого сам он хотел видеть во главе страны после себя, а самозваные лже-«наследники», втайне ненавидевшие сталинизм и предавшие дело и память Вождя при первой возможности? И есть ли основания подозревать «ближний круг» Сталина в его убийстве?

Отвечая на самые сложные и спорные вопросы отечественной истории, эта книга убедительно доказывает: что бы там ни врали враги народа, подлинная история СССР дает повод не для самобичеваний и осуждения, а для благодарности — оглядываясь назад, на великую Сталинскую эпоху, мы должны гордиться, а не каяться!

В книге Ю. Н. Жукова дается системное описание механизмов управления СССР в 1934–1938 гг. и показываются те рычаги власти, которые находились тогда в руках И. В. Сталина.

На основе фактического материала, в том числе из личного архива Сталина, автор убедительно доказывает, что вовсе не «злая воля» вождя послужила причиной репрессий 1937–1938 гг.: их всячески приближали и желали многие партийные и государственные деятели высшего уровня, позже представленные как «невинные жертвы».

В то же время в книге показан масштаб демократизации советского общества, которую предполагал провести «узкий круг» власти во главе со Сталиным для того, чтобы создать в СССР подлинно народную империю.

Исследование современного российского ученого, доктора исторических наук Юрия Николаевича Жукова посвящено вопросам власти в СССР в период 1938–1954 гг. На основании ряда документальных источников, многие из которых недоступны ученым-историкам, автор открывает неизвестные страницы прошлого России, характеризует деятельность крупнейших представителей власти страны, их политику в области государственной безопасности, обороны, промышленности, финансов и др. Книга рекомендована к печати Ученым советом Института российской истории Российской академии наук.

Книга «Оборотная сторона НЭПа» рассказывает о той самой экономической политике, которую безосновательно считают расцветом в жизни нашей страны. В действительности она привела не к успехам, а к затяжному кризису, поиск выхода из которого стыдливо называют «внутриполитической борьбой»

Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Ю.Н. Жуков — доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, автор восьми монографий, посвященных событиям, происходившим в СССР в 20-50-х годах XX века. В книге «Сталин: тайны власти» он, используя архивные документы, большая часть которых остается все еще засекреченной, продолжает изложение своей, совершенно нестандартной версии событий в Советском Союзе, начатое ранее в работе «Иной Сталин».

В чём тайный смысл Большого Террора? Кто на самом деле стоял за убийством Кирова? Существовал ли заговор против Сталина? Почему он развязал «войну против партократов» и стал «могильщиком революции»? Имеются ли основания считать его смерть «преступлением века»? О чём умолчал Хрущёв в своём «закрытом» докладе? И почему распад Советского Союза был исторически неизбежен?

Новая книга ведущего историка Сталинской эпохи отвечает на самые острые, спорные и болезненные вопросы советского прошлого. Будучи первым исследователем, кому посчастливилось познакомиться с уникальными архивными материалами из засекреченных фондов Сталина, Ежова и Берии, Юрий Жуков предлагает нестандартные, сенсационные версии ключевых событий XX века

Популярные книги в жанре История

В зарослях, непринужденно развалясь около весело горевшего костра, сидел человек. В нем было что-то беззаботное и вместе с тем ужасное. Эта полоса редкого леса между железнодорожной насыпью и речным берегом — излюбленное пристанище бродяг. Но человека, сидевшего у костра, нельзя было назвать бродягой. Он так опустился, что ни один уважающий себя бродяга не сел бы с ним рядом у одного костра. «Кот», только вышедший на «дорогу», — еще присел бы, пожалуй, но и он тотчас ушел бы, раскусив, с кем имеет дело. Даже самые ничтожные подонки и попрошайки, смерив его беглым взглядом, прошли бы мимо. Закоренелый бродяга, пара мелких воришек или малолетняя шпана с «дороги», может быть, и не погнушались бы переворошить его лохмотья, чтобы посмотреть, не завалялся ли там какой-нибудь случайный пенни или цент, и затем, дав хорошего пинка, толкнули бы его в темноту. Даже последний пьянчужка счел бы себя стоящим неизмеримо выше его.

Нечай Дмитрий Валентинович

Идеальный чертёж плато "Пальпа", "Estella"

Известные всему миру геоглифы плато Наска уже не вызывают у общественности, в том числе научной, практически никакого интереса. Связано это в основном с тем, что официальной наукой, в лице многих исследователей и режиссеров научно популярных фильмов на эту тему, приложено не мало усилий, чтобы убедить всех в том, что рисунки и чертежи этого плато не что иное, как творчество обкурившихся шаманов. При этом правда никак не объясняется каким образом практически неграмотные во всех областях знаний люди смогли создать то, что требует серьёзного технического и, прежде всего научного подхода к созданию подобных изображений на поверхности с рельефом и таких размеров.

Александр Полюх

"Малый круг истории"

В предыдущей публикации мы рассмотрели большой круг истории или трехсотлетний исторический цикл, который позволяет предугадать будущие исторические события. Однако не только трехсотлетний исторический цикл позволяет нам заглянуть в будущее. Есть еще один подобный цикл восьмидесятичетырехлетний, называемый малым кругом истории.

Как и в случае с трехсотлетним историческим циклом, восьмидесяти четырехлетний имеет в своей основе двенадцатилетний солнечный цикл, а 84 = 12 лет х 7. То есть, в основе двенадцатилетний солнечный цикл, умноженный на "золотое" число 7, как и в случае с трехсотлетним циклом, где 25 х 12 лет = 300, а 25 = 2 + 5 + 7.

Михаил Родзянко

"Государственная дума и февральская 1917 года революция"

о книге М.В.Родзянко

Никто не устраивает революцию, и никто в ней не повинен. Виновны все.

Талейран.

С записками Михаила Владимировича Родзянко, с его лиловыми тетрадями, мелко исписанными им самим или под его диктовку, - я познакомился еще при его жизни.

М.В. передал их мне для подготовки к изданию: он видел, что даже после всего пережитого в широких массах русских людей мало и плохо ознакомлены с событиями, предшествовавшими революции. М.В. испытал это на себе, вернее, испытывал до последних дней своей жизни. В период добровольчества и после - в эмиграции - озлобленные, нечестные и просто сбитые с толку своими несчастиями люди бросали Родзянко тяжкое обвинение, что это он "возглавил революцию" и "заставил Николая II отречься от престола".

Б.А. Романов

Дипломатическое развязывание русско-японской войны 1904-1905 гг.

I

Когда 20 июля 1903 г.+1 Курино, японский посланник в Петербурге, передал гр. Ламодорфу, министру иностранных дел России, свою "вербальную ноту" с предложением "войти в рассмотрение положения дел на Дальнем Востоке, где встречаются их, России и Японии, интересы", - выступление это было полностью согласовано с британским кабинетом. Еще 3 июля Гаяси - японский посол в Лондоне - обратился к маркизу Лэнсдоуну с сообщением, что "следя с пристальным вниманием за развитием дел в Маньчжурии", японское правительство решило отказаться от "позиции бдительной сдержанности", так как "последнее выступление (в апреле 1903 г. - Б.Р.) России с требованием от Китая новых условий, консолидирующих ее власть в Маньчжурии", "заставляет его думать, что Россия оставила намерение... уйти из Маньчжурии", что "неограниченная постоянная оккупация Маньчжурии Россией создает положение, чрезвычайно пагубное для интересов, защита которых являлась целью при заключении англо-японского союза", и что "пришло время изменить политику".

Сергей Евгеньевич Шилов

Статьи о федерализме

О необходимости общенациональной партии федералистов.

Реформация Российской Федерации подвергается сегодня серьезным политическим испытаниям фундаментального характера. Дальнейшее продвижение России по пути реальной социальной демократии зависит от исхода борьбы, развернувшейся вокруг модели нового российского федерализма. Идет формирование новой левоцентристской оппозиции, к которой усилиями профессиональных политических лоббистов, подменяющих собой политпартии и другие институты гражданского общества, стягиваются авторитетные российские "конфедераты" по должности и "по призванию".

Сергей Евгеньевич Шилов

Завершение переходного периода

член президиума Академии парламентского корпуса РФ,

председатель Социально-федералистской партии России

Россия должна стать большим Западом, чем сам Запад

Нынешний год отмечен знаковыми десятилетними юбилеями. 10 лет исполнилось Институту экономических проблем переходного периода (ИЭППП), институту Гайдара. Свое десятилетие отметил недавно Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) А. Вольского. В целом первый год президентства Владимира Путина завершает ельцинское десятилетие, итоги которого, хотя и весьма субъективным образом, были подведены в коллективном труде знаменитой "семьи" Первого президента России, книге "Президентский марафон".

Цезарь Солодарь

"ТЕМНАЯ ЗАВЕСА"

СОДЕРЖАНИЕ

ОХОТА НА МОЛОДЫЕ ДУШИ

Путь в жизнь начинается с фальшивки

Неоткровенные откровения одного из "бывших"

Людской "ресурс" и людская "пыль"

Родина... про запас

Им нужны антисоветчики

Мрачный дом на Иоахимсталерштрассе

Со скрежетом зубовным

24 часа в сутки

365 дней в году

Ответ я все-таки получил

Горькая пища духовная

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

“Лунная трилогия” Ежи Жулавского (1874-1915) является классическим произведением не только польской, но и мировой научной фантастики. Человек редкостно насыщенной жизни, ее автор сумел сделать столь же насыщенными и эти три романа — “На серебряной планете”, “Победоносец” и “Древняя земля”. Здесь вы найдете все — и романтику первооткрытия мира, и приключения, и столкновения различных цивилизаций, и проблемы зарождения и становления религии, и чисто свифтовский памфлет на общество, не потерявший актуальности и по сей день. Не случайно “лунную трилогию” не только постоянно переиздают в Польше, но и продолжают переводить на самые разные языки. Теперь очередь дошла и русского.

“Лунная трилогия” Ежи Жулавского (1874-1915) является классическим произведением не только польской, но и мировой научной фантастики. Человек редкостно насыщенной жизни, ее автор сумел сделать столь же насыщенными и эти три романа — “На серебряной планете”, “Победоносец” и “Древняя земля”. Здесь вы найдете все — и романтику первооткрытия мира, и приключения, и столкновения различных цивилизаций, и проблемы зарождения и становления религии, и чисто свифтовский памфлет на общество, не потерявший актуальности и по сей день. Не случайно “лунную трилогию” не только постоянно переиздают в Польше, но и продолжают переводить на самые разные языки. Теперь очередь дошла и русского.

Рецензионно-аналитическое обозрение «Критическая Масса» — это уникальное периодическое издание, издаваемое Фондом «Прагматика культуры» с декабря 2002 года. Журнал изначально предпринял попытку новаторского самоопределения внутри ниши интеллектуальной периодики. В плоскость критической оптики на этот раз попадает не столько собственно современный литературный процесс, сколько «общая» социальная фактура, семиотическая множественность, размытая в повседневности.

Для «КМ» нет тем низких или высоких, так как его (журнала) рефлективная способность позволяет переваривать любое культурное сырье с должным интеллектуальным аппетитом и в благородной компании. Авторы —именитые интеллектуалы, реализованные в разных гуманитарных сферах и проектах, но на страницах «Критической Массы» проявляющие свои свободные от форматов позиции.

Главное достоинство журнала в том, что в «составе» его тем не последнее место уделяется анализу культурных фактов с точки зрения их «экономики» — не в строго дисциплинарном смысле, а в значении ресурса их происхождения и приятия потребителем. Анализ коммерческих культурных продуктов делается с поэтическим остроумием, тогда как некоммерческие артефакты разглядываются сквозь лупу денег. «Критическая Масса» — свободная публичная площадка, принимающая стилистику современности, и, как нам кажется, в меру своих сил оттачивающая ее.

Рецензионно-аналитическое обозрение «Критическая Масса» — это уникальное периодическое издание, издаваемое Фондом «Прагматика культуры» с декабря 2002 года. Журнал изначально предпринял попытку новаторского самоопределения внутри ниши интеллектуальной периодики. В плоскость критической оптики на этот раз попадает не столько собственно современный литературный процесс, сколько «общая» социальная фактура, семиотическая множественность, размытая в повседневности.

Для «КМ» нет тем низких или высоких, так как его (журнала) рефлективная способность позволяет переваривать любое культурное сырье с должным интеллектуальным аппетитом и в благородной компании. Авторы —именитые интеллектуалы, реализованные в разных гуманитарных сферах и проектах, но на страницах «Критической Массы» проявляющие свои свободные от форматов позиции.

Главное достоинство журнала в том, что в «составе» его тем не последнее место уделяется анализу культурных фактов с точки зрения их «экономики» — не в строго дисциплинарном смысле, а в значении ресурса их происхождения и приятия потребителем. Анализ коммерческих культурных продуктов делается с поэтическим остроумием, тогда как некоммерческие артефакты разглядываются сквозь лупу денег. «Критическая Масса» — свободная публичная площадка, принимающая стилистику современности, и, как нам кажется, в меру своих сил оттачивающая ее.