Средство для похудения

Худеть — дело нелегкое. Попробуйте-ка посидеть на творожке и сухом рисе, без единого хот-дога или гамбургера! Про пиццу и прочие радости жизни вообще можно не вспоминать! Нет, я так не могу. По мне, если уж есть, скажем, чипсы, то сразу целую упаковку — не бросать же начатое! Да и чипсы должны быть нормальные: солененькие, жирные, а то понаделают всякой дряни вроде прозрачных ломтиков картошки, просушенных в духовке почти без масла и с морской солью — фу, гадость!

Другие книги автора Оксана Игоревна Василенко

Первый луч зари

Maiori forsan cum timore sententiam in me fertis quam ego accipiam.

(Возможно, вы выносите мне приговор с большим страхом, чем я его выслушиваю.)

Джордано Бруно

8 февраля 1600

Бухнул тяжёлый засов, и дверь отворилась с протяжным скрипом.

Неужели пора? Сквозь крохотное окошко под потолком я смотрел, как бледнеют звёзды. Занималась заря – последняя заря в моей жизни.

Per Aspera Ad Astra

Я шагал сквозь потоки людей и машин,

Мимо, мимо, куда-то, не знаю, куда.

Мимо голых деревьев и пыльных витрин

Я шел вместе со всеми, но я был один –

Среди женщин усталых и хмурых мужчин

Шел по улицам в... никуда.

И скучно, и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды...

Желанья!.. Что пользы напрасно и вечно желать?..

Кровь у всех красная

Наступала зима, и ночи похолодали. Она прижалась поближе к его тёплому телу – выпирающий животик мешал. Совсем скоро малыш появится на свет.

– Ой! – вскрикнула она и прижала его ладонь к своему боку. – Пинается!

Он улыбнулся и нежно погладил её живот.

– Наверно, ему там уже тесновато.

– Мне страшно… – прошептала она ему на ухо.

Его пальцы скользнули вверх и взъерошили её волосы.

Птица счастья

Я стала бояться ночи. Я наливаюсь крепким кофе, брожу из угла в угол, включаю телевизор погромче и думаю только о том, чтобы не уснуть.

Не спать, спать нельзя, не спать, нет, нельзя, не спать, спааааать...

Битву со сном невозможно выиграть. Рано или поздно я валюсь с ног и впадаю в забытье. И тогда я вижу сон. Один и тот же сон.

Низкое серое небо тяжело давит на плечи. Здесь нет ни дня, ни ночи, только вечный сумрак. Здесь нет ни зимы, ни лета, только вечная стылая осень с промозглым туманом и леденящим ветром. Узкие улочки вливаются друг в друга, переплетаются, петляют и никуда не ведут. Здесь нет ничего, кроме Города – унылого, серого Города. Вдоль улиц, стена к стене, стоят холодные здания из серого камня, в которых чернеют глазницы окон. В этих окнах никогда не горит свет. Я даже не знаю, живет ли кто-то в домах или все жители Города просто бродят по улицам. Мужчины и женщины, молодые и старые – все они молча и понуро бредут куда-то. Здесь никто не смеется, не поет и не плачет. Да это и не люди вовсе: вместо тела у них клетка, вроде птичьей, а к ней приделаны руки, ноги и голова. Ходячая клетка, внутри которой слабо копошится какой-то серый комочек. Наверное, я выгляжу точно так же, потому что никто не обращает на меня внимания. Впрочем, местные жители, похоже, вообще ни на что не обращают внимания. Они безучастно бредут куда-то, сами не зная, куда.

Снег на Новый Год

Когда я проснулся, было еще темно. Сине-белый шар висел над головой в черноте, где светились звезды. Это всего лишь картинка. С обратной стороны Луны Землю не увидать. У нас миллионы картинок из обсерваторий по всей Солнечной Системе, и мы могли выбрать любую из них, но на Новый Год я хотел видеть Землю. Белые облака казались пушистым снегом, а я никогда не видел настоящий снег. Китя хотел выбрать галактику NGC1097 вместо Земли, и мы поссорились. Пришла мама и велела Ките не обижать меня, потому что он старше. Китя скорчил рожу и обозвал меня плаксой. И никакой я не плакса, я уже совсем большой – мне целых семь лет, и я никогда не плачу! Ну, почти никогда и совсем немножко. К тому же, только я из всей семьи никогда не видел настоящий снег. Когда мы улетели с Земли, мне было всего три года, а потом мы два раза летали в отпуск, но каждый раз летом: все хотели купаться в море и никому не нужен был снег.

О ЛЮБВИ

черным по белому

и белым стихом

Оглавление

ПОЛОСА ЧЕРНАЯ

Миражи

Не любить

Ты уходишь

Я спрячу боль на донышке души

Без наркоза

Протянуть руки и обнять пустоту

Боль свою затаю

Надежда

Грустно осень роняет листы

Пожелтевшие листья надежд

Нити судеб

Как появились названия дней недели

В Японии дни недели называются День луны, День огня, День воды, День дерева, День металла, День земли и День солнца. И вот откуда они взялись.

 

Давным-давно пошёл крестьянин в лес, чтобы нарубить дров. Ствол дерева был очень твёрдый, но в конце концов металлическое лезвие топора всё же его перерубило.

– Эй, Дерево! А я сильнее тебя! – похвастался Металл.

Потерянный шарик

– Эй, Земляшка! Что потерял?

Я мгновенно покраснел до ушей. Мое имя Яша, но все дразнят меня Земляшкой, потому что я – единственный, кто был рожден на Земле, и здесь я чужой. Все мои двадцать четыре одноклассника родились на Луне. Мальчишки получили дурацкие имена, вроде Лунис и Лунео, а среди девчонок были сплошные Селены и Луны. Я так ни с кем толком и не познакомился и называл их всех просто “лунатиками” – про себя, разумеется.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

Петр Семилетов

ЗАСТЕHЧИВЫЙ ПТИЧHИК

У Застенчивого Птичника есть два правила в жизни. Правило первое давить. Hу а второе - лажать. Как он это делает? Гыыыыы! Да вот как. Однажды ночью к нему в квартиру забрались воры. Птичник проснулся и начал их давить. Давил-давил, давил-давил, пока не задавил совсем. Затем приготовил из них омлет, но это уже совсем другая история. Хотя нет. Хотите - расскажу. А, по глазам вижу, что хотите. Hу что ж, сами напросились. Итак, вначале Застенчивый Птичник взял полотенце. Он покрутил им в воздухе четыре раза. Вот надо так было. После чего смочил это полотенце кефиром с шоколадными крошками, и дико радовался по этому поводу. Да много ли надо такому юморному парню, чтобы рассмеяться? Так, пустяки. Бывает, он и сам анекдоты придумывает. А я сейчас расскажу один...Ой я сейчас расскажу один...Вы такого еще не слышали...Итак, закрывайте глаза и читайте дальше. Анекдот от Застенчивого Птичника. Жил да был король Горох. Гаааа! Все. А вы чего ждали? Птичник лаконичная натура. Слова зря не скажет. Hо я отвлекся. Взял Птичник это мокрое полотенце, и выкинул его в окно. Попал в кента. Кент ругался матерно, а Застенчивый Птичник спрятался в духовку. Он часто так делает. Большой оригинал, однако. В духовку он еще прячется, когда готовит морковные сырцы. Это блюдо такое. Очень специальное. У Птичника все такое. Вот возьмем, к примеру, сапоги. У Птичника они кирзовые. С подковами. Как дашь такой между глаз - синяк. Второй раз дашь - деревянный макинтош. Железная логика. Гыыы! Hе правда ли, острый юморок у Птичника? Да он вообще такой парень, что...Таких ведь мало - на вертолетах. Hо застенчивые. Вы его не трожьте. Hи-ни! А теперь давайте споем. Hет? Я снова соскочил с темы? Рассыпаюсь в тысячах извинений. Ах-ах-ах, простите...Короче, спрятался Птичник в духовку. Переждал маленько, вылез, видит - кент отвалил. Как гора с плеч. Ух! Hет, по-другому - УУУХ!!! То есть УУУХ - это, конечно, тоже "ух", но со смаком. Дятел, зяблик, косогрей. К чему это я? Hу да ладно, не обращайте внимания. Как же все-таки Птичник готовил омлет? Он взял тела воров, и положил их в сундук, доставшийся ему в наследство от бабушки - Юной Птичницы 1912. Бац! Попались! Вы даже не подозревали, что у нашего героя такая знаменитая бабушка! Что же дальше? Залил Птичник в сундук кефир - много-много! И стал перемешивать. Перемешивал-перемешивал, перемешивал-перемешивал, а потом кааааак заорет: -Ябба-дабба-дууу! Вот такой он импульсивный! А что? Кто-то против? Шаг вперед! Где на карте Колыма? Гыыыы! Вдруг Птичник вспоминает, что нет яиц для омлета. Вот все есть, а яиц нету. Бежит он на улицу, видит - старушка с палочкой идет. И в кулечке несет десяток куриных яиц. Добренькая такая старушка. Птичник подбегает, и толкает старушку прямо на проезжую часть! Это антисоциальный поступок!!! Сердцу больно! Происходит самое натуральное ДЭ-ТЭ-ПЭ. А Застенчивый Птичник убегает, прихватив кулечек с яйцами. Ай да Птичник, ай да сукин сын! Hаходчивый парень, однако! Вы не находите? Дома он добавляет яйца в сундук. Теперь будет харчей дней на пять. Hе меньше. Hо и не больше! У Птичника аппетит знаете какой? Во! Когда он поест, то начинает всех лажать. Сейчас расскажу. Пойдет, скажем, в театр. Выйдет на сцену, когда еще не поднят занавес перед спектаклем, и корчит гримасы. При этом он говорит фразы: "кыыу!", "иааооо!", "муоооо!", "дыуоооо!". А потом топает своими кирзовыми сапожищами: бах! бах! бах! Танцор, однако! И руками машет. А потом возьмет да скажет в зал: -Вы! Hе смотрите этот спектакль, который будет. Он полная лажа. Вот так он всех лажает. Другой пример - придет в парк, а там детишки с воздушными шариками. А Птичник по этим шарикам - да зажженной папироской! Пок-шпок-по-пок-шпок-шпок! Тоже лажает. Видите? Так он всех может лажать. Или, скажем, еще такое - продают кассеты на раскладке. Hу и того...Магнитофон играет у продавца. Птичник подойдет, станет подле, и в пляс пустится. Опять же, сапогами стучит, руками машет. Hатанцуется, и слово молвит: -Hет, я не развлекся - у тебя плохая музыка. Люди, не покупайте у него музыку! Здесь одна лажа! Вот так и живет Застенчивый Птичник. Hекоторых он давит, других просто лажает. Вы его не трожьте! Таких мало. Hа вертолетах. ыыыыы

- Привет, Дживз, - сказал я.

- Доброе утро, сэр.

Неслышно ступая, он поставил чашку с живительной влагой на столик у кровати, и я с наслаждением сделал первый глоток. Как всегда, чай был заварен лучше некуда. Не слишком горячий, не слишком сладкий, не слишком слабый, не слишком крепкий, в самый раз молока, и ни капли на блюдце. Потрясающий малый Дживз. За что ни возьмётся, делает на все сто. Я никогда не устану повторять, что второго такого нет, и вот вам пример: камердинеры, которые перебывали у меня до Дживза, все до одного врывались ко мне по утрам, пока я спал, повергая меня в жуткое состояние, но Дживз, наверное, с помощью телепатии знает, когда я проснусь. Он всегда вплывает в комнату с чашкой чая ровно через две минуты после того, как я возвращаюсь к жизни. Сами понимаете, когда утро начинается хорошо, то и днём всё идёт как по маслу.

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Книга Надежды Александровны Тэффи (1872-1952) дает читателю возможность более полно познакомиться с ранним творчеством писательницы, которую по праву называли "изящнейшей жемчужиной русского культурного юмора".

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Так получилось, что им пришлось расстаться на десять лет. Десять лет – без возможности обнять, поцеловать. Десять лет просыпаться поодиночке. Засыпать поодиночке. Десять лет пить кофе по утрам – не вместе. Не смеяться, не ссориться, не уходить из дома, не мириться, не дарить цветы, не капризничать, не ездить по воскресеньям за город, не бродить под звездами, не прижиматься ухом к большому теплому животу, не шептать восторженно: «Толкается!», не… не… не…

И вот встреча – долгожданная, случайная. Так не пора ли отдать друг другу долги, накопившиеся за десять лет?

В книге известного историка В.М. Логинова собран уникальный материал И.В. Сталине — таким, каким видел вождя его главный телохранитель Н.С. Власик.

Основу книги составляют документы, еще совсем недавно лежавшие под грифом «Секретно». К ним прежде всего нужно отнести «Записки» Власика, занимавшего с 1927 по 1952 г. пост начальника Главного управления кремлевской охраны. Кроме того, своими воспоминаниями о И.В. Сталине и Н.С. Власике делятся сотрудники правительственной охраны Г.А. Эгнаташвили и П.М. Русишвили. Они показывают жизнь Кремля в 1930-1940-е гг. как бы «изнутри», рисуют обстановку, которая сложилась тогда в нашей стране.

В приложении книги публикуются малоизвестные письма Сталина и официальные документы той поры.

Рассказы Татьяны Соколовой посвящены в основном проблемам современных женщин.

Эта книга о том, как исцелять себя и других! Освоив описанную здесь простую Методику сверхзаряженного Квантового Прикосновения, вы пробудите в себе свой скрытый целительский дар и научитесь управлять собственной энергией. Ни одна из других целительских техник не дает столь мощных результатов. Начните практиковать Методику сверхзаряженного Квантового Прикосновения — и вы убедитесь в этом сами!