Спящий во тьме

Одетому туманами городу Солтхеду не привыкать к волшебству и магии. Однако теперь в нем вновь и вновь происходят события не просто странные, но – опасные. Смертельно опасные…

Череда нелепых совпадений – или связанные между собой магические преступления? Выяснить это предстоит великому частному сыщику, профессору метафизики Тайтусу Тиггзу и его другу и ассистенту наивному доктору Даниелю Дэмпу…

Отрывок из произведения:

Везде туман.

Туман плывет в ночном воздухе над рекой, прокрадываясь на сушу сквозь эстуарий, там, где река плавно вливается в море. Вздымается и клубится над мысами и нагорьями, величественными скалами и головокружительно неприступными пиками, погружает в холодную серую мглу старый университетский городок. Просачивается в узкие крутые улочки и переулки, в водосточные канавы и мрачные аллеи, струится по мощеным дорогам и проселкам. Цепляется за деревянные балки древних домов – удивительных, укромных, давно знакомых домов, – за их потемневшие двери и окна, забивается в щелки и трещины кладки и лаской вынуждает раздаться плотно пригнанные стесы камней.

Рекомендуем почитать

Анджей Сапковский. Автор, чьи произведения в нашей стране не уступают популярностью «Властелину Колец». Писатель, создавший «Ведьмака». Теперь легендарный цикл закончен. Мы расстались с Геральтом, Цири и Йеннифер… но Мастер дарит нам новую сагу – сагу о Рейневане!

В лето Господне 1420 конец света… не наступил.

Не был освобожден из заточения Сатана.

Не сгорел и не погиб мир.

Ну, во всяком случае – не весь.

Но все равно – было весело.

Это — самая прославленная «артуриана» XX века!

Не просто фэнтези, а ЛИТЕРАТУРНАЯ ЛЕГЕНДА, озаряющая тьму давно прошедших времен светом безграничного воображения...

Не просто увлекательные приключения, а истинная Высокая магия и истинный, высокий дух первоначального, полузабытого артуровского мифа...

Это — чудо, созданное великолепным пером Мэри Стюарт.

Сказание о деяниях Мерлина, величайшего из магов Британии, и Артура, благороднейшего из британских королей. Сага о любви женщины, которую когда-нибудь назовут Гвиневерой, и славного рыцаря, которого еще не назвали Ланселотом.

Повесть о королеве-колдунье, верившей в судьбу, и принце-бастарде, тщетно пытавшемся судьбу превозмочь.

Это — драгоценный подарок для всех, кому хочется еще раз оказаться в мире Артура.

Не пропустите!

Наемникам наплевать – на чьей стороне сражаться. Согласно меткой пословице, за золото они готовы идти хоть на всадников Апокалипсиса. Однако для лихих парней из Черного Отряда эта пословица неожиданно становится реальностью…

Их нанимают не короли, не графы – великие маги и чернокнижники. Они сражаются то на стороне Света, то на стороне Тьмы, и противники их – не только люди, но демоны, монстры и даже древние боги…

Смерть? Опасность? Наплевать. Наемники издавна торгуют собственной кровью. А страх перед высшими силами и вовсе неведом лучшим «солдатам удачи» мира!

Нижеследующая история произошла задолго до событий, описанных в «Первом Правиле Волшебника».

Это — самая прославленная «артуриана»XX века!

Не просто фэнтези, но — ЛИТЕРАТУРНАЯ ЛЕГЕНДА, озаряющая тьму давно прошедших времен светом безграничного воображения.

Не просто увлекательные приключения, но — истинная Высокая магия и истинный, высокий дух первоначального, полузабытого артуровского мифа.

Это — чудо, созданное великолепным пером Мэри Стюарт.

Сказание о деяниях Мерлина, величайшего из магов Британии, и Артура, благороднейшего из британских королей. Сага о любви женщины, которую когда-нибудь назовут Гвиневерой, и славного рыцаря, которого еще не назвали Ланселотом. Повесть о королеве-колдунье, верившей в судьбу, и принце-бастарде, тщетно пытавшемся судьбу превозмочь.

Это — драгоценный подарок для всех, кому хочется еще раз оказаться в мире Артура.

Не пропустите!

Уйдя из Королевской Гавани, Дунк присягнул старому лорду Юстасу Осгри. Однажды, во время засухи, соседка Осгри леди Роанна по прозвищу Горячая Вдова запрудила единственный ручей, орошавший окрестные земли. Не имея возможности отстоять свою воду силой, сир Юстас отправляет Дунка послом к Роанне, предлагая выкуп за то, что та уберет плотину.

Это — самая прославленная «артуриана» XX в!

Не просто фэнтези, но — ЛИТЕРАТУРНАЯ ЛЕГЕНДА, озаряющая тьму давно прошедших времен светом безграничного воображения…

Не просто увлекательные приключения, но — истинная Высокая магия и истинный, высокий дух первоначального, полузабытого артуровского мифа…

Это — чудо, созданное великолепным пером Мэри Стюарт.

Сказание о деяниях Мерлина, величайшего из магов Британии, и Артура, благороднейшего из британских королей. Сага о любви женщины, которую когда-нибудь назовут Гвиневерой, и славного рыцаря, которого еще не назвали Ланселотом. Повесть о королеве-колдунье, верившей в судьбу, и принце-бастарде, тщетно пытавшемся судьбу превозмочь.

Это — драгоценный подарок для всех, кому хочется еще раз оказаться в мире Артура.

Не пропустите!

Кристофер Сташеф — человек, который сумел сказать собственное — бесконечно оригинальное — слово там, где сделать это, казалось бы, было уже практически невозможно. То есть — в жанре иронической фэнтези. В мире высоких замков, сильно нуждающихся в ремонте, прекрасных принцесс, из последних сил правящих разваливающимися по швам королевствами, обольстительных и веселых ведьмочек, гнусных до неправдоподобия монстров и — чародеев поневоле. Чародеев, чье единственное оружие в мире «меча и магии» — юмор, юмор и еще раз юмор! Мы росли на саге о невероятных приключениях достославного сэра Рода Гэллоугласса. Мы — выросли. Приключения — остались. Мы никогда не сумеем вырасти из этих приключений!

Другие книги автора Джеффри Эрнест Барлоу

Мир, в котором жизнь и цивилизация существуют лишь на побережьях Европы…

Мир, в котором ледниковый период так и не закончился.

Здесь викторианские сквайры охотятся не на лис и оленей, а на мамонтов и саблезубых тигров.

Здесь, по меткому выражению журнала «Локус», «Диккенс соседствует с Лавкрафтом».

Таков мир трилогии Джеффри Барлоу, блестяще начатый романом «Спящий во тьме» – и продолженный романом «Дом в глухом лесу».

Печать на древнем колодце разрушенного аббатства вскрыта – и в уютный, теплый деревенский мирок вторглось Зло.

Над лесом кружит чудовищная сова…

Обитателям деревни снятся кошмары…

Классический «сельский детектив» вдруг оборачивается чем-то СОВСЕМ ИНЫМ.

Потому что молодой помещик и его гость, расследующие загадочное, самоубийство, еще не до конца осознают, С ЧЕМ СТОЛКНУЛИСЬ.

Вообразите мир, в котором последний Ледниковый период так и не закончился… В своих неторопливых повествованиях цикла «Северные огни», каждый роман которого можно читать отдельно, Джеффри Барлоу рисует именно такой мир. Катастрофа уничтожила здесь почти всю жизнь, за исключением западного побережья Америки. И теперь люди живут в окружении саблезубых тигров, мегатериев и тераторнов. И в этот суровый час древнее зло стремится вернуться на землю… Причудливая постмодернистская, но при этом совсем не «высоколобая», смесь самых разных влияний и мотивов. Блестящие стилизации под викторианскую прозу, готические романы, классику детективов и хоррора.

Популярные книги в жанре Детективная фантастика

Стивен Пейтон умер во сне в ночь с четверга на пятницу. Растерянная Сара позвонила Качински, как только адвокат приехал в офис, и сообщила, что доктор Мерчисон диагностировал острую сердечную недостаточность, Господи, Збигнев, ему же только пятьдесят пять через месяц… да, похороны в понедельник… а еще доктор сказал, что Стив умер, как святой, и это действительно так, он был святой человек… Адвокат слушал прерывавшийся от слез голос, думая о том, что и это предсказание Стивена сбылось с поражающей точностью. Как-то, лет десять назад, когда Пейтоны жили еще в Детройте, Качински сказал: «Послушайте, Стив, чтобы вам было удобно, я могу передать ваши дела моему детройтскому коллеге Павлу Хоречке, он, кстати, мой земляк, мы оба из Кракова, то есть не мы сами, конечно, а наши родители, бежавшие из Польши в тридцать восьмом». «Нет, – ответил Пейтон, – меня устраивает наше сотрудничество, разве что вам сложно летать в Детройт из Гаррисбурга». «Мне не сложно», – поспешил сказать адвокат, а Пейтон улыбнулся и заключил: «Пусть все остается так, как сейчас. Даже после моей смерти». «О чем вы говорите? – бодро сказал Качински. – Все-таки я старше вас на тринадцать лет». Пейтон пристально посмотрел адвокату в глаза, покачал головой, и Качински понял, что не будет тем из них двоих, кто умрет первым. «Я уйду в ночь с четверга на пятницу, – тихо произнес Стивен, – и мне еще не будет пятидесяти пяти».

... — полковник Задека уже новое задание нам припас.

Иванов поднял голову, потер кулаками слипающиеся глаза.

— Какое задание? Куда?

— Одно из двух, — понизив голос до интригующего шепота, сообщил Сергеев. — Либо на северо-запад, в Северную Венецию. Либо на юго-восток, в волчьи леса; там, говорят, оборотни объявились.

Тэн Лигма — двадцатишестилетний офицер службы безопасности в сопровождении конвоиров вошел в камеру пыток имперского суда. Вина его была велика и очевидна. Да он и не пытался ее отрицать. Он совершил сексуальное преступление, за которое полагалась смертная казнь. Неизбежным дополнением к ней были жестокость и презрение бывших коллег. Ведь Тэн Лигма был зеркалом, поднесенным к скрытой стороне мужской души, населенной омерзительными желаниями, грязными и жестокими мечтами. Тэн заставил коллег взглянуть в это зеркало, и теперь они мстили ему за тот ужас и отвращение, которое они испытали. Получив хороший пинок, он влетел в сумрачное помещение, перегороженное бронестеклом. Все, конец. Тэн знал, что именно здесь приводились в исполнение приговоры. А он, первый красавец управления безопасности, гуляка по призванию, он хотел жить. Ибо нет больших жизнелюбов чем красивые мужчины.

Было ли «Чудовище рода Баскервилей»? Или это все чудовищная мистификация придуманная Ватсоном с подачи Шерлока Холмса? И кто есть кто из действующих лиц? И вообще, чем занимался до своей скоропостижной смерти сэр Чарльз Баскервиль? И почему Стэлтон так бездарно утонул на болотах, хотя знал там каждую кочку? И утонул ли он вообще? Ответы на эти вопрсы в рассказе Михаила Харитонова.

Майк Норман — бесстрашный полицейский, стоящий на страже закона, назначает вам встречу на страницах этого триллера.

Жанр: Городская фантастика, детектив, триллер.

В брюхе вождя гулко и требовательно заурчало. Он торопливо схватил свою любимую дубину, и, широко размахнувшись, ударил ею в туго натянутую на деревянную раму шкуру. Гулкий, мощный звук раскатился по хижине, вырвался наружу, возвещая подданным, что повелитель возжелал чего-то. Все замерло в ожидании.

С удовольствием прислушиваясь к замирающему гулу, вождь смотрел на вибрирующую, высохшую за долгие годы до костяной твердости шкуру. Это была шкура предшественника Мыра на троне. "Да, шкура хороша, звучит мощно, гулко", – подумал вождь, – "Но сам старикашка был препротивен". Мыр поморщился, вспомнив вкус старикашки. Однако ничего не поделаешь – традиция. Не Мыр ее придумал, не ему отменять. Когда-нибудь и его шкура так же будет гудеть под ударами, грозно и требовательно.

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ (X-files)

Блэквилл

(By Fan's Group)

Совместное творчество посетителей сайта txf.ru. Попытка Скалли отдохнуть от Секретных материалов в тихом провинциальном городке закончилась столкновением с жуткими порождениями ночи…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олимпиадное сочинение

по литературе

по произведениям Аркадия и Бориса

Стругацких

"Путешествие по первому кругу"

ученицы 11-2 класса

школы N 239

Бармичевой Наталии

преподаватель: Соколова Л.В.

* 1 *

"Ты должна делать добро из

зла, потому что больше его

делать не из чего."

Р.П.Уоррен

Холодно, чертовски холодно... Земли не видно: вся она скрылась

под дряблой серой шкурой, которой цепляет прохожих за ноги. Земли

Александр БАРМИН

Я - КРЕПКИЙ ОРЕШЕК!

Выходя на темную улицу, дайте себе внутреннюю установку: "Я спокойная, но я начеку. Что бы ни случилось, я не поддамся панике. Я способна за себя постоять",

Стирайтесь идти но хорошо освещенным местам. Если все же приходится пересекать темные и плохоосвещекные кварталы, держитесь середины улицы. Избегайте ходить рядом с зарослями кустов и аллеями.

Хорошо изучайте ваш маршрут к дому из школы, с работы и от друзей. Запоминайте расположение магазинов (особенно работающих допоздна), домов с дворниками, милицейских и пожарных участков. Запоминайте также места мужских развлечений - от них лучше держаться подальше.

Для сотворения чудес день выдался просто идеальным. Небо, сияющее всеми цветами радуги над Райскими кущами, порой казалось почти золотым, как труба архангела Гавриила, а далекие звуки заунывно-торжественных песнопений наполняли Божественный эфир. Клубящиеся облака, белые и пушистые, словно тополиный пух, плыли величаво и так высоко, что только ангелы добрались бы до них.

Рядом с Жемчужными Вратами сегодня дежурила Лилиан, недавно посвященная в ангелы. Прохаживаясь влево и вправо и отмеряя положенные шаги, она порой бросала наверх быстрые робкие взгляды.

Барнев Павел

фэнтези-повесть

Глава 1.

"H-да, не повезло"- так думал бывший принц, ныне король, а также полководец - бывший полководец армии королевства Остии - Великий Воитель Всех Времен И Hародов - как он сам себя называл ,а также Величайший Король Современности - как его величали подданные, он-же Hедомерок - как его называл дядя - покойный король, будучи в хорошем расположении духа и наконец, просто Седрик Гугенвилль - Айзенкрайн - Айзенштейн - Айзенкратц Айзенблюмм - Айзенвилль - Аузен - труер - бульвер - нанадский Первый (для друзей Гугги) - мерно покачиваясь в седле и повизгивая сочленениями своих доспехов. "Какого чёрта меня дёрнуло поставить полк Бациуса в этом чёртовом лесу? Как я теперь прийду домой? Какого чёрта я вообще начал эту войну? Hет, я, конечно, понимаю, что для "величия королевства" и так далее, это, быть может, и необходимо, но не такой же ценой! Hу, допустим потери в таком предприятии как война неизбежны, допустим поражение - вещь тоже не маловероятная, особенно учитывая мой военный опыт - верней отсутствие такового, но не ценой-же оправданий! - чёрт бы их побрал"- Седрик, как человек отныне военный, считал прямо-таки своим долгом выражаться "круто" и поэтому вставлял выражения типа "чёрт побери", "разрази меня гром" и тому подобные, где надо и где не надо, причём не только в устной речи и мыслях, но даже в письмах, которые он писал своей тёте - вдовствующей экскоролеве, которая потом читала эти письма своим приживалкам и они, вслед за ней, скорбно поджимали губы и осуждающе покачивая головами, говорили о "дурном влиянии улицы". Вот именно перед ними то и не хотелось оправдываться Седрику. "Вообще-то королю нет нужды оправдывать свои действия, да и никто не будет спрашивать у него объяснений, они будут лишь мерзко подхихикивать вслед, да перешёптываться по углам, поджимать губы, да заводить между собой разговоры о "бедных солдатских жёнах, чьи мужья погибли на поле брани" и скорбно замолкать при моём приближении. Особенно будет злорадствовать мой кузен, сэр Орви Виккерский - наверняка ведь подойдёт и будет утешать: мол, всё бывает, а сам будет прятать улыбочку в усах, хотя именно он и настроил весь двор и народ на войну: мол, король молод, должен проявить себя, опять-же польза государству, мол, мы их одной левой..." Короля оторвал от размышлений голос начальника личной охраны: - Государь, мы сейчас пересечём границу нашего королевства. - Да, хорошо. Седрик остановился, и оглядел своё войско, всех 15 человек - всё что осталось. Зрелище было отвратным. Усталые люди, усталые лошади. У многих воинов из под повязок сочилась кровь. "H-да, не повезло ", в очередной раз подумал он, а вслух сказал: - Подтянуться, войдём в наше королевство, как подобает разбитому, но не побеждённому войску! - подумав, добавил - Чёрт побери! - и поехал вперёд, делая вид, что не слышит недовольного ворчания за спиной. Седрик был молод. Hу не то, чтоб очень молод, во всяком случае он себя таковым не считал, а скорее не очень то уж и взрослый. Он был в возрасте, не самом подходящем для принятия королевского сана, как с точки зрения пользы государства - ибо неопытен, так и с позиции опекунства, ибо король в этом возрасте уже совершеннолетен. Короче, ему было 17 лет. Довольно высокого роста, но не очень богатырского телосложения, скорей наоборот доспехи, купленные навырост у проезжего торговца, сидели на нём как бочка на швабре и если бы не надетый под них тулуп, они бы раскачивались в ветреную погоду подобно колоколу на деревенской свадьбе. А так они производили довольно внушительное впечатление, особенно издалека. Впрочем Седрик не отчаивался и надеялся со временем стать такой комплекции, чтобы соответствовать своим доспехам, что по его мнению, наиболее отвечало званию - Великий Воитель Всех Времён И Hародов. Кстати, сами доспехи были куплены не столько из-за своих боевых качеств, которые были превосходны (в этом Седрик успел убедиться, не раз отражая удары не мечом, как полагается, а спиной) сколько из-за красивых дракончиков, нарисованных на нагруднике. Однако, несмотря на свою молодость и восторженность, Седрик был не так-то прост. В этом уже удостоверился его кузен - сэр Орви Виккерский - после того как узнал, что Седрик, тогда ещё не король Седрик, а принц, даже не принц Седрик, а просто Гугги, спрятал оригинал своего свидетельства о рождении и подчистил королевские хроники таким образом, что оказался на два года младше своего возраста и в день смерти короля (кстати, умело осуществлённой тем же кузеном) предъявил настоящее свидетельство о своем рождении в тот момент, когда кузен был абсолютно уверен в собственном праве на опекунство. Списав ошибку в хрониках на разгильдяйство королевских писцов, он избавился от официальных подозрений. Таким вот ловким манёвром Седрик избежал печальной участи многих наследников престола, которые умирают то от несчастного случая на охоте, то от того, что якобы в приступе падучей несколько раз случайно падают на нож. Между прочим, он не сомневался, что этот поход был затеян кузеном специально с целью свержения его с трона и потому не особенно расстраивался из-за поражения - наверняка сэр Орви вступил в сговор с королём Лозании и в войске Седрика были вражеские осведомители. Седрик знал, что в погоне за властью люди способны на многое. Он понимал своего кузена. Hадо сказать, что в то время, как другие дети поджигали кошкам хвосты и кидались фекалиями с городских стен по въезжающим в ворота телегам, наслаждаясь их причудливыми траекториями и встречая задорным смехом каждое удачное попадание набравшего ускорение комка, юный Гугги в тайне от всех забирался в замковую библиотеку и усердно перечитывал труды так называемого Критического Летописца, проклятого церковью, много лет преследуемого доброй половиной королевств Старого Света, наконец пойманного, пытанного и сожённого по обвинению в ереси. В этих трудах Летописец рассматривал подвиги великих святых и великих королей в несколько ином аспекте, нежели их рассматривали официально признанные Святцы. У него особенно много работ было посвящено закулисной борьбе за власть, о которой он рассказывал с полным знанием дела. По слухам, он сам был не то королём, не то королевским поваром, в общем, человеком причастным. Однако церковь называла его не иначе, как исчадьем ада или внебрачным (почему?- непонятно) сыном дьявола и Вавилонской Блудницы. Hо, так или иначе, несмотря на смутное и в чём-то даже жуткое происхождение Летописца, Седрик много почерпнул из его произведений, когда, бывало, прокрадывался в башню, открывал никем не охраняемую ( ибо кто польстится?) библиотеку, проходил по покрывшему пол ковру пыли с ладонь толщиной, доставал Жития Святых, доставал Критического Летописца и, ночь напролёт, при свете свечи сравнивал и смеялся, смеялся и сравнивал. Hад кем из них, конкретно, смеялся Гугги - неизветно до сих пор. Тем не менее, именно в библиотеке Седрику пришла в голову мысль насчёт свидетельства о рождении, так раздосадовавшая его горячо любимого кузена. И как раз в библиотеке он обдумывал планы, как прибрать к рукам всю власть в королевстве и не делиться ею ни с кем, в том числе с кузеном. И что характерно - первым его осведомителем во дворце стал человек, занимающий должность замкового архивариуса, именно занимающий, ибо эта должность была редкой разновидностью как раз той синекуры, при которой требовался самый минимум образования: было достаточно того, чтобы человек прилюдно не чесал себе гениталии. Тот дядька, которого Седрик нанял в качестве шпиона, кажется, не умел читать и продал бы все книги из библиотеки, но они к счастью - или наоборот - спросом в этом королевстве не пользовались. Hо зато этот дядька обладал одним весьма ценным качеством: он умел так ловко развязывать языки и разнюхивать новости, что узнавал о том, например, что жена второго королевского ассенизатора сбежала с его лучшим учеником (ввиду бесперспективности первого и ввиду того, что второму предложили место мастера ассенизаторных работ в королевстве Цяанши (ни больше - ни меньше) с более высокой оплатой и перспективой повышения до (подумать только!) самого Главного Мастера Ассенизаторных Работ) раньше её мужа, явившегося через пять минут после их бегства. Досужие языки говорили, правда, что архивариус сам был причастен к этому побегу (со стороны ученика и за немалую плату) но это нисколько не умаляет достоинств сего славного мужа, который к тому-же с таким видом мог произнести "Мгм", "М-да", или, того лучше, "Э-э-э", что снискал славу умного и знающего себе цену человека. Помимо этого достойного представителя рода человеческого, у Седрика имелось ещё несколько осведомителей из дворцовой прислуги, но всё же меньше, чем у всех остальной публики царской, да и не только царской, крови. Ибо любой во дворце понимал всю шаткость положения нового короля и не спешил поменять доходную службу платного осведомителя какой-нибудь леди Черри на сомнительные прелести службы в качестве шпиона Седрика. И хотя находились, всё-таки, любители ставить на тёмную лошадку - короля, но их было более, чем мало (каков слог, а?), чтобы успешно противостоять интригам кузена. Ещё интереснее была позиция дворян - они, не смотря на то, что приносили клятву на верность королю, не спешили примыкать ни к одной из сторон в этой тайной борьбе, ождая, кто победит, с неослабевающим интересом созерцая перепетии битвы. Временами королю казалось, что они с кузеном находятся на арене, со всех сторон окружённой толпами зрителей, которые во все глаза смотрят за их схваткой, бьются об заклад, едят пончики, орут, визжат, смеются, ругаются, иногда дерутся, мирятся, снова бьются об заклад, в общем, веселятся. Иногда Седрику слышались их неясные голоса, восторженно кричащие при каждом удачном ударе их любимца и глухо негодующие при его промахах, но чаще всего эти голоса собирались в группки, отходили в сторонку, назначали ставки и, шёпотом, спорили до изнеможения, просчитывая варианты. Перед уходом в поход Седрик дал одному своему человеку задание тайно отправлять ему доклады о положении дел в стране и о действиях кузена и других родственников за время его отсутствия. Он полагал, что кузен не удовольствуется одним лишь его отсутствием, оно ему нужно для чего то другого, вполне вероятно, что и для захвата власти. Hо пока письма от Пибоди Хоукса - так звали этого человека - приходили с завидной регулярностью и в них ничего не содержалось такого, что могло бы пролить свет на планы сэра Орви. Между прочим, его величество был приятно удивлён, когда увидел почерк Пибоди - ровный и красивый почерк образованного человека, хотя по его виду можно было ожидать нечто полуграмотное и очертаниями схожее с Гималайями. Ввиду этого Седрик по приезде хотел сделать его своим секретарём.