Спустя десять лет

Дитрих Бонхеффер

Спустя десять лет

Пер. с немецкого А.Б.Григорьева

В жизни каждого человека десять лет - это большой срок. Время - самое драгоценное (ибо невосполнимое) наше достояние, а потому всякий раз, когда мы оглядываемся назад, нас так гнетет мысль о потерянном времени. Потерянным я назвал бы то время, в котором мы не жили как люди, не собирали опыт, не учились, не созидали, не наслаждались и не страдали. Потерянное время незаполненное, пустое время. Прошедшие годы, конечно, такими не были. Многое, неизмеримо многое было утрачено, но времени мы не теряли. Надо признать, что знания и опыт, осознаваемые впоследствии, являются лишь абстракциями реальности, самой прожитой жизни. Но если способность к забвению можно, пожалуй, назвать благодатным даром, то память, повторение воспринятого, нужно отнести к ответственной жизни. На следующих страницах я попытаюсь подвести итог тому, что накоплено нами за это время, нашему совместному опыту и знаниям; это не личные переживания, не систематическое изложение, не полемика и отвлеченные теории, а те выводы о человеческой природе, к которым пришли сообща, в кругу единомышленников, изложенные без обдуманного порядка и связанные лишь конкретным опытом; ничего нового здесь нет, все, разумеется, давно известное в прошлом, но для того нам данное, чтобы мы заново пережили и познали его. Невозможно писать об этих вещах, не вкладывая в каждое слово чувства благодарности за испытанную и сохраненную в эти годы общность духа и жизни.

Другие книги автора Дитрих Бонхеффер

Цель христианства на земле — отражать своей жизнью Христа. Так как «Бог есть любовь», отражение жизни Христа есть пребывание в любви к людям. Так как Христос — это любовь, мудрость, справедливость и терпение, отражение Его в нашей жизни — это отражение Его любви, мудрости, справедливости и терпения.

Недолгая, но прекрасная земная жизнь Дитриха Бонхёффера была таким дивным отражением жизни Христа. Даже насильственная смерть знаменитого богослова символически явилась отражением Христова распятия. Книга, лежащая перед вами, переведена на разные языки. Интересно, что на английском языке ее название звучит буквально так: «Цена следования за Христом». Бонхёффер утверждает, что цена следования за Христом бесконечно высока — это посвящение и отдача Ему всей своей жизни. Он говорит, что эту цену необходимо платить не по большим праздникам, а ежедневно, ежечасно, ежеминутно — всю жизнь.

Популярные книги в жанре Христианство

Существует неоспоримая связь между боговдохновенностью Библии и установившимся каноном Библии. Как последователи иудаизма, так и христиане традиционно считают инспирацию (боговдохновенность) неотъемлемым внутренним качеством Писания, на котором зиждется его авторитет. И хотя раздаются голоса, отрицающие всякую связь между инспирацией и канонизацией[1], противоположная точка зрения является гораздо более распространенной[2].

В нашем столетии в особенности, начиная с 1960-х годов, дискуссии относительно библейского канона разгорелись с новой силой[З]

В эти последние дни двадцатого столетия вопросы морали приобретают особое значение. Этическая система должна с одной стороны предстать на поверку перед ее философским и научным осмыслением, а с другой соответствовать жизненным реалиям нашего времени. Автор данной работы проводит тщательный анализ четырех главенствующих взглядов на этику, происхождением своим обязанных релятивистскому лагерю. Анализируя эти взгляды как в свете законов логики, так и с точки зрения их соответствия жизненным реалиям, автор показывает, что эти взгляды вовсе не являются релятивистскими. Скорее, они автономны по своей сути. Будучи исполнены субъективизма и предвзятости, эти взгляды, тем не менее, вытесняют традиционную этическую культуру Запада, заменяя ее другими моральными абсолютами.

Оп.: Легенды и сказания в памятниках сирийской агиографии // Палестинский сборник. Вып. 30 (93). Л. 1990 (Перевод выполнен по изданию:Testi orientali inediti sopra i sette dormienti di Efeso… Р. 18 – 23)

«Разве нельзя быть хорошим человеком и без христианства?» — нередко спрашивают люди. Об этом меня попросили написать, и я пишу, но начну я немного издалека. Вопрос поставлен так, словно вы думаете: «Мне все равно, кто прав, христиане или материалисты. Мне все равно, каково мироздание. Я хочу правильно и счастливо жить и выберу не то, что верно, а то, что полезно». Честно говоря, мне такой взгляд понять трудно. Человек, среди прочего, тем и отличается от животных, что ему хочется знать, какова действительность, не ради пользы, а просто так, ради знания. Когда же ему этого не хочется, он, по-своему, ниже человека. В сущности, я и не верю, что у кого-нибудь из вас нет этого желания. Наверное, вы слишком часто слышали от глупых

Немногим более 130 лет назад в Россию пришло духовное пробуждение под названием «Баптизм» и «Евангельское Христианство». Россия получила евангельское учение, которое несло освобождение российскому люду от догмы православия, которое уже не удовлетворяло духовные запросы людей, чьи души жаждали истинного света. Нет, не отблеска от лампады или свечки у иконы Николая чудотворца, а ясного и чистого света, исходящего не от людей и не от храмов, а от Единого Бога, проникающего прямо в душу и озаряющего ее небесным светом.

Вы есте соль земли. Yμεῖς ἐστε τὸ ἃλας τῆς τῆς Иларий выражает общеизвестное положение, когда говорит: sal, ut arbitror, terrae nullum est (т. e., соль для земли, полагаю, не имеет никакого значения). Предположение, что соль может употребляться для удобрения земли, (см. напр., Schanz, S. 172) ошибочно. Оно не может основываться на Лк. XIV:35, ибо здесь не в противоположность доброкачественной соли, но в противоположность другим испорченным веществам, кои могут употребляться для удобрения — это отрицается относительно испорченной соли. Под «землею» (ст. 13) и под «миром» (ст. 14) разумеется живущее на земле и мир наполняющее человечество (Быт. ХVIII, 25; Ос. I

Работа манихейского богослова Фауста Нумидийского «Ответ католику» (название дано переводчиком на русский язык) сохранилась благодаря его современнику и оппоненту блаженному Августину, полностью или частично включившему её в своё сочинение «Contra Faustum Manichaeum» («Против Фауста-манихея»).

Две книги о преставлении брата его Сатира."…Теперь мы, любезные братья, проводили жертву, жертву непорочную и богоугодную, господина и брата моего Сатира. Помнил я, что он был смертей, и не обманулся в том, но благодать преизбыточествовала. Итак, не сетовать, но более благодарить Бога подобает мне, ибо всегда я желал, что, если какие возмущения или Церкви, или мне угрожают, то в основном они бы пали на меня и на дом мой. Благодарение Богу, что я во время общего этого страха, когда все опасаются варварских продвижений, печаль всех окончил собственной моей, и на меня одного обратилось то, чего боялся я для всех. И да благоволит Бог, чтобы печаль моя была общим искуплением…"

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Крис Бонингтон

Голубой Нил на рафтах 1968 г.

Голубой Нил. Две очень непохожие экспедиции, 1968 г.. 1972 г.

Экспедиция 1968 года (рафты)

Голубой Нил начинает свой бег обманчиво спокойно. Когда он покидает обширное озеро Тана, его бурые маслянистые воды струятся в низких берегах между колышащимися плюмажами папируса. Всего несколько миль вниз по течению и вот грохот, доносящийся из-за поворота, извещает о первом пороге. Река становится уже, падает на несколько метров, и неожиданно ее гладкие воды превращаются в хаос. Следующие 470 миль до суданской границы река прокладывает путь в глубокой долине, которая гигантским полукругом раздвигает горы Эфиопии. Пороги перемежаются со спокойными водами, каждый участок которых населен собственным семейством крокодилов. Но пожалуй, опасней этих рептилий могут быть люди: каждый мужчина здесь носит ружье или копье и несколько экспедиций, спускавшихся по Голубому Нилу, подверглись нападению.

Луис-Поль Боон

Менуэт

Роман

Перевод с фламандского С. Вейдеманн и М. Палей.

Вступление М. Палей.

Танцующие в темноте

Луи-Поль Боон (1912-1979) - фламандский классик, несколько раз номинированный на Нобелевскую премию, родился и вырос в Алсте, в семье маляра, имевшего собственную артель; будущий писатель работал в ней уже с шестнадцати лет. Дар, по рождению угодивший в лишенную соответствующих традиций среду, осознает себя, как правило, болезненно и поздно, но пытается самоосуществиться инстинктивно - в любых "подручных" формах. У работавшего малярной кистью Боона этими формами стали рисование и живопись. Несмотря на острую денежную нужду, он упорно отвоевывал время для посещения Академии изобразительных искусств - там же, в Алсте. Это занятие осталось с ним и потом, когда он работал в морозильных камерах местного пивоваренного завода (впечатления от чего пригодились для "Менуэта", 1955). Точнее будет сказать, что страсть к рисованию и живописи прошла через всю его жизнь. Однако в профессиональном смысле литература возобладала: успев в 1936 году жениться, а в 1939-м - мобилизоваться, попасть в немецкий плен и счастливо вернуться, Боон, работая насущного хлеба ради стекольщиком и продолжая отводить душу в визуальном искусстве, начал служить также и другой музе. Сочинял он при этом, что называется, в стол. Плоды этих занятий оставались сокрытыми от глаз публики - до тех пор, пока его преданная жена, ставшая в "Менуэте" частично прототипом жены, типичной представительницы "чужеродной среды", пока эта самоотверженная жена, на содержании которой писатель время от времени находился, не послала тайком его роман "Слобода растет" на национальный литературный конкурс. И тогда (в 1942 году) чудо свершилось: никому дотоле не известный сочинитель получил престижную премию имени Лео Крайна, фламандского писателя и журналиста.

АЛЕКС БОР

ГРАФФИТИ

Ироническая фантазия.

Монолог экскурсовода:

- Перед вами типичный жилой дом второй половины двадцатого века, которые в то далекое время именовались "коробками". Таких домов в нашем городе когда-то было великое множество, но в начале позапрошлого века их все снесли, так как они были совершенно неудобны для жизни. А этот дом сохранился чудом, и теперь он считается памятником старинной архитектуры, который напоминает нам, в каких жутких условиях жили наши предки.

АЛЕКС БОР

ХУЛИГАН

Ироническая фантазия.

Ну да, инопланетянин я, инопланетянин! А зачем хватать-то? И вообще, немедленно поставьте меня на место! А то как долбану силовым полем, мало не покажется!

Что? Кто угрожает? Никто не угрожает... Я не для того летел сюда миллионы парсеков, чтобы...

Кто пьяный? Я? Да? А вы уверены? А я нет... Да, слово на заборе написал я. И что из этого? Все пишут, а мне почему нельзя? Потому что инопланетянин, что ли? Тогда это есть дискриминация. Да отпустите же меня, в конце концов, а не то... Да кто угрожает? Я? Да? Какая статья? А что это? Скоро узнаю? Ну, узнаю, а дальше что? Зачем же так грубо? Ваше счастье, что я прилетел с мирной и гуманной планеты, иначе давно бы разнес вашу звездную систему по элементарным частицам.