Справочник по русскому языку. Пунктуация

Это издание может служить прекрасным справочным пособием для педагогов, студентов и школьников, издательских работников и для всех, кто хочет писать грамотно.

Отрывок из произведения:

1. Точка ставится в конце законченного повествовательного предложения: Навстречу солнцу ползёт тёмная свинцовая громада. На ней то там, то сям красными зигзагами мелькает молния. Слышны далёкие раскаты грома. Тёплый ветер гуляет по траве, гнёт деревья и поднимает пыль. Сейчас брызнет майский дождь и начнётся настоящая гроза. (Ч.)[1].

Примечание. Точка не ставится в конце предложения после точки, обозначающей сокращение слова: …и др.; …и пр.; …и т. д.; …и т. п.

Другие книги автора Дитмар Эльяшевич Розенталь

Когда происходит ломка общественных структур, правосознания, культуры, интеллектуальной и духовной жизни общества, в эпицентре всех этих потрясений оказывается язык. И поэтому, возрождая духовность нашего общества, необходимо подумать о хорошей речи, сохранить богатство русского языка и научиться пользоваться им.

Книга рассказывает об особенностях правильной русской речи, помогает избежать распространенных речевых ошибок. На интересных примерах высокого художественного мастерства русских писателей, поэтов, публицистов показаны разнообразные стилистические приемы усиления выразительности, эмоциональности речи.

Книга адресована всем, кто стремится повысить культуру речи, овладеть искусством публичного выступления, развить чувство стиля.

Справочник, созданный на основе известного «Справочника по правописанию и литературной правке» Д. Э. Розенталя, посвящен вопросам орфографии, пунктуации, произношения и литературного редактирования текста.

В третьем издании справочника исправлены опечатки и стилистические погрешности, изменены отдельные формулировки и примеры

Справочник предназначен для работников средств массовой информации, редакторов, авторов, переводчиков, а также для самого широкого круга читателей, интересующихся вопросами культуры русского языка. Может быть использован в качестве пособия для абитуриентов.

При подготовке электронной версии книги частично использованы материалы размещенные по адресу http://www. spelling. spb. ru/rosenthal/alpha/index. htm

Один из самых популярных справочников по правилам русского языка.

В двух первых разделах этого пособия изложены все правила русской орфографии и пунктуации, особое внимание уделено так называемым трудным случаям. В третьем разделе приведены сведения нормативного характера и все необходимые рекомендации, связанные с литературной правкой.

Справочник предназначен для издательских работников, в первую очередь редакторов, а также для всех, кто стремится улучшить свою грамотность и культуру речи.

При переиздании содержание справочника дополнено, обновлены примеры к правилам. Изменения внесены в правила употребления прописных и строчных букв.

5 издание исправленное и дополненное.

В книге в популярной форме изложены важнейшие вопросы речевой культуры, связанные с нормативностью речи, ее благозвучием, выразительностью, а также словоупотреблением и оптимальным выбором конструкций.

Книга поможет школьникам в усвоении лексических, грамматических, орфоэпических и стилистических норм русского языка.

В пособии в занимательной форме излагаются важнейшие вопросы речевой культуры, связанные с нормативностью речи, ее благозвучием, выразительностью. Многочисленные живые примеры помогут без труда усвоить лексические, грамматические, стилистические и орфоэпические нормы русского языка, то есть научиться писать по-русски не только правильно, но и красиво.

Книга адресована школьникам, преподавателям русского языка, студентам-филологам, журналистам и всем, кто интересуется русским языком.

Популярные книги в жанре Языкознание

Сдав весной 1922 г. выпускные экзамены в Кембридже, Владимир Набоков возвращается в Берлин, посвящает иного времени литературной работе, наряду со стихами пишет прозу. Его первое крупное опубликованное в 1922 г. прозаическое сочинение — «Николка Персик» — перевод на русский язык книги Р. Роллана «Кола Брюньон». В конце 1922 г. выходит сборник стихов Набокова — «Гроздь», а в начале 1923 г. — еще один стихотворный сборник — «Горний путь». В том же 1923 г. увидел свет и другой перевод Набокова — на сей раз это была книга Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес», названная Набоковым «Аня в Стране чудес». В мае 1923 г. Набоков едет на юг Франции, в имение Больё, принадлежавшее Соломону Крыму — другу его отца. Там он работает на фруктовых плантациях, пишет стихи и стихотворные драмы, а осенью возвращается в Берлин, где сотрудничает с Иваном Лукашом — они готовят драматический монолог, призванный служить вступлением к симфонии композитора-эмигранта В. Ф. Якобсона.

Длительные попытки свести все многообразие языков к одному генеалогическому стволу, наличие отдельных языков или групп языков, не укладывающихся в обычные рамки классификаций, споры о наличии одного или нескольких центров происхождения языка, а также и области происхождения человека, что в нашем понимании почти одно и то же, не дают оснований придти к единой модели места и времени расселения человеческих языков. Эти споры, по нашему мнению, об "африканском центре" или каком-то другом, например, азиатском, а может быть, и еще другом месте появления "праязыка", можно продолжить только на новом экспериментальном археологическом, генетическом и лингвистическом материале.

Общеизвестно, что лингвистические данные вместе археологическими могут дать убедительные результаты. В связи с этим можно попытаться привязать области поселений тюрок, финно-угров и индоевропейцев к определенным археологическим культурам. Расположение областей говорит о том, что первыми на территорию Восточной Европы пришли индоевропейцы, за которыми двигались финно-угры, а их всех оттеснили на север тюрки. Первой неолитической культурой на Левобережье Украины в V тыс. до н.э. была сурско-днепровская культура, которая образовалась на основе мезолита и пришлой (возможно из района Приазовья) более восточной культуры. Просуществовав 1-1,5 тыс. лет, она словно бы растворилась в более поздних культурах (Археология Украинской СССР, 1985, 139). Этническую принадлежность носителей этой культуры определить трудно. Возможно, это были какие-то северокавказские племена, которых теснили в своем движения в Приднепровье индоевропейцы. Просачиваясь под давлением тюрок в район среднего Днепра, индоевропейцы не могли миновать бассейн Северского Донца, поэтому с ними можно связывать днепро-донецкую культуру из блока культур гребенчато-накольчатой керамики, которая появилась на Левобережье в долинах Донца позднее сурско-днепровской в V тыс. до н.э. Со временем племена днепро-донецкой культуры двигаются далее на север и северо-запад. По свидетельству Телегина они, поднявшись по Днепру, Сожу, Припяти, почти достигают их верхней течений (Телегін Д. Я., 1968, 62). О том же говорят и белорусские археологи (Формозов А. А., 1977, 101). На юге Украины население этой культуры жило около тысячи лет, приблизительно до середины IV тыс. до н.э. Но на севере Украины и в Белоруссии после 2 – 2.5 тыс. лет существования эта культура исчезает лишь в середине-конце III тыс. до н.э. (Там же, 189). Тем не менее, по мнению специалистов, культуры гребенчато-накольчатой керамики приняли участие в сложении тшинецкой культуры, существовавшей позднее в бассейне Припяти и соседних областях (Телегин Д.Я., 1990, 94).

Свидетельства о языковых контактах между индоевропейцами, тюрками и финно-уграми подтверждают обоснованность расположения областей их расселения в Восточной Европе. Теперь попытаемся локализировать ареалы поселений тех индоевропейских этнических общностей, для которых не хватило лексического материала для включения их в общую схему родства. Начнем с тохарского языка. Многие исследователи считали, что древний ареал поселений тохар должен был находиться где-то недалеко от поселений греков, балтов, германцев. В таком духе писал, например, Краузе:

Основная часть работы посвящена проблеме слова – его структуре, асимметрии его сторон – означаемого и означающего, а также его функционированию в дискурсе. Анализируются типы и способы образования новых слов (аффиксация, словосложение, сращение и субстантивация словосочетаний, несобственная и обратная деривация, лексикализация грамматических форм, конверсия) и морфологический состав готовых слов. Показываются принципиальные различия между морфологической и словообразовательной структурой слова и, соответственно, между методами морфологического и словообразовательного анализа. Рассматривается соотношение морфологической структуры существительных и прилагательных, а также имен и глаголов. Исследование выполнено на материале испанского языка. Для сравнения привлекаются другие романские языки, а также существенно более продвинувшийся по пути к аналитизму английский язык.

Особое внимание уделено сопоставлению морфологической структуры испанских имен и глаголов, обнаруживающих разную меру аналитизма, и системе времен в испанском языке.

Слово микитки с пометой «просторечное» в значении ‛место в нижней части груди под ребрами; подвздошье’ представлено в современных словарях литературного языка только в выражениях под микитки (ударить, толкнуть): [пономарь] ударил дьячка под микитки, что вызвало всеобщий смех (Решетн. Ставленник); и под микитками: У мужика зачесалось в бороде, зачесалось под микитками (А. Н. Толстой 18 г.) (здесь, впрочем, возможно значение ‛подмышки’)[1]

Анализ семантики славянской метеорологической терминологии показывает, в частности, что сфера понятий, относящихся к пасмурной, дождливой погоде, облакам, тесно соприкасается со сферой понятий, связанных с процессами скисания молока, брожения пива, кваса, теста и т. д.

На это указывают, например, значения продолжений праслав. *kys‑, kvas‑: смол. ква́ситься ‛становиться пасмурным, покрываться облаками (о небе, погоде)’ (Филин 13, 159), псков. квас

Расширение арсенала современных методов фонетического исследования, в том числе использование результатов инструментального анализа, увеличивает возможности получения точных типологических данных, необходимых для оптимальной характеристики не только фонетического строя, но и фонологических систем современных русских говоров.

В русских диалектах обнаружена обширная группа согласных особого артикуляционного образования — палатальные среднеязычные, которые отличаются от соответствующих палатализованных согласных русского литературного языка[1]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Холодный, расчетливый циник… Король лондонского высшего света, способный уничтожить мужчину одной-единственной остротой и заворожить женщину одной-единственной улыбкой…Таким был Филипп Марстон.

Благородный лорд Дэвид Харви, граф Линсли, поклялся проучить этого человека раз и навсегда… и делал для этого все, что в его силах, пока не обнаружил нечто невероятное. Оказалось, что под маской светского повесы скрывается… девушка! Юная, прекрасная, обольстительная Феба Браун! Ее нельзя ненавидеть. Ее можно только любить и желать – со всей силой пылкой страсти…

Один из знатнейших аристократов Франции, виконт Жозеф д’Овер-Раймон в действительности — контрабандист, торгующий запрещенными книгами? Об этом не знает никто, кроме тихой, скромной дочери владельца маленького книжного магазина Мари-Лор Берне, с отцом которой Жозеф вел дела. Только она, восхищенная дерзостью и отвагой этого человека, понимает, как он опасен… Но противостоять мужскому обаянию виконта Мари-Лор не в силах, и ее недоверие и сопротивление готовы сгореть в пламени истинной страсти…

Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.

Но истина состоит в том, что ни один писатель вообще ничего не пишет сам. Тут работают совсем другие существа. Например, мне часть книг продиктовал жуткий тип в желтой маске, часть намурлыкал котенок с золотой цепочкой на шее, а рассказы, вошедшие в этот сборник, сочинил маленький зеленый гоблин, живущий в моем правом ботинке. Он часто что-нибудь такое выдумывает – а я внимательно слушаю и записываю. В левом ботинке у меня тоже живет гоблин – но его я не слушаю. Он такую чушь городит...

Существует тема, на которую писатели говорить не любят. А именно – откуда же все-таки берутся идеи и сюжеты? Обычно либо отбрехиваются, что просто выдумывают все сами, либо начинают кивать о некоем вдохновении, приходящем свыше.

Но истина состоит в том, что ни один писатель вообще ничего не пишет сам. Тут работают совсем другие существа. Например, мне часть книг продиктовал жуткий тип в желтой маске, часть намурлыкал котенок с золотой цепочкой на шее, а рассказы, вошедшие в этот сборник, сочинил маленький зеленый гоблин, живущий в моем правом ботинке. Он часто что-нибудь такое выдумывает – а я внимательно слушаю и записываю. В левом ботинке у меня тоже живет гоблин – но его я не слушаю. Он такую чушь городит...