Способ общения

Юрий Кириллов

Способ общения

- Наука разработала немало способов общения с иными цивилизациями на тот случай, если оправдаются теоретические представления о множественности вселенных. Эффективным способом связи следует признать передачу информации внеземными цивилизациями с помощью электромагнитных колебаний. Таким образом, организуя контроль излучения всего неба, мы можем в конце концов принять разумный сигнал.

Лектор говорил неторопливо, как будто отвешивая на весах каждое слово. Глаза его были отрешенно устремлены вдаль. Он словно пытался проникнуть взглядом сквозь толщу времени и пространства.

Другие книги автора Юрий Кириллов

О советском разведчике, работающем в немецком тылу, рассказывает шпионский роман Алексея Азарова «Идти по краю».

«Голоса вещей» Виктора Пронина — это иронический детектив. Жанр достаточно необычный в нашей литературе. Роману присущи наблюдательность, психологический анализ, розыгрыш — черты классического детектива.

Роман Станислава Гагарина «Умереть без свидетелей» — остросюжетный, приключенческий детектив о сложной, полной опасностей работе уголовного розыска.

В сборник помещены также роман-детектив Александра Генералова «Конец Волкодава» и криминальный роман Михаила Черненка «Шальная музыка и Жидкий Дьявол».

Традиционный сборник научно-фантастических произведений советских и зарубежных писателей. В книге представлены рассказы молодых писателей-фантастов, а также очерки о природных феноменах, научных гипотезах и открытиях.

Традиционный сборник научно-фантастических произведений современных писателей обращает внимание на загадки истории, на такие удивительные явления жизни, как гипноз, НЛО, сновидения, левитация и т. д., ставит сложные социально-нравственные проблемы бытия.

Антология "Фантастика 1990". Составитель: Владимир Фалеев. Молодая гвардия, 1990 год. Серия: Фантастика. Тираж: 155000 экз. Страниц: 416

Художник Роберт Авотин.

Содержание:

* ПОВЕСТИ И РАССКАЗЫ

o Лев Теплов. Юмала. Документальная повесть - с.4-15

o Артём Гай. Рефлектор: Исповедь бывшего обывателя - с.15-45

o Александр Трофимов. И аз воздам - с.45-52

o Элеонора Мандалян. И я сказал себе: нет! [с сокращениями] - с.52-109

o Олег Лукьянов. Покушение на планету - с.110-153

o Лидия Белова. Сны экстрасенса [Сокращенный вариант повести] - с.153-169

o Махкам Махмудов. Я - ваша мечта - с.169-183

o Михаил Фырнин. Сновидения (Записки сновидца) - с.184-211

o Валерий Губин. Взгляд из вечности - с.212-219

o Александр Левин. Наваждение - с.219-236

o Юрий Кириллов. Шаг в сторону - с.236-244

o Михаил Беляев. Дуб-семизуб - с.244-254

o Владимир Михановский. Случайные помехи [Главы из повести] - с.254-273

o Виталий Пищенко. Рекламный проспект [Фантастическая пародия в семи частях с прологом и эпилогом] - с.274-280

o Мирча Оприцэ. Восковые фигуры (перевод Г. Игнатенко) - с.280-298

* ГОЛОСА МОЛОДЫХ

o Игорь Евстратов. Эпидемия - с.300-306

o Нина Вадченко. Дар природы - с.306-331

o Михаил Новиков. Внук гения - с.331-351

o Валерий Лисин. Обрыв - с.352-356

* НЕВЕДОМОЕ: БОРЬБА И ПОИСК

o Анатолий Карташкин. Алхимик Раймунд Луллий - с.358-370

o Юрий Росциус. Колдун в полете - с.370-374

o Ходжиакбар Шайхов. НЛО в Узбекистане - с.374-384

o Руслан Лынев. Год змеи… - с.384-391

o Елена Колесникова. Загадочные явления - с.392-398

* ШКОЛА МАСТЕРОВ

o Иван Шмелёв. Почему так случилось - с.399-411

o Павел Горелов. Таинственная встреча: [Об И. Шмелеве] - с.411

Юрий Кириллов

Феномен

Испытание опытного образца диагностической машины ДМ-7 затянулось. Раз за разом она выходила из строя по непонятной причине. И разработчики и эксплуатационники просиживали ночами, но дело с мертвой точки не двигалось. На карту был поставлен престиж не только главного разработчика Харитона Николаевича Леонова, но и доброе имя института. Время шло, и даже специально приглашенный эксперт, доктор физико-математических наук Соловьев, терялся в догадках.

Молодой человек в разноцветном трико подпрыгнул и на какое-то время замер в воздухе. «Десять и три десятых секунды», — с удовлетворением сказал, щелкнув секундомером, Степан Иванович Федорчук. Его собеседник, мужчина средних лет с волевым подбородком и пронзительными черными глазами, подавленно молчал.

«Хотите что-нибудь еще?» — самодовольно спросил Степан Иванович и повернул ручку монитора. На этот раз они увидели другое помещение. Элегантный мужчина во фраке поднял свою партнершу на вытянутых руках и опустил их. Партнерша осталась в воздухе. «Антигравитация!» — воскликнул гость. «Ничего особенного», — скромно заметил директор. Между тем ассистент вынес на арену длинный ящик и влез в него. Мужчина во фраке достал ручную пилу и разрезал ящик на две части. А через несколько секунд, казалось бы, уже мертвый человек раскланивался перед публикой, целый и невредимый, сияя ослепительной улыбкой. Затем элегантный мужчина накрылся широкой скатертью. Ассистент встряхнул скатерть и убрал ее. Мужчина во фраке исчез. «Телепортация», — явственно услышал шепот гостя Степан Иванович.

Когда Нэдин Герман, референт Бюро межпланетных путешествий, закончила все расчеты, она не бросилась по коридорам и не закричала ликующе: «Эврика!» То есть, конечно, она бросилась и закричала, но сделала это мысленно, про себя. В реальности же Нэдин просто отключила гравитатор как ни странно, самые удачные идеи приходили сотрудникам Бюро в свободном парении — и вышла из состояния невесомости.

Опустившись к рабочему столу, она еще раз перепроверила расчеты. Ошибки быть не могло. Тогда Нэдин отправилась к директору и вежливо осведомилась у электронного секретаря, нельзя ли немедленно принять ее по крайне важному делу.

Традиционный сборник научно-фантастических произведений советских и зарубежных писателей. В сборник включены, кроме повестей и рассказов, очерки и статьи о достижениях науки, новых гипотезах ученых, загадочных явлениях природы.

На I, IV страницах обложки рисунки Натальи МАРКОВОЙ к фантастической повести «ДАЛЕКАЯ АТЛАНТИДА».

На II странице обложки рисунок Константина ПИЛИПЕНКО к фантастическому рассказу «НА ВСЯКИЙ СЛУЧАЙ».

На III странице обложки рисунок Геннадия НОВОЖИЛОВА к роману «СЛАБЫЕ ЖЕНСКИЕ РУКИ».

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Мрачен и угрюм старинный епископский дворец. Из высоких стрельчатых стен сочится влага. Жутковато в нем длинными зимними ночами. При дворце церковь; она такая огромная, что обойти ее не хватит жизни. В ней множество часовен и ризниц. После многовекового запустения оказалось, что некоторые из них ни разу не использовались по назначению. Что может делать там одинокий архиепископ в рождественскую ночь, пока горожане веселятся и празднуют? Что придумает он, дабы разогнать тоску? У всех какая-нибудь отрада: у малыша паровозик и клоун, у его сестрички — кукла, у матери — дети; больной не теряет надежды, старый холостяк коротает вечер с приятелем, а пленник с трепетом прислушивается к голосу, доносящемуся из соседней камеры. Что же делает архиепископ, спрашивали друг у друга горожане.

Профессор был доволен. Защита проходила просто блестяще. Вся комиссия одобрительно кивала головами в такт уверенному, сильному голосу аспиранта, который смело и непринужденно расправлялся с целыми звездными скоплениями, галактиками и метагалактиками.

Волна одновременно кивающих седых голов напоминала церковный молебен, когда молчаливо склоняются перед всевышним.

— Таким образом, исследования нашей лаборатории, основанные на эпохальных наблюдениях нескольких поколений астрономов, убедительно доказывают, что Вселенная стационарна. Так было и так будет, нашим поколениям не надо бояться свертывания пространства и времени, дыхание Брахмы не остановится! — звучали уверенно слова молодого человека.

Планета родила разум, но уж очень он получился воинственным. Как только разум планетян достиг умения создавать орудия труда, носящие разум тут же стали делать и оружие для сражений. Пока это были довольно примитивные орудия битв — палицы, копья, луки да стрелы, мечи да ножи.

Бились с отчаянием и до победного конца, раненых добивали тут же, пленных не брали, это было какое-то неистовство, проклятие, царившее над планетой. Бились везде: на суше и на море, в горах и долинах. Пришла пора новой битвы. Поле было усыпано воинами с мечами, копьями, луками. Пешие, конные воины, прикрываясь щитами, готовились к схватке, горяча коней и самих себя, похваляясь своей удалью, силой и храбростью.

Аристотель?

Я долго не мог привыкнуть к этому знаменитому имени, глядя на того, кто его носит.

Настоящая его фамилия была Аристо. Частицу «тель» добавили насмешливо приятели, и она приросла к его имени, как прирастает живая ветка к чужому дереву.

Мы проходили аспирантуру в Институте ультрасовременных проблем. Жили в одном и том же этаже аспирантского общежития. Тогда мы виделись часто, пути наши пересекались ежедневно, и мы перекидывались случайными, ничего не значащими фразами. Но однажды под видом случайности нечто значительное коснулось нашего сознания. Казалось, на одну секунду приоткрылась бездна под нашими ногами и снова закрылась. Аристотель спросил меня:

Петру Ивановичу так много хотелось сказать жене, но она не замечала его, словно шкаф, или стол. Петру Ивановичу стало жаль себя, словно он умер, хотя он просто находился на подоконнике пассивным предметом.

Я помню день, когда они переезжали в тот дом на Фонтанке, где жил я с женой.

К подъезду подкатила новенькая грузовая машина, фургон явно из мебельного магазина. Из фургона выскочил молодцеватый мужчина в меховой шапке-ушанке и кожаном пальто.

Я еще не знал, что этот красавец был мужем Ирины, отцом ее двух детей. Но это незамедлительно выяснилось, потому что полминуты спустя вышла из фургона и сама Ирина, и по ее обращению к щеголю в кожаном пальто все определилось, как на второй странице традиционного романа.

Что ожидало юного Келдера на родной ферме? Скука смертная. Чего он хотел от жизни? А чтоб было нескучно и разнообразно. Значит, что надо было делать? Рюкзак на плечи - и вперед по Волшебной Дороге. А впереди... Да-а... Впереди - крылатая красавица, волшебник - недоучка. Впереди - бандиты, демоны, демонологи, заклятия, проклятия, чародеи, те, кто нуждается в защите, и те, от кого не знаешь, как и защититься-то. Впереди - великие города и великие приключения. И уж до того нескучно и разнообразно, что безнадежно мечтаешь об одном - сбавить обороты...

Желтая лента реки неспешно вытекает из тонкой щели горизонта. Скалы древних зданий бессмысленно таращатся в ее мутную глубину. Гранит и бетон набережных осыпаются вниз серой мертвой пылью, добавляя реке строительного материала для дна и берегов. Уровень ее, долго остававшийся неизменным, с течением времени незаметно растет. Грязные волны уже омывают лапы прозрачных сфинксов, царственно разлегшихся на нефритовых парапетах, когда-то находившихся высоко над водой. Через какое-то время грандиозные статуи окончательно исчезнут под неумолимой властью прибывающей воды, но пока еще величие их сильнее стихии.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Кириллов Леонид

О народной смекалке и академической науке,

или посрамление хитрых хозяйственников

В старые времена (1986 год) я работал переводчиком в Институте химии АH СССР. Как известно, в то время в СССР шла борьба с пьянством и алкоголизмом согласно указу от 15.03.85, и со спиртным случались разного рода трудности. Hарод не унывал, и указанные трудности преодолевал как мог. Hапример, некий доктор наук (ныне работает в США) заказал в стеклодувке перегонный аппарат неимоверной сложности, гнавший продукт перегретым паром. Вид установки был настолько подавляющий, что по результатам очередной проверки лаборатория была отмечена высоким начальством - мол все занимаются непойми чем, а у этих идет эксперимент. Однажды в гараж для некоей непостижимой надобности выдали спирт с добавлением в него бензина (чтобы не пили). Вышеописанная сложная установка, поправленая по расчетам на ЭВМ БЭСМ-6, с очисткой продукта не справилась. Hо шоферы не унывали. Сначала один из них сообразил, что температура воспламенения бензина ниже температуры воспламенения спирта. Соответственно, если продукт поджечь в миске, то сначала желтым пламенем сгорит бензин, а когда появятся синие языки горящего спирта, то миску надо закрыть второй. После чего можно пить, хотя вкус как у галоши. Видимо этот первый шофер был в прошлой жизни химиком. Другой шофер в прошлой жизни,видимо был физиком. Hе удовлетворенный вкусом получавшегося продукта он понял, что спирт в воде растворяется, в отличии от бензина. Быстро сделав нехитрый прибор (банка с дырой в дне) он наполнил его смесью и просто добавил воды, предвосхитив тем самым появление через много лет напитка Invite. Разделение двух жидкостей было делом техники.

Алла Александровна Кириллова

Проделки злой отметки единицы

Жила на свете злая отметка Единица. Много лет прожила, а ума не набралась. И такая она была надоедливая: заберётся в тетрадь к нерадивому ученику - никак от неё не избавишься.

Но вот однажды отличница Оля задумала выжить Единицу из их класса. Попросила она своих товарищей помочь лентяю, с которым крепко подружилась Единица. Товарищи, конечно, согласились. Вскоре тот отстающий ученик стал успевать по всем предметам. А Единицу Оля вытянула из его портфеля да и выбросила в открытую форточку.

Елена Кириллова

Вынужденные переселенцы: польза или обуза для России?

Иммиграционный процесс, то немного ослабевая, то вновь усиливаясь, продолжается. Миграция и мигранты - вынужденные реалии нашей сегодняшней и завтрашней жизни. А, значит, сама жизнь диктует необходимость разобраться в этом явлении.

"Знамя" предваряет конференц-зал несколькими историями, рассказанными самими мигрантами*. А затем мы передаем слово ученым и писателям, которых попросили ответить на наши вопросы. В чем суть концепции миграционной политики России? Как управлять миграцией, не нарушая демократических принципов? Какими действиями можно ослабить напряженность в обществе, вызванную притоком мигрантов? Как превратить миграционный процесс из негативного в позитивный, сделать очевидными его плюсы?

С. Кириллова

Стеклянный мир

Пожалуй, мало что из окружающих нас предметов имеет столь древнюю историю, как стекло. Около шести тысяч лет назад (то ли в Египте, то ли в Месопотамии) неизвестный изобретатель получил первый прозрачный кусочек нового материала.

В России впервые узнали про то, что в избушках могут быть не слюдяные оконца, а прозрачные лишь в 1638 году после того, как в Подмосковье был построен первый стекольный завод. Но настоящее распространение стеклоделие получило только при Петре I. В XVIII в. около Москвы работало уже шесть стекольных заводов.