Спогади. Кінець 1917 – грудень 1918

Увазі вчених і широких кіл громадськості вперше пропонуються у повному обсязі спогади П. Скоропадського, який в якості Гетьмана Української Держави (травень — грудень 1918 р.) відігравав непересічну роль під час одного з етапів новітнього українського державотворення

Отрывок из произведения:

РЕДАКЦІЙНА КОЛЕГІЯ:

Ярослав ПЕЛЕНСЬКИЙ (головний редактор), Лев БІЛАС, Генадій БОРЯК, Кирило ВИСЛОБОКОВ, Костянтин ГЛОМОЗДА. Євген ЗИБЛІКЕВИЧ, Богдан КОВАЛЬ, Олена ОТТ-СКОРОПАДСЬКА, Георгій ПАПАКІН, Христина ПЕЛЕНСЬКА, Віталій ПЕРЕДРІЄНКО, Руслан ПИРІГ, Олександр РУБЛЬОВ, Павло СОХАНЬ

Коментарі: Костянтин Гломозда, Руслан Пиріг, Олександр Рубльов; за участю: Костянтина Бондаренка, Федора Проданюка, Галини Сварішк

Популярные книги в жанре Историческая проза

ИЗЯСЛАВ I ЯРОСЛАВИЧ. Сын Ярослава Первого Владимировича Мудрого и шведской королевны Ингигерды. Род в 1024 г. Кн. Туровский до 1052 г. Кн. Новгородский в 1052 — 1054 гг. Вел. кн. Киевский в 1054–1067. 1069–1073, 1077 — 1078 гг.; Ж.: сестра короля польского Казимира III, кн. Гертруда (+ 1107 г.). + 3 окт. 1078 г.

История двух человек, чьи пути соприкоснулись лишь вскользь, и эта встреча навсегда изменила жизнь обоих. История, которая в неожиданном ракурсе представляет того, кто стал Александром Великим.

В дымке голубого утра камни казались золотыми. Город Безье отражался в водах реки Орб, которая медленно струилась у подножия его могучих укреплений. Совсем рядом с каменным мостом легкий свежий ветер покрывал рябью спокойные воды, превращавшиеся их на мгновение в сияющие витражи. Но затем поднялся легкий туман, все словно бы стало серым, будто предвещая грозу. Не видно было даже птиц, обычно кружащихся летом над городом. Столб черного дыма поднимался от кафедрального собора; неподалеку виднелись другие огненные языки, пожиравшие дома и дворец. Слышались голоса мародеров и рыцарей–крестоносцев, ссорящихся из–за добычи. Но также доносились исполненные скорби и боли крики жителей, которые бежали и которых настигали и убивали.

Каркассон еще в давние времена был таким укрепленным городом, что если геста не лжет, то Карл Великий никогда бы не сделался его владетелем, если бы башни не склонились перед ним. С двумя предместьями по бокам и сорока башнями, город напоминает корабль, выплывающий на равнину. На востоке находится предместье Сен — Мишель, называемое также Кастелляр, поскольку будучи на холме, оно лучше укреплено. На севере бург Сен — Винсент сползает на равнину под гордым взглядом Монтань Нуар. Каждое из предместий окружено стенами, но также и рвами; а сердце города возвышается своими башнями над Од, или, как говорили сарацины, рекой Атакс, текущей с Пиренеев.

XVII век. Россия борется за укрепление своих южных границ. Огромная турецкая армия приходит под свободный город Азов с целью захватить его и терпит поражение от пятитысячного отряда казаков. В романе обрисованы картины жизни и быта ремесленников, крестьян, русской и турецкой знати, переплетаются судьбы разных по социальному положению людей.

Те, кто говорят, что ситуация на Украине уникальна и такое произошло впервые, сильно ошибаются, или просто не знают истории. Восстания, поддержанные внешними силами, возникали и в других странах, и в другие времена. Да, там люди бегали не с автоматами Калашникова и сотовыми телефонами, а с пиками и шпагами, но события очень сильно напоминали все то, что происходило на Майдане в феврале 2014 года, и последствия для этих стран были катастрофическими.

Например, давайте вспомним 12 мая 1588 года во Франции, которое вошло в историю как «День Баррикад».

«Конде придет — порядок наведет», «протестантов на гиляку», буйные титушки-наваррцы, козни «москалей» из Англии, Испании и Соединенных провинций, региональные «короли» со своими армиями и, конечно же, революция достоинства с вырезанием оппонентов. Все это — в  триллере самарского историка Сергея Махова о Майдане 1588 года во Франции.

После убийства герцога де Гиза, борьба между католиками и протестантскими «титушками» вспыхнула во Франции с новой силой, а Англия попыталась добить Испанию налетом своего флота. Что из этого получилось, узнаем ниже.

В третьей части сериала "Клуб Дюма" ― подробности о варфоломеевской ночи ― массовом убийстве гугенотов во Франции, устроенном католиками в ночь на 24 августа 1572 года, в канун дня святого Варфоломея. По различным оценкам тогда погибло около 30 тысяч человек.

А почему "Клуб Дюма"? А разве вам не интересны рассказы историка о реальной жизни известных книжных героев и можно ли учить историю по книгам Александра Дюма?

Те, кто говорят, что ситуация на Украине уникальна и такое произошло впервые, сильно ошибаются, или просто не знают истории. Восстания, поддержанные внешними силами, возникали и в других странах, и в другие времена. Да, там люди бегали не с автоматами Калашникова и сотовыми телефонами, а с пиками и шпагами, но события очень сильно напоминали все то, что происходило на Майдане в феврале 2014 года, и последствия для этих стран были катастрофическими.

Например, давайте вспомним 12 мая 1588 года во Франции, которое вошло в историю как «День Баррикад».

«Конде придет — порядок наведет», «протестантов на гиляку», буйные титушки-наваррцы, козни «москалей» из Англии, Испании и Соединенных провинций, региональные «короли» со своими армиями и, конечно же, революция достоинства с вырезанием оппонентов. Все это — в  триллере самарского историка Сергея Махова о Майдане 1588 года во Франции.

После убийства герцога де Гиза, борьба между католиками и протестантскими «титушками» вспыхнула во Франции с новой силой, а Англия попыталась добить Испанию налетом своего флота. Что из этого получилось, узнаем ниже.

Во второй части сериала "Клуб Дюма" ― некоторые подробности о трагическом окончании правления короля Франции Генриха (Анри) IV Великого в 1610 году.

А почему "Клуб Дюма"? А разве вам не интересны рассказы историка о реальной жизни известных книжных героев и можно ли учить историю по книгам Александра Дюма?

Новый роман Акунина-Чхартишвили из серии "Семейный альбом» («Аристономия», «Другой путь», «Счастливая Россия»). Действие разворачивается в Польше и Германии во время Второй мировой войны.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Мир или война? Твоя жизнь или жизни близких людей? Прошлое или будущее? Оказавшись в самом эпицентре войны между вампирами и охотниками как понять какое решение правильное, когда все вокруг кажутся врагами?

Теона приняла сторону вампиров, став спутницей бессмертного, но значит ли это, что она полностью отказалась от идей охотников, которые еще никогда не были так сильны? Больше некуда бежать, ведь предатель где-то совсем рядом.

Отказаться от привычного мира, чтобы понять красоту темноту. Предать, чтобы осознать, что действительно дорого. Умереть, чтобы начать новую жизнь. Жизнь. А есть ли у Теоны вообще право на жизнь?

Совет вампиров и людей испокон веков тайно контролирует наш мир, удерживая его в рамках традиций и законов. Четыре избранные девушки претендуют на сердце красавца-вампира, готовые присоединиться к обитателям ночи и забыть прежнюю жизнь, тем самым, доказав свою преданность. Но у Тео свои взгляды на это. Она готова на все, лишь бы избежать подобной участи. Ни богатство, ни знатный род темного жениха не смогут заставить ее стать одной из бессмертных. Но хрупкое перемирие находится под угрозой. Кто-то открыл охоту на вампиров, поставив на карту все. Теперь Тео придется решить, на чьей она стороне. Остаться с вампирами, продолжив дело отца, или все-таки быть преданной мечтам о просто человеческом счастье?

Олег Болтогаев. Эротический задачник

После трагической гибели мужа Мэгги впадает в глубокую депрессию. По совету врача она возвращается в город детства, где когда-то была счастлива, и встречает там свою первую любовь. Старое чувство вспыхивает с новой силой. Но Эрик Сиверсон женат. Путь к счастью оказался долгим. Но они оба одолели его во имя своей любви.

Истинная любовь не знает преград. Ей не страшны ни боль разлук, ни людская молва, ни изощренное коварство соперницы. Мэгги Стерн и Эрику Сиверсону пришлось до дна испить горькую чашу испытаний, выпавших на их долю, чтобы обрести, наконец, долгожданное счастье. «Горькая сладость» — классическая книга о любви, по стилю и сюжету напоминающая произведения Франсуазы Саган.