Сплошные прелести

Если звонят и, не застав, передают просьбу связаться по телефону как только придете, поскольку есть важное дело, то, как я замечал, дело скорее всего важно тому, кто звонил, а не вам. Вознамерясь преподнести подарок или оказать услугу, обычно сдерживают нетерпение в разумных рамках. Посему, когда я вернулся домой, имея времени в обрез, чтобы выпить рюмку, выкурить сигару и прочесть газету, прежде чем переодеваться к обеду, а мисс Фелоуз, моя квартирная хозяйка, сообщила, что меня просит безотлагательно позвонить мистер Олрой Кир, я понял, что спокойно могу его просьбу не исполнять.

Другие книги автора Уильям Сомерсет Моэм

«Театр» — один из самых известных и всеми любимых романов выдающегося английского писателя XX века У.С. Моэма. Это произведение переведено на все языки мира, по нему поставлены многочисленные пьесы и фильмы.

Это красивая и романтическая история о любви знаменитой, талантливой и стареющей актрисы Джулиан Лэмберт к красивому, но заурядному молодому человеку, полная любовных страстей, душевных метаний, юмора и тонкой иронии.

Когда я познакомился с Чарлзом Стриклендом, мне, по правде говоря, и в голову не пришло, что он какой-то необыкновенный человек. А сейчас вряд ли кто станет отрицать его величие. Я имею в виду не величие удачливого политика или прославленного полководца, ибо оно относится скорее к месту, занимаемому человеком, чем к нему самому, и перемена обстоятельств нередко низводит это величие до весьма скромных размеров. Премьер-министр вне своего министерства сплошь и рядом оказывается болтливым фанфароном, а генерал без армии – всего-навсего пошловатым провинциальным львом. Величие Чарлза Стрикленда было подлинным величием. Вам может не нравиться его искусство, но равнодушны вы к нему не останетесь. Оно вас поражает, приковывает к себе. Прошли времена, когда оно было предметом насмешки, и теперь уже не считается признаком эксцентричности отстаивать его или извращенностью – его превозносить. Недостатки, ему свойственные, признаны необходимым дополнением его достоинств. Правда, идут еще споры о месте этого художника в искусстве, и весьма вероятно, что славословия его почитателей столь же безосновательны, как и пренебрежительные отзывы хулителей. Одно несомненно – это творения гения. Мне думается, что самое интересное в искусстве – личность художника, и если она оригинальна, то я готов простить ему тысячи ошибок. Веласкес как художник был, вероятно, выше Эль Греко, но к нему привыкаешь и уже не так восхищаешься им, тогда как чувственный и трагический критянин открывает нам вечную жертвенность своей души. Актер, художник, поэт или музыкант своим искусством, возвышенным или прекрасным, удовлетворяет эстетическое чувство; но это варварское удовлетворение, оно сродни половому инстинкту, ибо он отдает вам еще и самого себя. Его тайна увлекательна, как детективный роман. Это загадка, которую не разгадать, все равно как загадку вселенной. Самая незначительная из работ Стрикленда свидетельствует о личности художника – своеобразной, сложной, мученической. Это-то и не оставляет равнодушными к его картинам даже тех, кому они не по вкусу, и это же пробудило столь острый интерес к его жизни, к особенностям его характера.

Уильям Сомерсет Моэм

Театр

William Somerset Maugham

Theatre

Роман адаптировала Ольга Ламонова

Под редакцией Ильи Франка

Метод чтения Ильи Франка

THE door opened (дверь открылась) and Michael Gosselyn looked up (и Майкл

Госселин поднял глаза; to look up —подниматьголову,обращатьвзоры).

Julia came in (вошла Джулия).

«Бремя страстей человеческих» – во многом автобиографичный роман Сомерсета Моэма. Он был переведен едва ли не на все языки мира и трижды экранизирован, а также вошел в список 100 лучших англоязычных произведений XX века. Прочитав этот роман, Теодор Драйзер назвал Моэма «великим художником», а его книгу – «творением гения».

«Бремя страстей человеческих» можно назвать «романом воспитания», где автор прослеживает жизнь главного героя Филипа Кэри от детства к отрочеству, от юности к зрелости.

На его долю выпадает немало испытаний: ранняя смерть родителей, отчаянные поиски своего призвания в мире, обреченные отношения с легкомысленной женщиной. Претерпев немало разочарований, меняя свои взгляды, от подчинения собственным страстям до самоотречения, Филип пытается нить за нитью сплести узор собственной жизни…

Знаменитый роман Моэма «Узорный покров» – полная трагизма история любви, разворачивающаяся в небольшом городке в Китае, куда приезжают бороться с эпидемией холеры молодой английский бактериолог с женой.

«Острие бритвы» — одно из лучших произведений Моэма. Не просто роман, но подлинная «школа нравов» английской богемы начала XX века, книга язвительная до беспощадности и в то же время полная тонкого психологизма.

Сомерсет Моэм не ставит диагнозов и не выносит приговоров — он живописует свою собственную «хронику утраченного времени», познать которую предстоит читателю!

Круговорот жизни, чередование удач и несчастий, разлук и неожиданных встреч. Круговорот страстей и увлечений, зависти и дружбы, предательства и самоотверженности.

Дочь священника, посвятившая себя юному поэту, аристократ, разрывающийся между чистой любовью к леди и плотской страстью к красивой официантке, жена уважаемого политика, ставшая жертвой хищного и циничного альфонса, — каждый из них, в сущности, хочет всего лишь быть счастливым. Кому из них удастся обрести счастье, а кто обречен на страдания? И какую цену даже самым «удачливым» придется заплатить за исполнение желаний?

Уильям Сомерсет Моэм (1874–1965) — один из самых проницательных писателей в английской литературе XX века. Его называют «английским Мопассаном». Ведущая тема произведений Моэма — столкновение незаурядной творческой личности с обществом.

В восьмой том Собрания сочинений включены рассказы, действие которых в большинстве случаев происходит в английских колониях.

Популярные книги в жанре Классическая проза

«Грешки барышни. – …Читала потихоньку французский роман, а потом ночью мне снилось, что меня целует Гастон, и как будто от него пахнет одеколоном… Ах, как стыдно будет сказать «батюшке» на исповеди!..»

Роман «Звезды в озере» продолжает рассказ о судьбе героев романа «Пламя на болотах». В нем, изображая счастье народа, освобожденного Советской Армией, писательница рисует трудности повседневной жизни. Именно вследствие этого так неопровержимо выступает справедливость и сила социализма, становящегося бытом народных масс.

Стояла темная облачная ночь, до рассвета оставалось около часа. Окоп был глубокий, грязный, сильно разрушенный. Где-то вдали взлетали ракеты, и время от времени вспышка призрачного света вырывала из темноты небольшое пространство, в котором смутно вырисовывались разбитые снарядами края брустверов… Сегодняшняя ночь словно нарочно создана для газовой атаки, а потом наступит рассвет, облачный, безветренный, туманный – как раз для внезапного наступления…

Кнут Гамсун (настоящая фамилия — Педерсен) родился 4 августа 1859 года, на севере Норвегии, в местечке Лом в Гюдсбранндале, в семье сельского портного. В юности учился на сапожника, с 14 лет вел скитальческую жизнь. лауреат Нобелевской премии (1920).

В последний том Собрания сочинений Шолом-Алейхема включены: пьесы, заметки о литературе, воспоминания из книги "Еврейские писатели", письма.

В книгу вошли знаменитые циклы рассказов «Касриловка» и «Новая Касриловка», которые справедливо относят к лучшим творениям Шолом-Алейхема (1859–1916). Смешные и грустные, легкие и поучительные, эти истории из жизни простых евреев никого не оставят равнодушными. Автор – иногда с юмором, иногда серьезно – рассказывает о повседневной жизни и несбыточных мечтах, о человеческом благородстве и людских слабостях, искусно вплетая в повествование еврейские обычаи и традиции. 

   Доброжелательные, полные оптимизма и неиссякаемого юмора, эти истории и сегодня читаются с не меньшим интересом, чем сто лет назад.

Монолог касриловского чревоугодника.

Тот, кто завел обычай в праздник седьмицы по утрам употреблять молочную пищу, тот, послушайте, был мудрецом.

Обратившись к народу с привычным ему интимным приветствием "Шолом - Алейхем" (мир вам), писатель создал свою монологическую новеллу. "Говорите сами. Покажите себя миру", - сказал он своим героям. Для широкого круга читателей.

В книгу вошли произведения: Записки коммивояжера (рассказ), Заколдованный портной (рассказ), Мыльный пузырь (рассказ), Царствие небесное (рассказ), Конкуренты(рассказ), Птица (рассказ), Не сглазить бы (рассказ), Сто один (рассказ), Ножик.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Джон Гаровей должен был приехать в Эль Монро Бич незадолго до полудня. Пока машина спускалась с холма к маленькому городку, приютившемуся на берегу бухты, ограниченной с одной стороны скалами, а с другой — холмами с редкими домами, впереди открывался весь ландшафт. Джон, который жил здесь с раннего детства, практически не замечал окружающих красот. Но для его спутника все было новым, удивительным и волшебным.

Пассажира звали Гейвин Родс. Он был его преподавателем английского языка и другом. Высокий, широкоплечий, хорошо одетый, Родс носил вещи с некой небрежной элегантностью. Красивое, умное лицо с чувственными губами, которые, словно стягивались в полоску, когда он задумывался. Волосы его уже серебрились на висках. Глаза сверкали, пока он с удовольствием оглядывался вокруг.

Татьяна Борщ - один из ведущих астрологов России. С 1992 года она профессионально занимается астрологической практикой, является основателем первого профессионального астрологического центра и учредителем первой астрологической газеты в Республике Кыргызстан. В 1995 году за развитие астрологии в Средней Азии Татьяна Борщ была удостоена первой премии Копенгагенского астрологического конгресса. В данное время живет и работает в Москве, ведет постоянные астрологические рубрики в газете «Версия». Автор 17 полных астрологических календарей, пользующихся у читателей заслуженной популярностью.

Татьяна Борщ - один из ведущих астрологов России. С 1992 года она профессионально занимается астрологической практикой, является основателем первого профессионального астрологического центра и учредителем первой астрологической газеты в Республике Кыргызстан. В 1995 году за развитие астрологии в Средней Азии Татьяна Борщ была удостоена первой премии Копенгагенского астрологического конгресса. В данное время живет и работает в Москве, ведет постоянные астрологические рубрики в газете «Версия». Автор 17 полных астрологических календарей, пользующихся у читателей заслуженной популярностью.

Борис РУДЕНКО. МОЯ МАШИНА

Так называет ее хозяин. На самом деле это и лаборатория, и убежище, и дом, и крепость.

Алистер РЕЙНОЛДС. ГНЕВ

Все тайное становится явным, даже случись оно тридцать две тысячи лет назад и не оставь после себя почти ничего.

Лоурснс КОННОЛЛИ. ДРУГИЕ

И последние станут первыми…

Алексей КАЛУГИН. НА ДЕСЯТЬ МИНУТ ПОЗЖЕ

Это мало или много? Вопрос отнюдь не риторический.

Джордж ЛОКХАРД. РАЙСКИЕ ПТИЦЫ

Для кого-то вся жизнь – театр, а для драконов – совсем другой вид искусства.

Святослав ЛОГИНОВ. СТАТУЯ ВЕЛИКОЙ БОГИНИ

Вольный торговец заключил рядовую сделку и этим, похоже, подписал себе смертный приговор…

Элизабет БЕАР, Сара МОНЕТТ. БУДЖУМ

У Кэрролла его сумел увидеть только один из героев. После чего пропал.

Джейсон СЭНФОРД. И КОРАБЛИ, КАК ОБЛАКА…

Вот только что грянет из такой тучки? Население пребывает в вечном трепете.

Аркадий ШУШПАНОВ. ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЭЛЕКТРОНИКОВ

Со времен азимовских НФ-детсктивов о людях и роботах жанр претерпел не такие уж большие изменения.

Александр РОЙФЕ. МУЛЬТТРАНЗИТ: ОТТАВА – БРЮССЕЛЬ

О, сколько нам открытий чудных представит материал об анимации фантастических «кинопровинций».

ВИДЕОРЕЦЕНЗИИ

Шумная и дорогая экранизация популярного отечественного фантастического романа, увы, не оправдала изначально завышенных ожиданий.

Глеб ЕЛИСЕЕВ. ЖИВЫЕ КОРАБЛИ

Тоскливо лететь сквозь бездушный космос в бездушном корабле. Фантасты, как никто другой, это хорошо понимают…

Сергей ШИКАРЕВ. МУЗЫКА СФЕР

Новый роман известного датского писателя, по мнению критика, только для настоящих литературных гурманов.

РЕЦЕНЗИИ

На полке главное не количество книг, а их качество.

КУРСОР

В Крыму не только «тепло и яблоки», там еще и конвенты проходят.

Дмитрий ВОЛОДИХИН. МЫ НЕ ТАК УЖ ПЛОХИ

Эксперт решат продолжить разговор о жанровой критике. но уже, что называется, «напрямую» с читателем. Последние, кажется, его не порадовали.

Вл. ГАКОВ. ВОЗВРАЩЕНИЕ КОСМИЧЕСКОГО РОБИНЗОНА

Всю жизнь этот французский фантаст писал космические оперы, но его все равно любили советские издатели. А читатели любят и по сию пору.

ПЕРСОНАЛИИ

Бывший газетный репортер, бывший биолог, а ныне огорд-ник, бывший детективщик, музыкант, филолог и даже действующий ученый-физик – такие разные люди, и все они встре-тились под одной обложкой.