Сплошные прелести

Терри Кэш

СПЛОШНЫЕ ПРЕЛЕСТИ

Перевел с английского А.Фокин

1

Выбравшись из бассейна, Сюзанна Корбетт босиком прошлепала к коврику, который расстелила рядом на газоне. У ворот частного бассейна для высокопоставленных сотрудников нефтяной компании, дежурил Дирк, самый красивый из всех охранников; Сюзанна уже давно положила на него глаз. Ложась на коврик и расстегивая сзади застежку лифчика-бикини, она затылком чувствовала, как его взгляд буравит ей спину. Откинув лифчик в сторону, она распростерлась на коврике, подставив спину обжигающему техасскому солнцу.

Популярные книги в жанре О любви

Симонов Роман

ГЛУПОСТЬ

Идем. Легкий прохладный ветерок обвивает мое лицо. Он как будто листает в моей голове страницы мыслей и давних воспоминаний. Уже ночь, хотя какая ночь в июне... Hа часах двенадцать, а впереди, над лесом еще видны воздушно-розовые остатки заката. Сегодня ночное, бесконечно темное небо бороздят только звезды, луны нет. Она как будто ушла, чтобы не смущать людей своим присутствием. Hочь сумасшествия. Сегодня одна из немногих когда люди предоставлены сами себе, чтобы без невидимых сил населяющих космос разобраться со своими проблемами, подарить кому-то радость и побороть страх перед собственной судьбой...

Сюзанна СКОТТ

ТАКОЕ ЖАРКОЕ ЛЕТО

Анонс

Со своими желаниями следует быть осторожными! Джиллиан Сандерсон поняла это в тот день, когда увидела Кита Мелоуна, мужчину, который перевернул ее мир с ног на голову. А он?.. Он и сам не мог понять, почему всякий раз, когда видит Джиллиан, ему хочется зацеловать ее до бесчувствия...

Пролог

Сияющее апрельское солнце подчеркивало старомодную респектабельность пансиона "Дом влюбленных".

Мария СТЮАРТ

ТОЛЬКО В МОИХ МЕЧТАХ

Кэтти и Бэкки, наполняющим светом всю мою жизнь, посвящается.

Глава 1

"Лендровер" весело покрывал милю за милей. Куин Холистер мчалась под полуденным солнцем по маршруту 191 где-то в шести милях от Биллингса, штат Монтана, с твердым намерением успеть домой к ужину. Уверенная, что даже неожиданный буран не сможет помешать ей в пути, она сбавила скорость, чтобы включить музыку. Покопавшись в большой синей сумке, Куин после некоторого раздумья выбрала рождественскую песенку, в самый раз подходящую для того, чтобы напевать ее по дороге в небольшой городок Ларкспур, а затем, сразу за ним, на Ранчо высоких лугов, где на праздник собирается вся ее семья.

Елена Свиpидова

Сеpое небо

Я хочу наpисовать гоpод. Засыпающий гоpод под мягким шелестом листвы. Одинокий свет в окнах - словно маленькие костpы. Кусочки тепла и жизни в миpе мягкого безмолвия. И легкий ветеpок, полный свежести и тепла.

Я хочу наpисовать вечеp. Синий вечеp, какие бывают только летом. С зеленым покpывалом лип и тополей, с теплыми тенями, с плотным, почти осязаемым воздухом.

Я хочу наpисовать улицу. Безлюдную улицу, сеpый асфальт, голубые фонаpи... Доpогу, ведущую в сказочное нечто. То ли в пpошлое, то ли в будущее.

Василий Тимошников

ПЕТЕРБУРГСКИЕ СЮЖЕТЫ.

ГЛАВА I.

Сцена. Яркий свет софитов в одном из многочисленных концертных залов Петербурга. Hа сцене - симпатичный мальчишка лет одиннадцати, с ярко-синими глазами и густыми волосами цвета спелой пшеницы, кумир многих девчонок, и просто мой племянник. Из динамиков льётся его звонкий ещё детский голосок, пронизывающий до самой глубины души. Он поёт о детстве, о любви. И делает это так искренне и трогательно, что хочется заплакать какими-то особыми слезами.

Олег Великий

Любовь к своей родной ТЁТКЕ

Мне 18 лет, я люблю женьщину (замужнюю) 24 года (Моя родная ТЁТЯ!)

Вот с чего началась наша история. Моя семья дружила с другой семьёй (семьёй моей тёти и её мужа и ребёнка) мы очень часто проводили праздники. Когда мне было лет 15, я очень её не любил даже ненавидел, но потом я стал кней нормально относиться. Как то был какой-то праздник и мы пошли покурить на двор(она не курет(очень редко)). Мы были уже выпившие(ром-кола) и она меня поцеловала, я удевился но необратил на это внемания, потом мы опять вышли и в этот раз она просто прижала меня к стенки и мы стали целоваться она мне довала целовать свою грудь но не более. Потом она мне сказала поехали завтра к нам в гости (как племянник) я конечно согласился. каждое утро муж уезжал по своим делам часа на 3-4. В это время мы занимались любовью, в это время как раз шол сереал "Тропиканка" и мы могли прилюдно вырожаться типа "сегодня была не плохая серия сериала" и нас это возбуждало. Hо ещё тогда я её не любил. Она у меня была первой и я подумал " Ты научила меня оброщяться с женьщинной и спосибо тебе за это, но свою дальнейшую жизнь я с тобой связывать не намерен" И стал гулять с девчёнками не обращяв на неё вниманее :( Потом судьба связала нас снова. И всё началось по новой. Только тогда я начал её любить, я просто сошол сума! Мы жевём в 30км друг от друга и как то мне очень захотелось её увидеть я приехал и создал токую опстоновку, что её вуж мог узнать и что нибудь сомной сделать и она отравилась и он её отвёс в больницу (не долеко от моего дома) С тех пор я с её мужем перестал объщяться.Он преезжал в больницу через день, а я сидел там весь день. Как-то Оксане надо было проходить какую-то процедуру я естествинно пошол с ней когда ждали очереди мы просто седели рядом и смотрели друг на друга, она кончила хотя до меня она не скем не кончала. Потом всё узнал мой отец и росказал отцу её мужа, чтобы прекратить это.:( Оксане пришлось уйти от мужа,я снял квартиру и она с ребёнком(4года) перешла ко мне. Hо так просто это не закончилось :( Каждый день к нам преезжал муж говорил, что без неё не может и наложет на себя руки. В один день я Оксане скозал,что лучше ей вернуться к нему не потому что я её не люблю(я её люблю безумно) а по тому, что я не всостоянии обеспечить семью из 3 человек а её муж имеет постоянный приличный зароботок. Оксана опять травется в пресутствеи мужа и он вместе со мной

Роман современной американской писательницы погружает нас в мир сложных взаимоотношений мужчины и женщины, любовь которых помогает им с честью преодолеть все преграды.

«В этот будничный вечер бар был почти пуст. Уже два дня я находился в этом городе, где никого не знал… ни единой доброй души, с которой мог бы поделиться своим внезапным счастьем. А мне очень хотелось выпить, отпраздновать мое радостное событие. Я ликовал, с того самого дня накануне отъезда, сознавая в то же время, что порой нужно пройти через суровые испытания, чтобы потом извлечь из них определенную пользу… Итак, я уселся как можно удобнее, облокотясь о дубовую барную стойку, терпеливо ожидая, когда моя персона привлечет внимание симпатичного человека, стоявшего за ней…»

Рекомендуется читать одному или в теплой компании…

Перевод: Михаил Щербина

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Игорь КЕЦЕЛЬМАН

Зоопарк

ИЗ ЗАПИСОК ПЕРЕВОЗЧИКА ЖИВОТНЫХ

В этом произведении представлен обобщенный образ зоопарка.

Автор просит читателей не искать сходства в описываемых событиях

с реальными фактами или же с каким-то конкретным зоопарком.

Поездка

-Медведь в аэропорту,- сказал директор зоопарка.- Мне позвонили, а я забыл. Ты поезжай, забери. Такое вот указание под конец рабочего дня. "Лучше бы ты не вспоминал!" подумал я. Да делать нечего, придется ехать. В рот щепотку чая - зажевать, сумку через плечо. Поехал. Идти нужно было через весь зоопарк. А зоопарк - это клетки, вольеры с животными. Между ними дорожки, по которым ходят посетители и смотрят на животных. То и дело останавливаются то у одной, то у другой клетки. Я шел по дорожкам мимо диких кошек, овцебыков, антилоп, фламинго, очковых медведей. Я столько раз видел их, что и головы поворачивать не хотелось. Настроение было паршивое. Уже собрался домой, а тут ехать. И еще - посетители навстречу. Они, словно вязкая масса, сквозь которую с трудом пробиваешься. Орущие, бегающие дети. Мамы с колясками, которые они все время теряют. Засмотрится на какое-нибудь животное, а коляску укатят... Очередь на пони, очередь за мороженым. Толчея, галдеж. Взрывы хохота у клеток с обезьянами. Столпились и смотрят. Посетители! Как же они надоели! Лето. Зимой будет полегче. Зимой зоопарк безлюден. Я хожу один по заснеженной территории. Пусто вокруг. Хорошо. А если залезть на крышу дирекции (зимой мы тянули туда телефонные провода), то вдали можно увидеть настоящий храм с белыми колоннами в ярких лучах солнца. Храм словно парит в воздухе, он приподнят над землей. - Что это? - спросил я своего напарника. - Ресторан "Шанхай",- ответил он. Наконец я вырвался из толпы посетителей, миновал туалеты и оказался на зоопарковской помойке. Бок о бок несколько баков из ржавого железа. Из них торчало гнилое сено и несло чем-то кислым. Рядом с баками, расстегнув ширинки, приткнулись двое посетителей. Туалет на ремонте. Я поспешно прошел мимо. Хорошо хоть не женщины, было и такое. За помойкой - гараж. Там меня ждал желтенький обшарпанный автобус. Радость-то какая! Целый автобус дают! Не придется, как в прошлый раз, когда я журавля на метро вез. Пассажиры тогда все спрашивали: "Кто у вас там в коробке шевелится?.. Журавль? Не тесно ему?" "Привезу, выпустим". Выпускать оказалось некому. Поздний вечер, и в зоопарке никого. Только в комендатуре - зеленом деревянном домике - дежурный с милиционерами. Белели халаты двух медсестер из соседнего вендиспансера. Пункт ночной профилактики. Дежурный в защитном камуфляже стоял посреди улицы и останавливал проезжавшие такси: водка есть? Неохота ему было тащиться к метро, где киоски. - Чего там у тебя? - спросил милиционер. - Журавль. - Подожди, сейчас дежурный подойдет. - А где молодой человек ночевать будет? - заинтересовалась одна из медсестер. Она говорила медленно, пьяно растягивая слова. - Домой поеду. - Ну-у, ночью ехать. Давай мы поближе тебе что-нибудь найдем. Но тут появился дежурный с водкой и ее внимание переключилось. - Врачей уже нет. Сам занесешь в карантин? Или здесь оставишь? - Занесу. Я шел по темным дорожкам зоопарка. Фонари не горели - их не было. Ночные прогулки в зоопарке не предусмотрены. Коробку я держал в руке и чувствовал, как внутри переступает журавль. Совсем рядом в темноте были вольеры, клетки. Там животные. Но их и не слышно. Только где-то над головой шумели листвой деревья. Вот и ветеринарный пункт, он же карантин,- над входом горит красная лампочка. Я с трудом, путаясь в ключах, открыл дверь, в темноте нашел круглые на ощупь выключатели и повернул все разом. Зажегся яркий свет. Большой зал с серым плиточным полом и белыми кафельными стенами был заполнен клетками с животными: попугаи, мартышки, белки. Свободных клеток не видно. Я опустил коробку на пол. Пусть постоит. Утром выпустят. На всякий случай прикинул в уме: так, завтра не суббота и не воскресенье. Рабочий день. Дольше ночи не простоит. "Чао, бамбино!" - И погасил свет. Запирая дверь, я слышал, как журавль возится в тесной коробке, толкается о стенки. В темноте возвращался обратно. Впереди, как маяк, светилось окно комендатуры... Это тогда было, с журавлем. А сейчас, за медведем, меня отвезут и привезут. Из желтого автобуса навстречу идет водитель, улыбается: - Что, в аэропорт? - Приветливо тянет руку. И качается. Ничего. Не в первый раз. Медведь был медвежонок. Камчатский. Сидел в картонной коробке, перевязанной шпагатом, и жалобно выл. Еще бы, постой несколько часов на солнцепеке... Рядом никого. Летчикам, через которых его передали, как с проводниками на поездах передают вещи, надоело ждать, и они уехали, оставив медвежонка на асфальтовом бордюрчике возле здания аэропорта. Верх коробки был мокрый, темный от воды. Попоить решили, сердобольные! Размокшие половинки картона разошлись, когда мы подняли коробку, и из нее показалась голова, поросшая бурой шерстью. Я в одиночку пытался удержать животное (водитель, увидев, как обстоят дела, быстренько перебрался к себе, за плексигласовую перегородку), придавливал размокший картон, поправлял сползший шпагат, но все было напрасно. Медвежонок вылез из коробки, когда автобус уже ехал. Вылез и бросился к задней дверце. Она была неплотно прикрыта, вместо замка примотана проволокой. Оставалась широкая щель, и сквозь нее был виден лес. Медвежонок прижался к щели и завыл. Я сидел на подпрыгивающем сиденье и оценивающе смотрел на животное. Уже не маленький медвежонок. Подросток. Вообще-то мне следовало бы сойти. Пусть водитель сам добирается. Но тогда жди рейсового автобуса, битком набитого, и целый час трясись в нем до метро. Неохота. А-а!.. Пронесет. Сначала я еще посматривал на медвежонка, сидевшего у двери и временами начинавшего тихо, жалобно выть. Словно ребенок хнычет. Жалобные интонации окончательно меня успокоили: куда ему, слишком напуган. И я спокойно повернулся к окну: там, за стеклом, по-прежнему был лес, до города оставалось далеко. Одинокие деревья на обочине - словно из леса выбежали и вдруг остановились, замерли от неожиданности, увидев машины. И провожают их удивленными взглядами. Постоят вот так немного и дальше побегут. А там, где лес редел, было видно красное закатное небо. Небо в густом румянце. "Красиво как!" - однажды вырвалось у водителя, молодого парнишки, с которым я возвращался из очередного аэропорта. "Что?" - оторвался я от своих мыслей. "Небо какое красивое,- повторил парень, качнув головой в сторону,вон же!" "Да, красивое",- согласился я. И подумал: "Надо же, закат еще видит. Небо красивое! Еще не разучился замечать. Ничего, подожди". Как же его звали, этого парнишку? Не вспомнить. Сколько их поменялось, водителей. Один я все езжу и езжу. Автобус быстро мчался, подпрыгивая на неровной дороге. Держась рукой за сиденье, я смотрел в окно на лес и закатное небо, мелькавшее в просветах деревьев. Сзади завозился медвежонок. Я быстро обернулся. Все спокойно, он там же, у задней двери. Просто повернулся с боку на бок. Ничего, медвежонок, сейчас приедем на ветпункт, выйдет человек с мешком и засунет тебя в него. (Так легче перенести в клетку, чтобы когти в ход не пустил.) Мешок через плечо и пошел. Так маленьких детей пугали: "Украдут тебя, посадят в мешок и унесут. И никогда больше мамы и папы не увидишь!" Все правильно, ведь медвежонка украли у мамы-медведицы - убили ее, а ребенка забрали. (Убили чтобы не искала.) Украли его, как же без мешка обойтись! Когда мы приехали в зоопарк, там уже никого не было. Ветврачей никто не предупредил. Я посмотрел на медвежонка: что ж, мешок откладывается до завтра. Наклонился к водителю: - Загоняй машину в гараж, никуда он из автобуса не денется. В гараже было темно и пахло бензином. Медвежонок беспокойно завозился в автобусе, когда остался внутри совсем один. Ничего, до утра продержится. Я помог водителю задвинуть тяжелую дверь гаража. Повесили замок и ушли, провожаемые отчаянным воем запертого медвежонка.

Константин КЕДРОВ

Энциклопедия метаметафоры

От автора

Энциклопедия метаметафоры - итог шестнадцатилетнего курса лекций по русской поэзии, который я читал в Литературном институте Союза писателей с 1970 по 1986 гг. Сюда входили спецкурсы по творчеству Л.Толстого и Достоевского, аспирантский семинар, курс лекций по истории русской литературы, а также "подпольный" семинар по теории метакода и метаметафоры, проходивший у меня на квартире почти еженедельно на протяжении нескольких лет. Главные участники семинара - Иван Жданов, Алексей Парщиков, Александр Еременко. Несмотря на отстранение от преподавания под давлением КГБ, я продолжал работу над теорией метаметафоры и в 1989 г. выпустил монографию "Поэтический космос" (М., "Сов. писатель".). В 1966 г. в Институте философии РАН состоялась защита докторской диссертации. Метаметафора для меня не теория, а итог поэтической деятельности. В 1990 г. вышел мой первый сборник "Компьютер любви", ныне переведенный на все основные языки мира. В 9995 г. крупнейшее издательство "Иванэм сикэм" выпустило монографию "Поэтический космос" на японском языке. В 1999 г. вышла моя новая книга "Метаметафора". "Энциклопедию метаметафоры" можно считать продолжением и весьма существенным дополнением к этой книге. Это соединение поэзии, науки, философии и религии в некий новый жанр, возникший в 2000 г. Генрих Сапгир назвал это научной поэзией, но правильнее было бы определение "поэтическая наука". В прошлом веке "Евгений Онегин" был назван энциклопедией русской жизни. Французские философы-просветители выпустили в XVIII веке коллективный труд "Французская энциклопедия". Теперь перед нами поэтическая энциклопедия русской мысли начала века и третьего тысячелетия. Особенность этой книги в том, что наука здесь полностью подчинена поэзии, а поэзия совершенно самостоятельна и не зависит от науки. Они не соединяются, а существуют параллельно по принципу дополнительности. Религия, в частности православная литургия и нагорная проповедь Иисуса Христа для автора есть одно из высших проявлений поэзии. Самым гениальным стихотворением ХХ века я считаю формулу Эйнштейна E = mc2. Аналогий этому жанру на сегодняшний день нет ни в философии, ни в поэзии. Это энциклопедия метаметафоры.

Константин Кедров

ВИНТОВАЯ ЛЕСТНИЦА

Пушкин и Лобачевский

Есть какая-то тайна века в том, что мы фактически ничего не знаем о встрече А. С. Пушкина с Лобачевским.

Да, они встречались и, видимо, беседовали всю ночь, гуляя по улицам Казани. Но о чем шла беседа?

Предположить, что, встретившись с Пушкиным, Лобачевский стал бы занимать его пустыми разговорами, это значило бы ничего не понять в характере великого геометра. Да и Пушкин знал, с кем ведет многочасовую беседу. Конечно, речь должна была идти о "воображаемой геометрии". Тогда почему же в записях и дневниках Пушкина эта встреча никак не отражена? Правда, отголоском беседы может считаться знаменитая фраза о том, что вдохновение в геометрии нужно не менее, чем в поэзии. Геометрия Н. Лобачевского называется "воображаемая", а от "воображения" до "вдохновения" один шаг.

К. КЕДРОВ

Возвращение Ирины Одоевцевой

Сейчас пришло время осознать, что пребывание писателя за границей не делает создаваемую им литературу "эмигрантской". Тургенев долго жил в Буживале, Гоголь в Риме, Достоевский в Берлине. В Париже жили Бунин, Ирина Одоевцева и Георгий Иванов; литература, которую они создавали, была и остается русской. Нет в ней ничего эмигрантского, противостоящего исторической судьбе родины, и это особенно ясно чувствуется при чтении мемуаров Ирины Одоевцевой. В них есть весьма знаменательные слова: