Специалист по военному делу

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Отрывок из произведения:

(Из жизни малой прессы)

Прежний «военный обозреватель» поссорился с редактором и ушел.

Он обиделся на редактора за то, что последний сказал ему:

— Какую вы написали странность: «Австрийцы беспрерывно стреляли в русских из блиндажей, направляя их в них». Что значит «их в них»?

— Что же тут непонятного? Направляя их в них, — значит, направляя блиндажи в русских?

— Да разве блиндаж можно направлять?

— Отчего же, — пожал плечами военный обозреватель, — ведь он же подвижен. Если из него нужно прицелиться, то он поворачивается в необходимую сторону.

Рекомендуем почитать

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Другие книги автора Аркадий Тимофеевич Аверченко

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год

В книгу вошли лучшие юмористические рассказы крупнейших писателей-эмигрантов начала XX века. Их роднит вера в жизнь и любовь к России.

Для старшего школьного возраста.

«… У нее дьявольское терпение. Свое «а зачем» она может задавать тысячу раз.

– Лида! Говори прямо: что тебе нужно? Запирательство только усилит твою вину.

Женская непоследовательность. Она, вздыхая, отвечает:

– Мне ничего не надо. Я хочу посмотреть картинки.

– Ты, Лида, вздорная, пустая женщина. Возьми журнал и беги в паническом страхе в горы.

– И потом, я хочу сказку. …»

Из сборника «Сорные травы», Санкт-Петербург, 1914 год.

Из сборника «Рассказы (юмористические). Книга 1», Санкт-Петербург, 1910 год.

Из сборника «О хороших, в сущности, людях!», Петербург, 1914 год.

Трудно понять китайцев и женщин.

Я знал китайцев, которые два-три года терпеливо просиживали над кусочком слоновой кости величиной с орех. Из этого бесформенного куска китаец с помощью целой армии крохотных ножичков и пилочек вырезывал корабль — чудо хитроумия и терпения: корабль имел все снасти, паруса, нес на себе соответствующее количество команды, причем каждый из матросов был величиной с маковое зерно, а канаты были так тонки, что даже не отбрасывали тени — и все это было ни к чему… Не говоря уже о том, что на таком судне нельзя было сделать самой незначительной поездки — сам корабль был настолько хрупок и непрочен, что одно легкое нажатие ладони уничтожало сатанинский труд глупого китайца.

Из сборника "Черным по белому", Санкт-Петербург, 1913 год.

Популярные книги в жанре Юмористическая проза

В тридевятом чтении в тридесятом прочтении сочинил депутат поправку. Вышла поправка большая-прибольшая. Стал депутат ее проталкивать. Голосует-голосует – протолкнуть не может. Позвал депутат центристов. Центристы за депутата, депутат за поправку – голосуют-голосуют, принять не могут. Позвали центристы аграриев. Аграрии за центристов, центристы за депутата, депутат за поправку – голосуют-голосуют – принять не могут. Позвали аграрии социал-демократов. Социал-демократы за аграриев, аграрии за центристов, центристы за депутата, депутат за поправку – голосуют-голосуют – принять не могут. Позвали социал-демократы национал-патриотов. А те позвали правых, а правые позвали левых. Левые за правых, правые за левых, ультраправые за ультралевых, национал-патриоты за социал-демократов, социал-демократы за аграриев, аграрии за центристов, центристы за депутата, депутат за поправку – голосуют-голосуют – принять не могут. Но тут из буфета вышел одномандатник. Мимо бежал, на кнопочку нажал – приняли поправку!

Скажу прямо, без ложной гордости: человек я не примечательный. То есть, совершенно неприметный человек, ничем не выдающийся и никак себя не прославивший. Что делать, не всем же быть Хемингуэями.

Но один раз в жизни я всё-таки почувствовал свою значительность. Было это много лет назад, вскоре после того, как мы с женой приехали в Америку. Жили мы в маленькой скромной квартире в небольшом городе в Миннесоте, где я нашёл свою первую работу. В тот вечер, когда я в первый раз почувствовал свою значительность, я, как обычно, смотрел телевизор, а жена делала голубцы на завтра. И тут зазвонил телефон. Я, естественно, взял трубку и сказал "хелло". А может даже я сказал "алё", поскольку никакого англоязычного звонка не ожидал. Но трубка вдруг заговорила по-английски, этаким красивым плюшевым голосом. От неожиданности я не понял первой фразы, а вторая звучала примерно так:

Сразу вопрос на засыпку: почему при свете дня пугать интереснее и эффективнее, чем в светлое время суток? А вы думаете, что ночью? Массовое заблуждение! Отвечаю. Вам кажется, что во мраке все выглядит зловеще и от того еще более ужаснее. Не-ет. Совсем не так. В темноте все как раз и не так трагично — доброй половины деталей не видно. А детали как раз и играют немаловажную роль в деле доведения жертвы до инфаркта.

Ну, вот представьте: идете вы ночью по городу, ни зги не видать, черно хоть глаз выколи, так как фонари не горят. На черта они вообще ночью нужны, когда добрые люди уже должны спать, а недобрым на улице делать нечего, так как добрые сидят по домам? И вдруг на вас выскакивает нечто! Ух! И что? В лучшем случае шарахнетесь от неожиданности. А вот если вы разглядите это ух в подробностях, вот тогда-то вы и проникнитесь остротой и важностью момента. Плюс можно не слабо щегольнуть талантами в области фантазии, что тоже идет в зачет. Но в данном случае народ решил обойтись минимумом.

«…Некий критик – как ни жаль, они есть на свете – сказал про мой последний роман: «Все старые вудхаусовские персонажи под новыми именами». Надеюсь, его съели медведи, как детей, посмеявшихся над Елисеем; но если он жив, он так не скажет о «Летней грозе». Я, с моим умом, перехитрил его, насовав в роман старых персонажей под старыми именами. Глупо же он себя почувствует!

Перед вами, если можно так выразиться, все те же мои марионетки. Хьюго Кармоди и Ронни Фиша вы встречали в романе «Даровые деньги», Пилбема – в «Билле Завоевателе». Остальные же – лорд Эмсворт, секретарь Бакстер, дворецкий Бидж – участвовали в книгах «Что-нибудь этакое» и «Положитесь на Псмита». Императрица, славная свинья, и та является не в первый раз – дебют ее был в рассказе «Сви-и-и-ни-оу-оу!..», который выйдет в особом томе вместе с другими рассказами о Бландингском замке; но о них я говорить не буду, они слишком хороши.

Дело в том, что с этим замком я расстаться не могу. Он меня околдовал. Я заезжаю в Шропшир, чтобы услышать последние новости. Надеюсь, что читателю это тоже интересно. Часть из них я назвал "Летняя гроза"…»

Цикл «Маленькие рассказы» был опубликован в 1946 г. в книге «Басни и маленькие рассказы», подготовленной к изданию Мирославом Галиком (издательство Франтишека Борового). В основу книги легла папка под приведенным выше названием, в которой находились газетные вырезки и рукописи. Папка эта была найдена в личном архиве писателя. Нетрудно заметить, что в этих рассказах-миниатюрах Чапек поднимает многие серьезные, злободневные вопросы, волновавшие чешскую общественность во второй половине 30-х годов, накануне фашистской оккупации Чехословакии. Мирослав Галик дополнил находившиеся в архиве Чапека материалы произведениями этого же экспериментального жанра, опубликованными в периодике. Рассказы цикла публиковались в газете «Лидове новины» с 1928 по 1938 год.

В коротких рассказах молодой автор касается злободневных проблем, бичует бюрократизм, показуху, стяжательство, пьянство, властолюбие, угодничество и другие негативные явления жизни.

Что может произойти, если сделать предупредительный выстрел вверх? Да что угодно!!! Прибежав домой, он, в спешке, распихал по карманам две палочки динамита и одну тротила. Мелькнула мысль — «не мало ли будет?», но больше всё равно не было. Быстренько соорудил нечто, напоминающее электрический детонатор, из старого фонаря. Аккуратно подсоединил провода детонатора к динамиту и побежал обратно. Мысль пульсировала в голове — «Вот я вам сейчас устрою!» Пробегая мимо какого-то больничного здания, Загуляев услышал звук недалёкого выстрела. «Ха, до Нового Года ещё как до Парижа раком, а они уже петарды взрывают. Вот сейчас мои петарды рванут! Мало не покажется!». Неожиданно, что-то щёлкнуло Антона по темечку, и затуманивающееся сознание выдало последнее послание: «А как же моя миссия? Не-ет, врёшь, не возьмёшь!», и пальцы судорожно стиснули кнопку фонаря… Поражает не то, с каким цинизмом был проведен теракт, не то, что само время было выбрано как раз накануне 67-го, юбилейного дня рождения, лидера „Зелёных Антиглобалистов“ Анталия Канаровича Голопагосского, даже не то, что в городе должен был пройти накануне референдум об отношении народа к вымиранию кальмара голожаберного, а то — зачем, по какой причине, и кому, нужно было взрывать районный морг?

Во второй том собрания сочинений входят книги: «Зайчики на стене. Рассказы (юмористические) Книга вторая» (1910), «Рассказы (юмористические). Книга третья» (1911), «Экспедиция в Западную Европу сатириконцев: Южакина, Сандерса, Мифасова и Крысакова», а также «Одесские рассказы» (сборник печатается полностью впервые спустя век после первой публикации).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Из сборника «Волчьи ямы», Петроград, 1915 год.

Группа студентов Университета отправляется в фольклорную экспедицию и находит древний магический щит озерных ведьм. Случайно ребята пробуждают сверхъестественные силы, которые врываются в прошлое героев, заставляя их выбрать сторону Добра или Зла. Все рушится, и гибель неизбежна... И только один человек может спасти мир...