Спаситель

В.Левенков, И.Водкин

Спаситель

(Из сеpии ~Смакование гнилой плоти или Байки из Склепа по Русски~)

Гм... содеpжание данного ~художественного~ пpоизведения пpежде всего соpиентиpовано на людей смакующих в любых фильмах убийство и pасчленение, гнилую плоть и быстpо копошащихся тpупных чеpвячков... Для них, да и для автоpов нет понятия - бpезгливость и омеpзение, есть только наслаждение от соответствующего пpосмотpа...

(Автоpы.)

Другие книги автора В Левенков

В.Левенков, А.Цой

ПРОГУЛКА ПО БОЛОТУ

Вы думаете я шизик ?

Hет, я просто немного

тронутый.

(ZloVred)

В ~случайных~ совпадениях имен, виновата только брага, брага и еще один раз брага, но во всяком случае ответственности за это авторы не несут.

1.

В этом году было жаркое, засушливое лето. По проселочной дороге, разгоняя по сторонам огромную тучу пыли, натужно гудя мотором двигалась потрепанная шестерка. Все окна на дверцах машины были распахнуты до предела. В салоне находились двое мокрых от собственного пота молодых мужчин.

Популярные книги в жанре Ужасы

Винчестер (англ. Winchester rifle) — общее название для винтовок и ружей, производившихся Winchester Repeating Arms Company в США во второй половине XIX века. Винчестеры с перезаряжанием при помощи рычага-спусковой скобы были одними из первых широко распространившихся многозарядных ружей и пользовались огромной популярностью, хотя их распространенность в США того времени и несколько преувеличена благодаря литературе и кинематографу XX века.

Но наш роман не совсем об этом. Вернее, совсем не об этом...

Самая стильная вампирская сага нашего времени завершается!

Бойтесь своих желаний – ведь иногда они сбываются!

Рок-кумир «черных готов», не стареющий мальчик-вампир Тимми Валентайн сумел совершить невозможное – обменяться судьбой с двойником – Ангелом Смерти Эйнджелом.

Многого ли он добился, когда стал смертным?!

Нет больше запредельного Темного Дара песен...

Есть – сводящий горло страх смерти и судьба, обрекающая на новую встречу и новую схватку с Эйнджелом, обладающим вампирской сутью Тимми.

1856 год. Команда английского брига «Ковентри», узнав о загадочной болезни пассажирки Элеонор Эймс и о том, каким способом лечит ее возлюбленный, попросту сковывает несчастную пару цепями и бросает в холодные воды океана…

Откуда такая жестокость?

Чего испугались моряки?

Это предстоит узнать уже в наши дни участнику антарктической экспедиции журналисту Майклу Уайлду, обнаружившему тела молодых людей в глыбе льда.

Но чем дальше он ведет свое расследование, тем яснее понимает: не стоило тревожить погибших влюбленных. Потому что лед тает — и вместе с ним тает надежда членов экспедиции на избавление от чудовищной беды, обрушившейся на станцию, от которой вряд ли спасут даже самые современные лекарства и передовые научные знания…

Жители Дома без номера – люди, даже если на первый взгляд кажется, что это не так. Эта книга – роман, несмотря на то что каждая ее глава – отдельная история.

Жизнь гостей и жильцов Дома без номера – это зарисовки из нашей с вами реальности, хоть и замешанные на безудержной фантазии автора и щедро приправленные мистикой. И вплетенные в историю жизни и любви Привратника – рыжего кота Варцлава.

Именно этот Дом именно с этими жильцами мог возникнуть только в Питере – прочитав, вы поймете почему. Но Варцлав уже снова в пути – какой город станет следующим?

Сначала их было семеро. Семеро чёрных, как смоль, псов. Их вывели в монастыре, что бы они убивали. Убивали во славу Господа, потому, что они и есть Псы Господни. Убивали во славу Божьей Любви и Добра, исполняя Его Волю. Но, как понять, какова же на самом деле Божья Воля, и что есть Добро.

Солнце , жара , пляж , и море . В этом то море и завелось тварь которая пожирает купальщиков .

Предупреждение:

Внимание! В тексте сохранены авторская лексика и орфография

Севку нашли весной. Снег подтаял, огромные сугробы пожелтели, почернели, скукожились, оголилась чёрная земля с редкими жёлтыми прядками прошлогодних травинок. Мокрый снег стал по-весеннему тяжёлый и плотный, словно пластилин.

  Ночью двадцать первого марта береговые снега под давлением собственной массы сдвинулись, набирая скорость, и обрушились на речной лёд, обнажив глинистое основание берега, изрытое десятками каверн — летом там набирали глину огородники, на собственные, малые и не очень, нужды. А уже утром какой-то дед вызвал милицию.

Меня зовут доктор Освальд Хауз. Это моё последнее слово, так как сейчас я собираюсь умереть. Да, да! Именно умереть. Я не могу так больше жить, я не могу жить на этой земле со своим грехом. Этот грех можно искупить только смертью. Я загубил многие жизни, и я должен умереть, чтобы не навредить больше никому. Я оставляю эту записку тем людям, которые никогда не должны будут повторить мою страшную ошибку. Кто прочитает эту записку, никогда не должен говорить другим людям о том, о чём здесь говориться, потому что никто не должен знать, что сделал доктор Хауз. Я хочу поведать вам историю моего греха…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вячеслав Левенков

ЭНБ: критикуйте !

Глава 1.

...Пол года спустя, Звёздная система Эридан - 6, планета Альибон.

Крупнейший элитный курорт содружества.

Устало опустившись в кресло, начальник службы безопасности Межпланетного Содружества Вэл Грегорсон закрыл глаза. Уже около часа, как он прилетел на Альибион и заказал номер. Отпуск начался ! Хоть пару недель можно отвлечься от всех проблем и забот. Взяв пульт дистанционного управления номером, Вэл включил местную программу новостей. Hа экране появилось изображение очаровательной дикторши. Прибавив громкость, Вэл стал слушать последние известия из жизни Альбиона и в частности столицы города Азбора, где он и находился.

Е. П. Левенштейн

ВОСПОМИНАНИЯ ОБ И. А. ГОНЧАРОВЕ

[I]

Первые мои воспоминания о моем дяде относятся к 1855 году, когда мне было всего семь лет. Он тогда вернулся, после своего кругосветного путешествия, в свой родной город Симбирск, чтобы повидаться со своими родственниками. Я его видела тогда у моих родителей, и в моей памяти сохранились лишь кое-какие отрывочные воспоминания о нем. Помню только, что он много рассказывал о своем путешествии, из которого привез нам всем подарки, между прочим, замечательные японские картинки на рисовой бумаге. Он был в очень хорошем настроении, был любезен и внимателен ко всем. Он рассказывал много, но в конце говорил моей матери, что она лучше всего может прочесть то, что он рассказывает, в его "Путевых заметках"'.

Клод Леви-Стросс

Раса и история

СОДЕРЖАНИЕ

1. Раса и культура

2. Разнообразие культур

3. Этноцентризм

4. Культуры архаические и культуры примитивные

5. Идея прогресса

6. История стационарная и история кумулятивная

7. Место западной цивилизации

8. Случайность и цивилизация

9. Сотрудничество культур

1. Раса и культура

В собрании брошюр, направленных на борьбу с расовым предрассудком, может вызвать удивление обсуждение вклада человеческих рас в мировую цивилизацию. Вовсе не требуется посвящать талант и столько усилий доказательству, что при нынешнем состоянии науки ничто не позволяет утверждать об интеллектуальном превосходстве или же ущербности какой-либо расы по отношению к другой лишь ради стремления обнаружить, окольным путем вновь воплощая понятие расы, что большие этнические группы, составляющие человечество, внесли как таковые специфический вклад в общее достояние. Но подобное предприятие, увенчивающееся формулированием расистской доктрины навыворот, чрезвычайно далеко от нашего замысла. Когда пытаются охарактеризовать биологические расы, приписывая им особенные психологические качества, тем самым уходят в сторону от научной истины, будь то определения позитивного или негативного толка. Не надо забывать, что Гобино, из которого история сделала родоначальника расистских теорий, зачинал "неравенство человеческих рас" не количественным, но качественным образом. Для него изначальные крупные расы, образовывавшие человечество в его истоках белая, желтая, черная, - были неравны не столько по их абсолютной ценности, сколько по присущим каждой из них способностям. Согласно Гобино, порок вырождения вменялся скорее явлению метисации, а не той позиции, какую занимала каждая раса относительно прочих на шкале ценностей; он предназначался всему обреченному человечеству, без различения расы, по мере роста метисации. Но первородный грех антропологии состоит в смешении чисто биологического понятия расы (допуская, вообще говоря, что на этом ограниченном участке данное понятие может претендовать на объективность - что современная генетика оспаривает) и социологических, психологических продуктов человеческих культур. Достаточно было Гобино этот грех совершить, чтобы оказаться заключенным в инфернальный круг, приводящий от интеллектуальной ошибки, возможно и непредвзятой, к непроизвольному узаконению всяческих попыток дискриминации и эксплуатации.

Примо Леви

"МИМЕТЕ"

Перевод с итальянского Л. Вершинина

Больше всего я боялся, что трехмерный дубликатор "Мимете" попадет в руки Джилиберто. И так оно и случилось.

Ровно через месяц после того, как аппарат поступил в продажу, и за три месяца до запрещения применять его Джилиберто стал владельцем одной из самых последних моделей.

Джилиберто - типичный сын своего времени. Ему тридцать четыре года, он отличный служащий и мой старый друг. Он не курит, не пьет, у него лишь одна-единственная страсть - терзать неодушевленные предметы. В темной комнатушке, которую он торжественно именует мастерской, Джилиберто пилит, точит, паяет, клеет, полирует. Он чинит часы, холодильники, электробритвы, изобретает приспособления для включения по утрам термосифонов, фотоэлектрические замки, акустические морские зонды. Ни одна машина не продержалась у него больше двухтрех месяцев. Он их беспрестанно смазывает, перекрашивает, разбирает и собирает, видоизменяет и дополняет. Потом это ему надоедает и очередная машина идет на продажу. Его жена Эмма переносит его причуды с удивительным спокойствием и долготерпением.