Спасибо, мы сами

Сергей Чекмаев

СПАСИБО, МЫ САМИ

Когда на твой вопрос отвечает философ, перестаешь понимать вопрос.

Андре Жид

Сначала их было двое в пустой комнате - Наблюдатель и Палач. Первый выглядел усталым и отрешенным, второй же, наоборот, казался собранным... последний раз его призывали очень и очень давно. Не то, чтобы он соскучился по работе - не та у него была работа, чтобы любить ее и скучать, - он просто засиделся без дела. Но правила есть правила, их никто еще не отменял. Оба знали, какие вопросы обязан задать Палач, и что должен отвечать призвавший его Наблюдатель.

Другие книги автора Сергей Владимирович Чекмаев

Сатанисты, получившие от своего Властелина невероятную, чудовищную Силу...

Маги, предводительствующие темными сектами — и высасывающие души своих последователей...

Амазонки, снова и снова готовые жестоко обрывать мужские жизни во имя Тайной Богини...

Зло, которое правит нашими улицами и городами не в сказках и легендах, но — в реальности.

Зло, которое завладеет нашим миром — если на помощь не придет сверхсекретная спецслужба со странным названием «Анафема»...

Что будет, если Клуб самоубийц из рассказов Стивенсона воплотится в современной России и сразу же шагнет во всемирную Паутину? И из декадентского развлечения для любителей пощекотать себе нервы превратится в зловещее подобие тоталитарной секты? Что будет, если ее создаст самозваный духовник и недоучившийся психолог? И кто сможет остановить его, когда он захочет сделать отсрочку от суицида прибыльным бизнесом?

Продолжение нашумевшего романа Сергея Чекмаева «Анафема» и лучшие рассказы за отчетный период – десятилетие творчества автора – под одной обложкой.

2033 год. Немногие пережили последний день человеческой цивилизации, когда рукотворное пламя вспыхнуло «ярче тысячи солнц» и вся Земля превратилась в радиоактивное пепелище. А те, кто годы спустя выбрались из подземных убежищ, уже не могли остаться прежними — их души выгорели дотла, а ядовитый пепел осел в сердце, покрыв его черной коркой: в нем больше нет места для любви и дружбы, жалости и сострадания. Законы нового Мира Пепла жестоки и неумолимы — здесь выживает не просто сильнейший, но самый беспощадный и бесчеловечный, готовый на любую подлость, любую низость, любое зверство.

Однако даже в этом радиоактивном аду еще остались те, кто сохранил в себе живую душу и искру человечности. Судьба свела их вместе — две жизни, два мира, двух людей…

Но людей ли?

Про рыбацкие и охотничьи байки знают все. Это когда собираются в пивнушке лысеющие мужики в болотных сапогах и камуфляже, и начинают, размахивая руками, хвастать друг перед другом несуществующими трофеями.

«А у меня во-о-от такая щука вчера сорвалась! Веришь?»

«Я зайца подстрелил на прошлой неделе. Не поверишь – размером с дога. Жаль ушел, зараза. Что б мне, если вру!»

Добыть невиданного зверя как обычно помешали некие досадные обстоятельства. А то бы я..! У-ух!

Рассказ опубликован в антологии «Гуманный выстрел в голову». «АСТ», «Ермак», 2004 г.

Изделие оказалось на удивление лёгким. Марк без посторонней помощи доволок контейнер до грузового люка, поставил на подъёмник и махнул водителю: поднимай, мол. И рывком запрыгнул в кузов. Снаружи фургон выглядел заслуженным ветераном, даже слоган «Еда всегда рядом, только позвони» чуть выцвел от солнца. На бампер нацепили какую-то побрякушку из тех, что вешают суеверные шоферюги, а поперёк заднего крыла красовалась надпись по грязи: «Помой меня!»

Как избежать ненужной и заранее обреченной на провал войны с соседями по Галактике, каждый из которых желает урвать себе систему-другую? Как пройти по тонкому лезвию слов, не соврав, но и не сказав истины? Читайте рассказ Сергея Чекмаева и Владлена Подымова о нелегких буднях Консула Империи людей.

Сергей ЧЕКМАЕВ

ДОТЛА

- Девушка, ну сколько можно!., - устало воскликнула стоящая передо мной пожилая дама с огромной, туго набитой сумкой.

Молоденькая медсестра, острой мордашкой чем-то неуловимо похожая на колли, не обращая внимания, звонко процокала каблучками вдоль по коридору. Очередь проводила ее осуждающим взглядом.

Был бы я нормальным больным, самое время начинать возмущаться: действительно, сколько можно! Получить медкарту в регистратуре - целый подвиг. Пока регистратор, неторопливая старушка - божий одуванчик, отыщет хотя бы одну, уже полдня пройдет. А приставленная к ней помощница то и дело бегает курить и крутить задом в рентгеновский кабинет. А очередь, конечно, знает все. Удивительно, с какой скоростью распространяется бесполезная информация! Кто, когда и зачем сказал вот этой спортивного вида молодой мамаше с низким грудным голосом, что в рентгене устанавливают новый аппарат для флюорографии, что понаехало аж пятеро молодых мастеров-наладчиков, а коллектив в поликлинике сплошь женский, даже хирург и гинеколог, так что сами понимаете... Только я не простой пациент.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Странно. Я всё же вернулся на Тсаворит. В то место, где родился.

Глеб Сергеевич подозвал, осмотрел меня с головы до ног, особо пристально глянул на разбитые кроссовки и, словно о чем-то сожалея, сказал:

— Сбегай домой. Жду завтра утром, — и отвернулся, не желая продолжать разговор.

Ему даже «спасибо» в ответ не скажешь: раскричится, развозмущается, что, дескать, его от работы отрываю, срываю производственный процесс, графики, сроки поставки и так далее, и так далее…

Б-ка фантастики и путешествия в пяти томах, т.3 (Приложение к журналу «Сельская молодежь»). М., «Молодая гвардия», 1965.

spellcheck by HarryFan, 28 May 2001

«Книжная полка», http://www.rusf.ru/books/: 11.07.2001 16:53

Алька снимает комнату у злой и вредной бабки и любит девушку Юлю. Кажется он ничем не отличается от других людей, но это только внешне…

Никогда еще весенний Вашингтон не казался ему таким прекрасным… Последняя весна, мрачно подумал сенатор Стилмен. Даже теперь, хотя слова доктора Джордена не оставляли места для сомнений, трудно было примириться с истиной. Прежде он всегда находил выход, пусть полный крах порой казался неизбежным. Если его предавали люди, он увольнял их, даже сокрушал в назидание другим. На этот раз измена таилась в нем самом. Так и кажется, что чувствуешь тяжелый ход своего сердца, а вскоре оно и вовсе остановится. Нет никакого смысла готовиться к президентским выборам; хорошо, если он доживет до выдвижения кандидатур…

В отдел новых поступлений музея "Богатства Вселенной", поступает экспонат, который ставит в тупик всех его работников…

Рассказ написан для конкурса «Дефис-2», на тему «Освоение Луны». А точнее, о том, как это освоение могло бы начинаться… В финал не вышел.

Много лет тому вперед. Рассказ был написан для проекта «Ташлинский счет», но в сборник не попал. Сюжет тесно связан с повестью братьев Стругацких «Стажеры», но и у тех, кто ее не читал, проблем с пониманием рассказа обычно тоже не возникает.

На этот раз судьба решила поэксперементировать с нашим юным другом Павером, даровав ему возможность насладиться потоком приключений. Но да будет вам известно, что приключения это не всегда приятное времяпровождение.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Чекмаев

ТРИ ПОДАРКА

Яркий, по настоящему весенний сон оборвался неожиданно: за окном приветливо загрохотал отбойный молоток. Олеся, ничего не понимая спросонья, с ужасом цапнула со столика будильник.

Он показывал без четверти десять и молчал, как партизан на допросе. Не услышать сигнал было невозможно - пронзительный писк поднимет и мертвого значит, его просто забыли вечером завести. Но пусть даже сломался - теперь уж не важно... Кому интересно слушать сбивчивый лепет с отмазками... сломался, пробки, лифт застрял...

Сергей Чекмаев

ВОПРОС ВЕРЫ

Сегодня я заступил на смену поздно. Троллейбус полчаса торчал в пробке на Крымском мосту, и я опоздал. Валерка, студент 2-го Меда и старый Кириллыч, - предыдущая смена - уже ушли. От них на дежурном столе, заляпанным бесчисленными коричневыми кругами от чая, осталась лишь брошенная в сердцах связка ключей и смятая нервной рукой пачка "Магны". Большая жестяная банка из-под селедки переполнена скуренными до фильтра бычками. Чувствуется, ждали до упора. Только-только ушли, вон наш старенький "Рекорд" еще потрескивает своими лампами, остывая...

Священник Михаил Чельцов

Воспоминание "смертника" о пережитом

С 10 июня (нов. ст.) по 5 июля 1922 г. в Ленинграде происходил громкий процесс "церковников" во главе с Митрополитом Вениамином [1]. Судили до 100 человек, главным образом священников, но были и миряне - мужчины и женщины. Судили в Военном Трибунале, по делу о неотдаче церковных ценностей в пользу голодающих Поволжья, но по ст. 62 Уголовного Кодекса, обвиняя в контрреволюции - "в содействии международной буржуазии в целях низвержения Советской власти". 10 человек были присуждены к расстрелу, а именно: Митрополит Вениамин, епископ Венедикт [2], профессор Университета, бывш. присяжный поверенный Иван Михайлович Ковшаров [3], Архимандрит Сергий [4] (Шеин - из Правоведения и бывший член Государственной Думы), Ю. П. Новицкий [5], протоиерей Л. К. Богоявленский [6], бывший настоятель кафедрального Исаакиевского Собора, протоиерей Н. К. Чуков [7], бывш. настоятель Казанского Собора, Николай Александрович Елачич [8], бывш. секретарь Государственного Совета, Дмитрий Флорович Огнев [9], бывш. сенатор последнего времени, и я, Михаил Павлович Чельцов, бывш. настоятель Троицкого Измайловского Собора и Председатель Петроградского Епархиального Совета.

Дмитpий Чела

Hаучи меня, папа!

* * *

Анатолий Иванович Сеpбин, невысокий плотный мужчина 40 лет, угpюмо шагал по улице, никого не замечая. Он сталкивался с идущими и упpямо не pеагиpовал на их недовольные pеплики. Ему было не до этого. Только что он побывал в школе, где училась его 13-летняя дочь и...

Анатолий Иванович pезко остановился, пытаясь воскpесить в памяти увиденное им полчаса назад. "Hет, ну как такое могло случиться?". И он мысленно веpнулся к школьному коpидоpу, по котоpому шел в ожидании встpечи со своей Валькой...