Спасательный рейс

Влад Чопоров

Спасательный рейс

Чахлый звездолет, всхрапывая и тряся соплами, пятился от Гончих Псов. Его владелец и капитан Рей -- крепкий, жилистый мужчина с едва появившейся проседью на коротких, стриженных под ежика волосах -- сидел на камбузе звездолета, чистил картошку и ругал свою сволочную жизнь. И надо признаться, было за что. Еще два дня назад картина будущего представлялась прекрасной и безоблачной. Ровно сорок восемь часов назад его каботажник рухнул на поле космопорта Венасити -- главного в созвездии Гончих Псов -- с полными трюмами редких металлов. Загнав груз посреднику и отпустив ребят в город отдохнуть, Рей сел подсчитывать прибыль. Хватало и на премиальные команде, и на ремонт посудины, и даже после этого половина денег оставалась в кубышке. И тут началось...

Другие книги автора Владислав Чопоров

Литеpатуpный конкуpс

ОВЕС-УЖАС-99

pабота N 10

(c) Леонид Каганов

Сон мальчика

Здpавствуйте мои маленькие человеческие личинки! Сегодня я pасскажу вам истоpию, котоpая потpясет вас до глубины души и будет тpясти до самой стаpости! Истоpию, от котоpой у вас сеpдце уйдет в пятки и там застpянет, глаза вылезут на оpбиту, а моpоз пpойдет по подоконнику! Слушайте и бойтесь!

* * *

Одному маленькому мальчику темной-темной ночью пpиснился стpашный сон. Ему пpиснилось, будто его поймал лифт, деpжит за ухо и большой зажигалкой жжет ему пуговицы на куpточке. Маленький мальчик в ужасе и слезах пpоснулся и стал слезы вытиpать, а как вытеp - глядит - на куpточке все пуговицы обгоpелые, а на полу следы огpомных лап.

Они — универсальные солдаты. Они — прошедшие уникальное обучение машины смерти. Они умрут все. Они в совершенстве освоили искусство проникать туда, куда нельзя проникнуть, и выполнять то, что невозможно выполнить. Их набрали откуда угодно — вытащили из тюремной камеры, вырвали из лап смерти. Они готовы погибнуть друг за друга, но знают друг друга только по кличкам…

И снова понадобились те, кто не мигая глядит в глаза Смерти.

И снова бросают их в кровавый ад. И снова им предстоит сражаться и победить — какой бы дорогой ценой ни досталась победа. Огонь ведется на поражение. Отсчет пошел…

Влад Чопоров

Ода кухне

Для чего нужна кухня? Для того, чтобы приобщать картошку и свеклу к красоте геометрии, придавая их свободным формам геометрическую красоту куба, готовя их к встрече с бульоном. Каббалистическими заклинаниями, тайным знанием читаются бабушкины рецепты.

И безумствует совершенством палитры белая густая сметана, вмешиваемая в багровость борща. Кулинарной музыкой звучит шипение яичницы на шкварках. Ароматы пищи просачиваются даже через закрытую кухонную дверь. И наполняют дом ароматом Дома.

Влад Чопоров

Конкypс КЛФ - мой pассказ

Что написано Пером...

Гипотезой о том, что

история человечества

сильно растянута, навеяно...

Пер был здоровым и физически сильным первобытным человеком. Да и как не быть сильным, когда являешься владельцем и единственным работником местной газеты. Особенно Пер гордился тем, что ничто не могло помешать его газете выходить строго раз в три дня. Первый день он ходил по округе и собирал новости, второй - на подходящем камне высекал клинописью газетные статьи, а на третий - взвалив газету на себя, ходил с ней по округе и давал почитать всем желающим за соответствующую мзду. Можно было, конечно, нанять небольшого домашнего динозавра для перевозки газеты, благо, что их пастбище находилось совсем рядом с домом Пера. Hо газетный бизнес приносил не такой уж большой доход, поэтому владелец газеты старался избегать лишних расходов.

Владислав Чопоров.

ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ.

повесть.

"Эскапист никогда не станет поклонятся

вещам, он не сделает вещи своими неиз

бежными хозяевами или неумолимыми

богами." Дж. Р. Р. Толкиен

ГЛАВА 1.

Кто я.

Гость появился в моем доме так неожиданно, что, если бы он хотел убить меня, то я не успел бы даже пошевелиться... По-моему, это очень хорошее начало для произведения. До того, как я сел писать эту повесть, мне казалось, что стоит написать такую фразу и вслед за ней, будто нанизанный на ниточку, вытянется из памяти весь рассказ о произошедших со мной событиях. Hо, во-первых, данный мемуар все-таки не является детективом. И обманывать читателя яркими фразами в начале не хочется. А во-вторых, я не уверен в том, что я хороший писатель. Раньше я хотел поразбросать по всей повести описания и себя, и общества, в котором живу. Hо теперь боюсь, что забуду рассказать о чем-нибудь важном. А еще больше я боюсь того, что читателю совсем неизвестны реалии моего мира. Поэтому обо всем этом хочу упомянуть до основного повествования. И буду надеяться, что когда-нибудь человек, умеющий читать, наткнется на этот текст. И, может от скуки, а может из любопытства, прочтет его.

Влад Чопоров

Мушкетеры десять лет спустя

Самым неприятным в законе подлости является непредсказуемость его проявлений. Вот лет пять назад я был полностью доволен жизнью -- теща жила в тысяче километров от меня. И виделись мы с ней раз в год. А сегодня с утра просыпаюсь один, на столе записка "Мама приболела, я нульнулась к ней. Hа кухне для тебя подробная инструкция." Hет, конечно, надо быть сумасшедшим, чтобы не любить новые технологии. Hо за последние пару лет, когда нуль-транспортировка стала по цене доступна всем, милая моя теща Марья Hикитична успела меня серьезно достать. То сама к нам на выходные свалится и давай зудеть, когда же мы, такие-сякие, ее внуками радовать будем, а то по всякому пустяку жену мою к себе зовет: "Расхворалась я, приезжай, доченька." А на самом деле Марью Hикитичну в плуг вместо лошади запрягать можно. А поди скажи это кому-нибудь, враз отучат рот открывать.

Чопоров Влад

HЕФОРМАЛ

(фантастический pассказик)

Собираясь на встречу подпольщиков я постарался замаскироваться как можно лучше, чтоб никто и не заподозрил меня в революционной деятельности. Кожанная мешковатая куртка со множеством различных значков сразу сделала мою фигуру неотличимой в толпе от других. И теперь прохожим сложно будет разглядеть, что объем мышц у меня несколько меньше, чем должно быть у полноценного члена общества. Хотя, от тяжести этой куртки я с каждым днем становлюсь всё крепче и крепче!

Чопоров Влад

Сумеречный Дозор

пpосто паpодия

С уважением к пародируемым авторам.

Разрешено к распространению...

Hочной Дозор.

Разрешено к распространению...

Дневной Дозор.

... Твою мать...

Сумеречный Дозор.

Станция "Тульская" была как обычно малолюдна. Воха про себя отметил мудрость руководства Дозора, которое разместило явочную квартиру так, чтобы по пути легко можно было отследить хвост. Выбравшись из-под земли на улицу он на минуту замер, оглядываясь по сторонам. Как быстро меняется Москва - в последний раз, когда он был здесь, вокруг метро была большая открытая площадка. Теперь же по соглашению между Дозорами какие-то глухие заборы подкрались почти к самому метро. От построенного Дневным Дозором рынка ощутимо накатывалась волна напряжения, а роллер-центр, для равновесия возведенный Hочным Дозором, находился дальше и воздействовал слабее.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Неизвестный человек распространяет бюллетени, в которых рассказывает правду о товарах, опасных для потребителей. Узнав об этом, промышленный магнат Мервин Грей решает найти таинственного издателя и использовать его талант в своих целях.

После того рокового случая мы так ни разу и не появились перед публикой. Нашей, когда-то популярной рок-группе дорога на сцену теперь закрыта практически навсегда.

Тот, кто хотя бы раз испытал миг сценической славы, нас поймет — бацилла этой проклятой лихорадки неизлечима! Поэтому, в надежде на возвращение, мы собираемся иногда все вместе у кого-нибудь из нас дома, чтобы поиграть в свое удовольствие. А перед тем тщательно осматриваем комнату, чтобы в ней — избави бог! — не оказалось какой-либо живности: вроде мухи, таракана, комара. Иначе, если о том станет известно, мы все понесем суровое наказание, вплоть до тюремного заключения, ибо музыка когда-то знаменитого на всей планете «Дископопа», победителя многочисленных фестивалей и конкурсов, обладателя кубка «Музыка века», жестоким буллическим решением Международного экологического суда оказалась под полным запретом для всего живого.

Гюнтер Бейкер вел машину предельно осторожно. Не только потому, что он немец, а немцы, как известно, славятся своей аккуратностью. Внимательность и старание Гюнтера, которые он выказывал за рулем, объяснялись еще и тем, что дорога змеилась по узкому, опасному горному склону, а «фольксваген» был новеньким, купленным всего лишь на прошлой неделе.

Колючая изгородь военной базы «Реттунг»[1] осталась позади, и в смотровое стекло на горизонте стали видны городские постройки.

Со стороны могло показаться, что по широкому карнизу, опоясывающему зимний сад, гуляют друзья. Двое бережно придерживают за локти приятеля, немного перебравшего с хмельным, а еще один идет впереди, время от времени широко улыбаясь редким пассажирам, которые без дела слоняются по всему карантину в одиночку, парами или же со всем своим многочисленным семейством.

Малолетний карапуз носится от стены к стене, его ловят две конопатые девицы постарше, а родители, ласково поглядывая на их забавы, медленно шествуют вдоль прозрачной стены, за которой зеленеет растительность зимнего сада. Пронзительный детский крик — старшие сестры наконец поймали карапуза — бьет по ушам, отдается гулким эхом в пустой голове, но при этом разгоняет искристый туман, который мешал связно лепить мысль к мысли. Наконец извилины понемногу очистились от липкой мути, и вскоре я полностью пришел в чувство. Однако продолжал тупо переставлять ноги, мотал в такт шагам головой, при этом лихорадочно соображая, куда меня ведут эти странные похитители.

     В четверть двенадцатого вечера 6 ноября 1879 года, торопливо сворачивая у старинно-го водохранилища на Пятую авеню с одной из пересекающих ее улиц, я врезался в кого-то, кто двигался мне навстречу.

     На углу было очень темно, так что я не мог разглядеть, с кем имел честь столкнуться. Тем не менее, мой привыкший быстро реагировать ум успел, прежде чем я опомнился от неожиданности, отметить несколько вполне определенных фактов, касающихся того встречного.

Игра шла вяло. Перед каждым из игроков лежало по равной кучке разноцветных фишек, несмотря на то, что шел третий час игры. За столом сидело четыре человека, не больше и не меньше, как и полагается в классическом покере. Все четверо были пассажирами «Тускароры», трансокеанской громадины, делающей свой очередной рейс из Европы в Австралию. Познакомились они на лайнере и уже вечером того же дня засели за столик в дальнем углу малого салона, иногда равнодушно поглядывая на тени танцующих в соседнем зале.

По коридорам, башням и залам загадочного замка носится на мотоцикле Джо. Он знает, что никогда не выходящий из своего кабинета Максимилиан — плод его воображения, но никак не может это ему доказать.

Максимилиан думает совершенно иначе… И замок, и Джо он считает своим творением…

Время — основа бытия. оно вечно, неизменно, постоянно. сия материя состоит из четырех сторон света, двадцати восьми морей, воздуха, людского сознания и соткана искусной мастерицей Судьбой.

Нитки для этого ковра собирались отовсюду, каждая из них терпеливо ждала своей спутницы, ждала долго, понимая, что пропусти всего лишь одну — и рисунок никогда не будет закончен.

Но Судьба терпелива, упорна, настойчива.

Она способна ждать тысячи лет, только чтобы правильно соединить две ниточки в орнамент, не имеющий начала и конца.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Влад Чопоров

Старые вещи

(из историй Второго Могильщика)

Почему в дешевых ганстерских фильмах пистолеты хороших парней всегда метче таких же пистолетов плохих? Я раньше думал, что это всего-лишь расхожий штамп. Раньше, до того, как этот парень пустился в долгое путешествие по вечности с кратковременной остановкой на моем кладбище.

Старые вещи, наши любимые вещи. Что мы успеваем узнать о них, пока живы? Он узнал многое в свои последние минуты...

Влад Чопоров

В городе Киеве

pассказик

Как обычно после бессмысленного сидения на работе и утомляющей беготни по магазинам Галине Сергеевне предстояло решить, как добираться домой. Трясясь в стареньком автобусе, она напряженно раздумывала, какой путь выбрать. Можно было, выйдя через несколько остановок, перебраться, ругая наглых водителей, через шумный и обессветофоренный проспект на другую сторону, и там сесть в усатый троллейбус, который сперва начнет нарезать круги по городу, а потом выплюнет ее с другого края родного квартала. И придется топать темными дворами, едва освещаемыми светом из окон. Другой путь намного короче и спокойней. Выйдя на той же самой остановке, можно нырнуть в дырку в заборе некогда важного, а теперь уже несколько лет как обанкротившегося и абсолютно заброшенного завода. И через десять минут уже будешь дома. Только одна причина заставляла Галину каждый раз решать, какой путь избрать. Страх. И так сердце обмирает идти мимо обветшалых коробок цехов, в которых время от времени что-то гремит или скрипит. А сейчас, зимой, в вечерней темноте - так и вообще помереть можно от ужаса.

Влад Чопоров

Вася и машина времени

Вот Вы говорите, что закон должен быть для всех одинаковым. А я с Вами, пожалуй, не соглашусь. Да не кипятитесь Вы так. Понятно, что когда речь идет про имеющих и власть, и народ, так вроде мысли ваши хороши. А когда обычный человек под эту "дуру лекс" попадает, то тут не о справедливости речь надо вести, а о прокрустовом ложе. Давайте я расскажу, что с одним приятелем моим случилось, с Васей.

Чопоров Влад

Великий Бур в лесу Бианы

М.Зислису

посвящается.

Тихо в старом лесу. Только старые дубы скрипят, жалуясь на свой возраст, да с тихим шелестом падают осенние листья на пустынную дорогу. Одинокий путник ворошит носками сапог листву, не дает ей покоя. И закат цвета опавшей листвы пробивается сквозь лес, и словно нет во всем мире другой цели для странника, кроме этого заката.

Старый дорожный мешок болтается на плече, большая широкополая шляпа так низко надвинута на глаза, что невозможно разглядеть лицо. Молод он или стар? Hе понять. И не понять, что выгнало его из дома в дорогу, как не боится он идти один в сторону Темных Земель. Еще час- и станет темно в этом тихом лесу. Hочью же никто не назовет его тихим. Полезет из леса на дорогу визгливая нечисть в поисках своей законной добычи. И тогда уже надейся только на себя. Здесь, в Пограничье, выживает сильнейший.