Сожгите наши тела

Сожгите наши тела

Вопросы без ответов. Семья без прошлого. С самого рождения у Марго была только ее мама, и, хотя отношения у них не складываются, они вынуждены уживаться друг c другом в старой запущенной квартире.

Но Марго этого мало. Она хочет иметь настоящую семью, семью с историей. И когда она находит фотографию, указывающую на город под названием Фален, она отправляется туда – вот только получает совсем не то, на что рассчитывала.

Мать Марго покинула Фален не случайно. Для того ли, чтобы скрыть прошлое? А может, она хотела защитить от этого прошлого Марго?

Отрывок из произведения:

Я чиркаю зажигалкой, и между пальцев расцветает огонек. В такую-то жару. Стоит конец июня, и вездесущее солнце низко нависает над землей. Но меня это не останавливает. Пламя неровно трепещет в руке.

Свеча, которую я зажгла утром, стоит на журнальном столике. Ароматизированная, с запахом гвоздики и хвои, – мама стащила ее на работе еще в прошлом году, но мы до последнего оттягивали, жгли вместо нее остальные запасы. Простые чайные свечки или высокие церковные, которые мама принесла из церкви. Но запасы подошли к концу, и в коробке, которую она хранит под кроватью, осталось только это рождественское убожество с навязчивым, приторным запахом. Но правила есть правила. Правила нарушать нельзя.

Популярные книги в жанре Современная проза

- А вот послушай-ка, Игорь: "Водолеям предстоят удачные выходные. Их ждут приятные встречи и радостные неожиданности. Однако у них возможны проблемы с нижними конечностями - травмы или обострения хронических заболеваний."

- И это называется - удачные выходные? Со сломанной ногой или обострившимся варикозом? Сто раз тебе говорил - не читай эту бредятину! Одни дураки эти идиотские гороскопы пишут, другие дураки... в основном, дуры... читают!

Вспомнила, как мы с братом ловили певчих кузнечиков, сажали их на ствол сосны, и они, думая, что это травинка, ползли всё вверх и вверх, а потом хором пели на ветках, не умея спуститься, не решаясь спрыгнуть. И вдруг поняла: эта сосна — русская поэзия.

Ой, а чё это вы себя в туалете повесили?

А у меня тут доска почета.

А кем вы работаете?

Поэтом.

И мы стали делать каждый свою работу: сантехник — чинить унитаз, я — переписывать набело стихи в дневник.

Перевод с французского И. Макарова

Повесть Франсуа Эмманюэля «Человеческий фактор»— психологическая (и почти детективная) история, где разгадка душевного состояния человека невозможна без обращения к прошлому, к событиям Холокоста. Повесть основана на подлинных исторических документах.

МНОГО лет назад на дюнах недалеко от моря стоял маленький рыбацкий домик. Там у окошка дни напролет сидела Мария, жена рыбака Рика, и пряла свою пряжу, глядя в море. Была она высокая и стройная, со смуглым лицом и золотыми волосами, а глаза ее, оттого что все время смотрели на море, были как вода: в ясный день — синими, в хмурый — зелеными, а когда бушевала буря — черными.

И вот однажды, когда глаза Марии были черными, а на море свирепствовал ураган, рыбацкое суденышко пошло ко дну, и никто никогда больше не видел рыбака Рика. Мария так горевала, что глаза ее остались на всю жизнь черными. Море теперь напоминало ей о погибшем муже, и она пересела прясть к другому окошку, которое выходило на дюны, а там стояло аббатство.

— Да, но так хотел Бог! — ревет толстяк в сутане, впиваясь раздутыми подагрой пальцами в выщербленную столешницу. Его лицо налито кровью, глаза выдавлены из орбит.

В руках поэта пистолет.

— Что ты знаешь о жизни! — кричит поэт — Ты!.. Ты — сюрреалистическое дерьмо! Вы опоили мир мифами и иллюзиями! Вы заглушили чистые звуки земли магической какофонией небес! Вы поклоняетесь могилам, костям, руинам и орудиям пыток! Вас больше нет, но ваша вонь въелась в холсты и бумагу, которые волочатся за вами ядовитым шлейфом! Логос зла — да пребудет с вами!!!

Канарейка в птичьей клетке, на пугале — ботинки в сетку, такая в те годы ходила присказка, но еще большую жуть, чем эта бурая вязь кожаных тесемочек, избороздившая ему подъемы ступней, наводил грубый перестук каблуков — тук, тук, тук — у меня за спиной утром и вечером, по дороге из дома в школу, из школы домой и обратно, по четыре раза на дню, изо дня в день. Порой, переходя дорогу на красный свет, чтобы хоть как-то помешать преследователю, я спрашивала себя, зачем так упорно он обувает на занятия эти выходные ботинки, всегда безупречные, надраенные до блеска, неважно, что полопались швы. Ни к чему были ему каблуки, нелепое дополнение к его вечным спортивным штанам из синей синтетики, потому как парень был очень высокого роста, по одного этого недостаточно, чтобы захотелось проникнуть в тайну его заурядного бытия.

По свидетельству Н. Станевой замысел новеллы возник в 1967 г. как «Повесть о восточном человеке и западной даме», героями которых сначала предполагались русский солдат Ваня и красавица полька, замененные потом болгарином и иностранкой В ранних вариантах преобладали фантастические и романтические элементы: беседы героя с рыцарем Фридриха Барбароссы на лунной дорожке, попытка героини отравить т художника (автор даже предполагал озаглавить рассказ «Теофано-отравительница») и т. п. К началу 1975 г. повесть приняла строгие реалистические очертания, когда писатель окончательно уяснил для себя ее тему.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Братья Эмиль и Брайтон обожают Чароходов – небожителей, призванных избавить мир от смертоносных призраков. В то время как Чароходы рождаются со сверхъестественными силами, призраки насильственно крадут способности у магических существ, находящихся под угрозой исчезновения.

Вскоре после самого мрачного столкновения Чароходов и призраков общество начинает притеснять небожителей, и в этой атмосфере страха призраки становятся все смелее.

Брайтон мечтает обрести силу и стать одним из Чароходов, а Эмиль просто хочет, чтобы война наконец закончилась. Когда в случайной драке Эмиль проявляет редкий дар, он обретает славу, о которой всегда мечтал Брайтон, и присоединяется к Чароходам…

Ли Сэндэрс убеждена в том, что ее мать, совершив самоубийство, превратилась в птицу. После трагедии Ли отправляется на Тайвань, чтобы встретиться с бабушкой и дедушкой, которых она никогда не видела. Ли верит, что именно здесь найдет свою мать-птицу. И именно здесь ей предстоит столкнуться с призраками прошлого и раскрыть тайны, окутывающие ее семью много лет.

Когда ковчег начал аварийный сброс колонистов, мне не повезло трижды.

Первый раз, когда защитные Руны Кел сбили мою капсулу над запретным Кругом.

Второй, когда она разбилась недалеко от гробницы Белого Дьявола.

И третий – когда я полез в логово раненого найтволка и нашел там Звездную Кровь.

Другие Восходящие посчитали бы, что это и есть везение, но я скажу так: надо было не трогать то, что плохо лежит, тогда, глядишь, остался бы нормальным человеком.

А теперь приходится разгребать всякое, ведь тот, у кого есть Скрижаль, Атрибуты и Руны – не просто земной колонист в очень странном мире. Тем более, если у него чужой голос в голове…

Одри Дефо привыкла бежать. Ее семья убита, родной брат – худший из кошмаров. Потомственная ведьма, Верховная вырезанного ковена, Одри вынуждена воровать, чтобы выжить.

Руны, подсказывающие дорогу, приводят ее в Берлингтон, где страшные убийства расследует скромный капитан Коул Гастингс. В убийствах явно заметен след магии, и Одри не может остаться в стороне. Что ждет Верховную – величие или забвение? Главы других ковенов не оставят ее возвращение в родные края без внимания.