Сосед по палате

Владимир Богомолов

"Сосед по палате"

Рассказ

- К вашему сведению, папиросами я недавно торгую, а до этого двадцать три года в органах прослужил, честно и безупречно! Двадцать три года с врагами боролся, и, заметьте, - в самые трудные времена. Должность небольшую, конечно, занимал, но ответственность огромная... вот, поседел даже... Я ведь не только нашего брата Савку, я ведь и начальство тоже оформлял - профессоров там всяких, да и генералов... Я хоть и не теорик, но политику насквозь понимаю и на практике все могу... А когда эта бериевщина обнаружилась, меня и попросили. Двадцать три года, честно и безупречно, и вот пожалуйста - отблагодарили!.. Под самый корень подсекли, а позвольте узнать: за что?!. Говорят, по непригодности, а я и спрашиваю: как же двадцать три года был пригоден?.. Говорят, по недостаточной грамотности, мол, кругозор маловат, а я и спрашиваю: как же двадцать три года был достаточным?.. Тогда мне и заявляют: приказ министра! А я им и говорю: а если бы министр приказал меня расстрелять, вы бы расстреляли?.. Вот то-то и оно! И не потому, что пожалели бы, не-ет!.. Просто это было бы нарушение соцзаконности, а теперь за это кре-епенько бьют!..

Другие книги автора Владимир Осипович Богомолов

Предлагаемый вниманию читателя двухтомник прозы Владимира Богомолова (1926—2003 гг.) — т. I «Момент истины», т. II — «Сердца моего боль» — наиболее полное собрание произведений выдающегося русского писателя. В первый том вошел знаменитый роман «Момент истины» («В августе сорок четвертого...»), ставший сразу после публикации международным бестселлером и переведенный более чем на пятьдесят иностранных языков. Настоящее издание романа (114-е по счету) впервые сопровождается документальными материалами из архива В.О. Богомолова, относящимися как к творческой биографии самого писателя, так и к «биографии» книги. Второй том, «Сердца моего боль», включает знаменитые военные повести и рассказы В.О. Богомолова: «Иван», «Зося», «Первая любовь» и др., а также главы из не публиковавшегося еще романа «Жизнь моя, иль ты приснилась мне...».

Тексты двухтомника отобраны, подготовлены к печати и прокомментированы женой писателя — Р. А. Глушко

Знаменитый роман В. О. Богомолова, ветерана Великой Отечественной войны, «Момент истины» («В августе сорок четвертого…») переведен более чем на пятьдесят иностранных языков. Это произведение «о советской государственной и военной машине». Безупречная авторская работа над историческими, архивными материалами позволила точно и достоверно, вплоть до нюансов, воссоздать будни сотрудников спецслужб, а в сочетании с лихо закрученным детективным сюжетом заставляет читать роман на одном дыхании…

Повесть «Иван», опубликованная в 1958 году в журнале «Знамя», принесла автору признание и успех. Андрей Тарковский по повести снял знаменитый фильм «Иваново детство». Трагическая и правдивая, в отличие от сюсюкающих произведений, типа «Сын полка» В. Катаева, история мальчика-разведчика, погибающего от рук немцев с полным сознанием исполненного профессионального долга, сразу же вошла в классику советской прозы о войне.

Предлагаемый вниманию читателя двухтомник прозы Владимира Богомолова (1926—2003 гг.) — т. I «Момент истины», т. II — «Сердца моего боль» — наиболее полное собрание произведений выдающегося русского писателя. В первый том вошел знаменитый роман «Момент истины» («В августе сорок четвертого...»), ставший сразу после публикации международным бестселлером и переведенный более чем на пятьдесят иностранных языков. Настоящее издание романа (114-е по счету) впервые сопровождается документальными материалами из архива В.О. Богомолова, относящимися как к творческой биографии самого писателя, так и к «биографии» книги. Второй том, «Сердца моего боль», включает знаменитые военные повести и рассказы В.О. Богомолова: «Иван», «Зося», «Первая любовь» и др., а также главы из не публиковавшегося еще романа «Жизнь моя, иль ты приснилась мне...».

Тексты двухтомника отобраны, подготовлены к печати и прокомментированы женой писателя — Р.А. Глушко

Первые черновые наброски романа «Жизнь моя, иль ты приснилась мне…» В.О. Богомолов сделал в начале 70-х годов, а завершить его планировал к середине 90-х. Работа над ним шла долго и трудно. Это объяснялось тем, что впервые в художественном произведении автор показывал непобедную сторону войны, которая многие десятилетия замалчивалась и была мало известна широкому кругу читателей. К сожалению, писатель-фронтовик не успел довести работу до конца.

Данное издание — полная редакция главного произведения В.О. Богомолова — подготовлено вдовой писателя Р.А. Глушко и впервые публикуется в полном виде.

Тема Великой Отечественной войны в литературе еще долго будет востребована, потому что это было хоть и трагическое, но единственное время в истории России, когда весь народ, независимо от национальности и вероисповедания, был объединен защитой общего Отечества и своих малых родин, отстаиванием права на жизнь и свободу.

 Предлагаемый вниманию читателя двухтомник прозы Владимира Богомолова (1926—2003) (т. I — «Момент истины», т. II — «Сердца моего боль») — наиболее полное собрание произведений выдающегося русского писателя. Второй том, «Сердца моего боль», включает знаменитые военные повести и рассказы В.О. Богомолова: «Иван», «Зося», «Первая любовь» и др., документы из его личного и творческого архива, а также главы из не публиковавшегося еще романа «Жизнь моя, иль ты приснилась мне...», которые, без сомнения, будут признаны одной из вершин творчества писателя. Вместе с героями романа мы переживаем победную весну 45-го в Германии (автор, как и в «Моменте истины», виртуозно имитирует подлинные документы эпохи), переносимся на Дальний Восток (война с Японией) и на Чукотку — начинается противостояние с Америкой. Молодой старший лейтенант Федотов, судьба которого объединяет несколько книг романа, — прямое продолжение полюбившихся читателю героев «Момента истины» и «Зоси».

 Предлагаемый вниманию читателя двухтомник прозы Владимира Богомолова (1926—2003) (т. I — «Момент истины», т. II — «Сердца моего боль») — наиболее полное собрание произведений выдающегося русского писателя. Второй том, «Сердца моего боль», включает знаменитые военные повести и рассказы В.О. Богомолова: «Иван», «Зося», «Первая любовь» и др., документы из его личного и творческого архива, а также главы из не публиковавшегося еще романа «Жизнь моя, иль ты приснилась мне...», которые, без сомнения, будут признаны одной из вершин творчества писателя. Вместе с героями романа мы переживаем победную весну 45-го в Германии (автор, как и в «Моменте истины», виртуозно имитирует подлинные документы эпохи), переносимся на Дальний Восток (война с Японией) и на Чукотку — начинается противостояние с Америкой. Молодой старший лейтенант Федотов, судьба которого объединяет несколько книг романа, — прямое продолжение полюбившихся читателю героев «Момента истины» и «Зоси».

Владимир Богомолов

"Участковый"

Рассказ

- Утром я обход делаю, чтобы начальству доложить, что на участке порядок. А тут дворник бежит. "Иди, - кричит, - Стратоныч, скорее в барак нарушение!" Бегу во весь дух, а чего бежать - они уж холодные. Вот он шерлак-то, невежество наше! С одной поллитрухи все трое окачурились!.. А ведь какие мастера были!.. Краснодеревщики! Цены нет!.. И закуска у них почти вся не тронута, так на столе и стоит! И колбаска осталась, и стюдень, и селедочка!.. Ну разве ж не обидно?!.

Популярные книги в жанре Советская классическая проза

Николай Флорович Сумишин

Голубизна

Рассказ

"Уроки" - первая книга молодого украинского писателя Николая Сумишина, издаваемая в переводе на русский язык.

В повести, давшей название книге, автор рассказывает о буднях педагогов и учащихся средней школы, показывает сложный духовный мир подростков, роль преподавателей в нравственном воспитании подрастающего поколения.

Рассказы Н.Сумишина - о жизни колхозников в послевоенные годы, о зарождении первого чувства любви, об ответственности взрослых за судьбы своих детей.

Юрий Визбор

Легенда седого Эльбруса

Очерк написан в соавторстве с В. Тамариным.

Документальный очерк

Эльбрус повидал на своем веку многое. По-разному относился к смельчакам, покорявшим его вершины. Но то, что произошло в начале февраля 1943 года, удивило даже его.

Сейчас все это окрашено в синие цвета легенды, хотя случившееся 17 февраля 1943 года для истории просто факт. Да и для двадцати смельчаков тогда это было обыкновенным боевым заданием.

Юрий Визбор

Он не вернулся из боя

Владимир Высоцкий был одинок. Более одинок, чем многие себе представляли. У него был один друг - от студенческой скамьи до последнего дня. О существовании этой верной дружбы не имели и понятия многочисленные "друзья", число которых сейчас, после смерти поэта, невероятно возросло.

Откуда взялся этот хриплый рык? Эта луженая глотка, которая была способна петь согласные? Откуда пришло ощущение трагизма в любой, даже пустяковой песне? Это пришло от силы. От московских дворов, где сначала почиталась сила, потом - все остальное. От детства, в котором были ордера на сандалии, хилые школьные винегреты, бублики "на шарап", драки за штабелями дров. Волна инфантилизма, захлестнувшая в свое время все песенное движение, никак не коснулась его. Он был рожден от силы, страсти его были недвусмысленные, крик нескончаем. Он был отвратителен эстетам, выдававшим за правду милые картинки сочиненной ими жизни. "...А парень с милой девушкой на лавочке прощается". Высоцкий "Сегодня я с большой охотою распоряжусь своей субботою". Вспомните дебильное - "Не могу я тебе в день рождения дорогие подарки дарить..." Высоцкий - "...А мне плевать, мне очень хочется!" Он их шокировал и формой и содержанием. А больше всего он был ненавистен эстетам за то, что пытался говорить правду, ту самую правду, мимо которой они проезжали в такси или торопливым шагом огибали ее на тротуарах. Это была не всеобщая картина из жизни, но этот кусок был правдив. Это была правда его, Владимира Высоцкого, и он искрикивал ее в своих песнях, потому что правда эта была невесела.

Юрий Визбор

Песни делает время

У нас была комната площадью в 12 метров, и жили мы в ней впятером. Тетка моя, только что эвакуированная из блокадного Ленинграда, откуда она присылала письма - "бейте коричневых зверей!", вставала раньше всех и первая включала радио. Ровно в шесть часов из черного бумажного репродуктора звучала песня тяжелая побудка военных лет: "Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!" И была она слышна и у соседей, и по всему Панкратьевскому переулку слышна была, и по всей Москве, и по всей стране 1942 года. С тех пор я не знаю песни, которая оказывала бы на меня такое сильное действие.

Юрий Визбор

ПОДАРОК

Началась эта история давно, с первых туристских походов, где мы все подружились с Ниной Налимовой. Училась она на географическом факультете, была яростным поклонником туризма и большим любителем песен. В августе 1952 года Нина уехала по распределению работать учительницей в удмуртское село. А мы продолжали учиться. Писала нам Нина коротко и редко. Но в январе, во время школьных каникул, она приехала на три дня в Москву. Прибежала в институт, ворвалась в читальный зал -здравствуйте, мальчишки! Аспирант, сидевший за ближним столом, недовольно поднял очки - в читальном зале разговаривают шепотом! Мы вышли в вестибюль. Нина о чем-то рассказывала, а мы стояли, переминаясь с ноги на ногу, то и дело поглядывала, а мы стояли, переминаясь с ноги на ногу, то и дело поглядывая на часы, и вяло поддерживали разговор: была сессия, и на следующий день предстоял экзамен. Нина уехала, сессия прошла, а вот неприятный осадок остался. Мы сами дивились - как это мы, друзья Нины, могли так сухо отнестись к человеку, у которого, наверное, много наболело на сердце, который ждал, что встреча с нами принесет ему радость. Нам было стыдно за себя. И вот в первый день студенческих каникул родилась идея - поехать к Нине. Поехать, не давая предварительной телеграммы, не спрашивая разрешения. Мы знали почтовый адрес и помнили, что 28 января - день ее рождения. Сложили стипендии, собрали рюкзаки и поехали.

Юрий Визбор

Свой голос

Я никоим образом не теоретик. И никакими теоретическими изысканиями не занимался. Я считаю, что мысль хороша тогда, когда она является сама, и нет ничего печальнее навязывания чужих мыслей. И еще один момент - общий и банальный: нет таких мыслей и слов, которые сделали бы из непрофессионала профессионала, из плохого поэта - хорошего или из хорошего отличного. Это мое глубокое убеждение. И поэтому каких-то тайн или откровений не ждите от меня, потому что я просто хочу поделиться достаточно практическими, во многом дилетантскими мыслями относительно того, что мы называем нашей песней или самодеятельной песней и т.д.

Юрий Визбор

ВЕЧНО СТУДЕНЧЕСКИЕ

Когда пишут или говорят о студенческих песнях, многие впадают в ошибку путают студенческие песни с туристскими. Давайте на этот раз не совершим ее. Студенческая песня сама по себе явление довольно значительное, и сужать ее до туристской тематики по крайней мере несправедливо. В студенческую пору обретает человек профессию, и песни студентов - как записки следующим поколениям: вот так мы жили, вот так мы любили, так мы верили в будущее.

НИК. ЗАРУДИН

Тридцать ночей на винограднике

Роман*1

"В союзе советов происходит борьба разумно организованной воли трудовых масс против стихийных сил природы и против той "стихийности" в человеке, которая по существу своему есть не что иное, как инстинктивный анархизм личности, воспитанный веками давления на нее со стороны классового государства. Эта борьба и есть основное содержание текущей действительности..."

М. Горький, "Правда", 21/V 31.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Владимир Осипович Богомолов - биографическая справка

(03.07.1926-30.12.2003)

"Владимир Осипович БОГОМОЛОВ родился в 1926 году в деревне Кирилловке Московской губернии. В 1941 году окончил семь классов средней школы. Участник Отечественной войны. В Действующей армии был последовательно рядовым, командиром отделения, помкомвзвода, командиром взвода стрелкового, автоматчиков, пешей разведки, - в конце войны исполнял должность командира роты. Награжден орденами и медалями. Автор получивших широкую известность и переведенных на десятки языков романа "Момент истины" ("В августе сорок четвертого..."), повестей "Иван", "Зося", "В кригере" и рассказов.

Богомолов Владимир Максимович

За оборону Сталинграда

Аннотация издательства: Четко печатая шаг, идет почетный караул пионеров по аллее героев, где у братской могилы день и ночь горит Вечный огонь. В руках у мальчиков автоматы - боевое оружие защитников города на Волге - сталинградцев. В суровые годы Великой Отечественной войны на берегах Волги развернулась грандиозная битва с немецко-фашисткими захватчиками. Она завершилась окружением и разгромом 22 фашистких дивизий. После Победы под Сталинградом Советская Армия погнала врага с нашей земли. Участники этой битвы награждены боевой наградой - медалью "За оборону Сталинграда", а город, он называется теперь Волгоградом, награжден орденом Ленина и Золотой Звездой Героя. Это - город-герой! О некоторых эпизодах Сталинградской битвы, о ее героях, о тех, кто боролся с фашистскими захватчиками за город на Волге и победил врага, рассказано в этой книге.

Раиса Трофимовна Богомолова

Лечение овощами

Источник текста - части 1 и 4 из книги:

Богомолова Р.Т. Огород во славу Божию. (Дача кормит, дача лечит).

Издательство Православного братства святого апостола Иоанна Богослова,

Москва, 2002, 381 стр.

Книга кандидата сельскохозяйственных наук Раисы Трофимовны Богомоловой "Огород во славу Божию", написана простым и доходчивым языком и обобщает последние достижения науки, опыт многих любителей-огородников, собственный опыт автора. Несомненный интерес представляют данные автора по лечению различных болезней овощами, собиравшиеся в течение 30 лет. Приведены молитвы, читаемые дома и на огороде, о получении высоких урожаев и защите от разных напастей. Заключает книгу обширный раздел рецептов о заготовках овощей, фруктов и ягод.

Богословский Дмитрий

-- ЗАHУДА -

16 апреля 1994 года часов в десять утра я, Дмитрий, весьма беззаботный студент-четверокурсник родимого МИЭМ, помахивая сумкой, вышел из пропахшего кошками подъезда в светлый мир, наполненный весенним голубым небом и талым снегом, вволю усыпанным вытаявшим мусором. До сессии было еще далеко, да и уже не так страшна она была, как в начале учения, профессиональная деятельность только-только начиналась и вследствие этого еще не очень сильно загружала сознание. Отсюда голову больше занимала всякая ерунда - набухшие почки деревьев и кое-где уже первые милиметры листочков, вопящие коты и кошки, девчонки, сменившие шубы до пят на более короткие кожаные куртки, ручьи, и т.п. Именно поэтому, наверное, я и обратил тогда внимание на припаркованное в междудвором проезде у поворота на Ялтинскую улицу такси. Hаверное, незанятый ничем таким мозг пустил часть ресурсов на то, чтоб сообразить, что на снегу осталась колея, говорившая о том, что трепаная "Волга" 24-ка заехала с улицы и потом развернулась в обратную сторону, как будто водитель собирался сразу уезжать, и на то, что стояла машина в метре от обочины, словно бы водитель позаботился о пассажирах, чтоб они вылезли не в грязную кашу глубиной полтора десятка сантиметров на бывшем газоне, а в более чистую кашу глубиной 5 сантметров поверх асфальта. Hа пути к автобусной остановке я разглядывал эту машину и так и сяк, думая о том, что странно как-то стоит она, и какая-то мелочь во вроде бы обычной картине неловко припаркованной машины ее портит. Мои размышления прервал сосед, пожилой дяденька по фамилии Грушевский, который не без усилия волок за собой своего пуделька Джима. Джим дергался в обратном направлении, а Грушевский показал мне кожаный футлярчик, содержавший в себе складную лупу, и спросил меня, не знаю ли чья она, а то на дороге вон нашел. Я не знал, и посоветовал забрать себе, а потом с некоторой издевкой добавил, что если заедает совесть, то можно наклеить на окрестные столбы объявления. Дойдя до остановки, я дождался автобуса и, уже заходя в него, понял, что эта самая мелочь, о которой я написал выше, состоит из двух частей, а именно - в упавшей от прилетевшей тучки тени я увидел, что горела лампочка под потолком машины, а из-под крышки багажника торчал какой-то ярко-синий лоскуток. Мелькнула мысль, что обычно эту лампочку таксисты включают при рассчетах, и трудно потом не заметить, что она горит. Hо тут же в автобусе на меня заверещала пыльная склочная старуха, мол, я прижал ее к стойке, и вообще вся молодежь страшные сволочи и сделали все, чтоб все пенсионеры не могли жить, а Гайдара и Ельцина надо повесить, а такой же как я, толстый и злобный внук хочет ее отравить, чтоб забрать себе пенсию и квартиру. Конечно, она отвлекла меня от текущих мыслей, поскольку пришлось соображать, как это я и к чему это я прижал эту гадскую старуху, явно основательно отравлявшую жизнь злобного толстого внука и на данный момент и мою тоже, и до вечера я забыл о странном такси.