Сорочьи сказки

Сорочьи сказки

Сказки известного советского писателя Алексея Николаевича Толстого. Книжка рассчитана на детей дошкольного и младшего школьного возраста.

Петушки

Сорока

Кот Васька

Заяц

Воробей

Мышка

Картина

Лиса

Рачья свадьба

Еж

Верблюд

Козел

Полкан

Жар-птица

Отрывок из произведения:

На избушке бабы-яги, на деревянной ставне, вырезаны девять петушков. Красные головки, крылышки золотые.

Настанет ночь, проснутся в лесу древяницы и кикиморы, примутся ухать да возиться, и захочется петушкам тоже ноги поразмять.

Соскочат со ставни в сырую траву, нагнут шейки и забегают. Щиплют траву, дикие ягоды. Леший попадется, и лешего за пятку ущипнут.

Шорох, беготня по лесу.

А на заре вихрем примчится баба-яга на ступе с трещиной и крикнет петушкам:

Другие книги автора Алексей Николаевич Толстой

Из этой книжки дети узнают о приключениях озорного Буратино. Преодолеть все опасности и победить коварных врагов деревянный мальчик с длинным носом благодаря храбрости, находчивости и, конечно, верным друзьям. Все вместе они разгадали тайну золотого ключика и открыли заветную дверь.

«Хождение по мукам» – уникальная по яркости и масштабу повествования трилогия, на страницах которой перед читателем предстает картина событий, потрясших весь мир. Выдающееся произведение А.Н.Толстого показывает Россию в один из самых ярких, сложных и противоречивых периодов ее истории – в тревожное предреволюционное время, в суровые годы революционных потрясений и Гражданской войны.

Это — пожалуй, первая из российских книг, в которой элементы научно-фантастические и элементы приключенческие переплетены так тесно, что, разделить их уже невозможно. Это — «Гиперболоид инженера Гарина». Книга, от которой не могли и не могут оторваться юные читатели нашей страны вот уже много десятилетий! Потому что вечная история гениального учёного, возмечтавшего о мировом господстве, и горстки смельчаков, вступающих в схватку с этим «злым гением», по-прежнему остаётся увлекательной и талантливой!.. В книгу вошёл известный научно-фантастический роман «Аэлита» (1923) — о романтическом путешествии на Марс.

Роман «Гиперболоид инженера Гарина» и повесть «Аэлита» положили начало советской научно-фантастической литературе. Они правдиво отображают борьбу людей за подлинный прогресс в области общественной жизни, науки и техники.

СОДЕРЖАНИЕ:

Гиперболоид инженера Гарина. Роман. Рисунки В. Богаткина

Аэлита. Фантастическая повесть. Рисунки И. Архипова

Никита вздохнул, просыпаясь, и открыл глаза. Сквозь морозные узоры на окнах, сквозь чудесно расписанные серебром звезды и лапчатые листья светила солнце. Свет в комнате был снежно-белый. С умывальной чашки скользнул зайчик и дрожал на стене.

Открыв глаза, Никита вспомнил, что вчера вечером плотник Пахом сказал ему:

— Вот я ее смажу да полью хорошенько, а ты утром встанешь, — садись и поезжай.

Вчера к вечеру Пахом, кривой и рябой мужик, смастерил Никите, по особенной его просьбе, скамейку. Делалась она так:

Библиотека проекта «История Российского государства» – это рекомендованные Борисом Акуниным лучшие памятники мировой литературы, в которых отражена биография нашей страны, от самых ее истоков.

«Петр Первый» А.Н. Толстого – лучший образец жанра исторического романа. Эпоха Петра волнует воображение уже более трех веков. Толстого увлекло ощущение творческой силы того времени, в которой с необыкновенной яркостью раскрывается характер выдающегося правителя огромной страны, могучей, многогранной личности, русского императора Петра Первого. Неповторимое литературное мастерство делает монументальный роман А. Толстого подлинно эпическим произведением.

Это первая из российских книг, в которой элементы научно-фантастические и элементы приключенческие переплетены так тесно, что, разделить их уже невозможно. Это — «Гиперболоид инженера Гарина». Книга, от которой не могли и не могут оторваться юные читатели нашей страны вот уже много десятилетий! Потому что вечная история гениального учёного, возмечтавшего о мировом господстве, и горстки смельчаков, вступающих в схватку с этим «злым гением», по-прежнему остаётся увлекательной и талантливой!..

Когда я был маленький — очень, очень давно, — я читал одну книжку: она называлась «Пиноккио, или Похождения деревянной куклы» (деревянная кукла по-итальянски — буратино). Я часто рассказывал моим товарищам, девочкам и мальчикам, занимательные приключения Буратино. Но так как книжка потерялась, то я рассказывал каждый раз по-разному, выдумывал такие похождения, каких в книге совсем и не было. Теперь, через много-много лет, я припомнил моего старого друга Буратино и надумал рассказать вам, девочки и мальчики, необычайную историю про этого деревянного человечка. Алексей Толстой Рисунки В. Григорьева и К. Поляковой.

Увлекательный фантастический роман Алексея Толстого «Аэлита» повествует о необыкновенном космическом полете, о захватывающих приключениях путешественников на Марсе, оказавшемся населенным жителями погибшей Атлантиды, о встрече землян с прекрасной Аэлитой и другими обитателями красной планеты.

Популярные книги в жанре Сказка

Когда-то давным-давно гнэльфы жили и там, и сям, и даже повсюду. Но потом народу на земном шаре потихоньку прибавилось, и гнэльфам пришлось ужаться и поселиться в пределах нынешней территории. Старейшины гнэльфов срочно провели границу, их жены придумали и сшили красивый государственный флаг из разноцветных лоскутков, а самый мудрый и грамотный гнэльф по имени Альтерфатти заперся на три дня и три ночи в своем кабинете и сочинил за этот кратчайший срок для сородичей Конституцию и Свод Законов.

Однажды я написал историю о приключениях маленьких человечков гнэльфов и пуппетроллей. Потом написал вторую историю, затем третью… И вдруг подумал: «Зачем я это делаю? Ведь не хуже меня, а даже гораздо лучше, о своих похождениях может рассказать сам мальчишка пуппетролль Тупсифокс! Он и мемуары об этом написал, осталось их только напечатать». Придя к такому решению, я отнес литературные труды забавного коротышки в знакомое издательство и там их оставил. И что же вы думаете?! Мемуары Тупсифокса напечатали! Книги о приключениях юного автора и его старого дядюшки Кракофакса стали выходить одна за другой. Книга, которую вы держите сейчас в руках, пока последняя. Но кто знает, может быть, Тупсифокс еще напишет новые мемуары. Ведь он так молод, а жизнь его с детства уже была полна приключений!

Автор

— Аня, вставай! — Катя трясла сестру за плечи.

— Отстань, у меня каникулы, я хочу спать, — та повернулась на другой бок и закрылась с головой одеялом.

— Аня. вставай, — не унималась девочка. Сестра лягнула Катю ногой. Недовольная таким

обращением, она склонилась над кроватью и громко прокричала:

— Ключ!

Вскочив словно ошпаренная, Аня вспомнила весь вчерашний день. Буквально за секунды у нее перед глазами пронеслись: Волшебная страна, Черный Замок, Сонька, сидевшая на цепи, злая колдунья, схватка с корнями и ключ. Она забыла в Замке ключ от квартиры. Аня посмотрела в окно. Погода была отвратительной. Из серого, темного неба падал мелкий, наводящий сонливость дождь. Ветер, унося последние листья с деревьев, завывал в окнах, словно просил пустить погреться. Электронные часы показывали половину девятого.

Жила на свете крысиная семья: папаша Ратон, мамаша Ратонна, их дочка Ратина и ее двоюродный братец Ратэ. И были у них слуги: повар Рата и горничная Ратана.[1] Так вот с ними со всеми произошли такие необыкновенные приключения, дорогие мои детишки, что я не могу отказать себе в удовольствии поведать их вам.

Случилось это во времена фей и колдунов, когда звери умели разговаривать. Наверное, тогда-то и родилось выражение «болтать глупости»,[2]

Л О Т Е Р Е Й Н Ы Й Б И Л Е Т

Взлохмаченный внук ногой откинул застонавшую калитку. Куры, кудахтая, рассыпались по двору, за-лаял с просыпу угольно-черный Гришка, рыжий теленок Семка перестал жевать прошлогоднее сено, под-нял на Борьку блестючие карие глаза. Это бабка прозвала всякую свою животину человечьими именами. В честь тех, кого она по-своему любила, на кого она безмерно изливала свою невостребованную нежность.

Борька ткнул телка кулаком в чугунный лоб, подергал за маленькие — не больше мизинчика — рожки и, далеко выбрасывая вперед худые ноги в обшарпанном ботинке сорок третьего размера, затопал по хлип-кому крыльцу.

Скиталась одна пчела туда-сюда - искала, что бы ей отнести в улей. Влетела в окошко, закружила по комнате и села на стол, на котором было накапано что-то сладкое. Пчеле захотелось попробовать это на вкус. Игравший неподалеку ребенок увидел пчелу, взял стеклянный стакан и накрыл ее.

Испугавшись, пчела принялась биться о стеклянную тюрьму, пытаясь вылезти, но напрасно. Она зажужжала и взмолилась:

- Ребенок, отпусти меня! Я отправилась на работу, и если ты меня здесь задержишь, то я опоздаю, стемнеет, и я не смогу найти своего улья. Живу я далеко, очень далеко. К тому же у нас заведен такой порядок: если я вернусь очень поздно, меня не впустят. А остаться на ночь под открытым небом для меня - смерть.

Было на свете королевство, где все люди жили счастливо. Король их был мудр и даровал народу добрые законы. Это был край истины и справедливости, и каждый там любил ближнего, как самого себя. Люди счастливо трудились, пели песни и благодарственные гимны, и прославляли короля.

Однажды король задумал подвергнуть свой народ испытанию. Он созвал всех к воротам Королевского Дворца и объявил, что покидает страну, пускаясь в долгое странствие. Он твердо обещал вернуться. И велел народу в свое отсутствие следовать мудрым законам и жить чисто и достойно. Король объяснил, что оставляет двух Советников, которые будут руководить людьми в его отсутствие. Если возникнут сложности, Советники смогут дать совет. А народ будет решать и поступит верно и справедливо.

Сборник восточных поэтических сказаний.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Компания создает виртуальность, обещая перенос обретенных в игре навыков в реальный мир. Игроки привыкшие пользоваться багами и читами не задумываются о том, чем все это может для них закончиться.

Наивно было бы полагать, что мы можем дать удовлетворительное определение понятию «мышление».

В погоне за ним, мы в лучшем случае сформулируем непрактичное представление о мышлении.

Нам необходим инструмент, точнее даже – инструкция к инструменту, который мы уже имеем, но не вполне понимаем, как же им пользоваться.

Без этой инструкции само наше мышление (как инструмент) не является еще мышлением в строгом смысле этого слова. Так что, эта инструкция – не просто правила пользования мышлением. Она должна создать мышление в качестве инструмента, придать мышлению статус мышления.

В результате мы получим даже не одно мышление, а несколько разных его типов. Нам предстоит понять, каким образом нечто, что следует называть мышлением, может работать в разных режимах.

Пожалуй, лучшее, что мы можем – это мыслить мышление. Лучшее – хотя бы потому, что ничего другого мы помыслить просто не можем, а все, что мы мыслим, уже и всегда – есть наше мышление.

Данная книга призвана сообщить об очень простых вещах, по существу – об азах мышления. Но, к сожалению, именно это и представляется главной проблемой, поскольку мало чем отличается от безрассудной попытки заглянуть под капот несущейся по автобану машины.

Мы странным образом теряем ощущение перспективы.

Образ возможного будущего не проступает, не рисуется.

Сама история – и наша собственная, и цивилизации – рассыпается, теряя свой прежний, когда-то стройный метанарративный облик.

Оказавшись в такой ситуации, мы как будто схлопываемся – ощущаем какую-то внутреннюю пустоту, теряем идентичность. Мы словно бежим, оставаясь на месте.

«Складка» – специфическая «патология» времени. Патология, которая, как часто бывает в медицине, позволяет разглядеть его – времени – истинные и сущностные черты.