Сонеты

Другие книги автора Павел Александрович Катенин

П.А.КАТЕНИН

Стихотворения (Лирика декабристов)

Павел Александрович Катенин родился в 1792 году и получил хорошее домашнее образование. В годы Отечественной войны он участвовал в сражениях при Бородине, Люцене, Бауцене, Кульме и Лейпциге, вместе со своим полком вступил в Париж. Мужество Катенина привлекло к нему внимание и привело к быстрому продвижению по службе. Но молодой офицер стремился не к успешной карьере, а к борьбе за свободу, к уничтожению самодержавного деспотизма. Сторонник немедленных и радикальных действий, он стал членом самого раннего из тайных обществ - "Союза спасения", был одним из руководителей декабристского "Военного общества". Ненависть Катенина к тирании проявилась в революционной песне, из которой до нас дошел лишь отрывок - "Отечество наше страдает...", в переводе фрагмента из трагедии Корнеля "Цинна", где оправдывалось убийство императора-тирана.

Страшные баллады эпохи романтизма — оригинальные и переложение знаменитой «Леноры» Бюргера.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Баян

Над Москвою старой златоглавою
Не звезда в полуночи затеплилась,
Над ее садочками зелеными,
Ой зелеными садочками кудрявыми
Молодая зорька разгоралася.
Не Вольга — богатырь нарождается,
Нарождается надежа — молодой певец,
Удалая головушка кудрявая.
Да не златая трубочка вострубила,
Молодой запел душа — соловьюшка,

Как звезды в небе плывут,

Как они мой чувствуют взгляд…

Звезды не смотрят назад.

Они терпеливо ждут.

Их не мучает сомнений рой.

Не бывает у них тоски.

Звезды так от нас далеки…

И живут лишь ночной порой.

Им не нужно себя терзать.

Ни бояться, не ждать, не быть…

Можно слепо им в небе плыть,

И судьбе своей доверять.

Звезды так от нас далеки…

Не смотри,позабудь о них.

Им не нужен мой горький стих.

На Красной площади идут по мостовой

Рубиновые звезды мерцают, как желанья,

Пройдя потоки лет, сегодня я с тобой,

Вишневые лучи нам отдают мерцанье.

И сердце с сердцем здесь, в лучах еще сильней,

Забились в унисон любви и предков славы,

Вот ветер пробежал, и дышится вольней,

На площади страны, одной из самых главных.

Поток машин бежит асфальтовой волной,

Несется мимо лиц прохожих, их улыбок,

Часть Рима, преимущественно занятая садами, излюбленное место прогулок (ит.).

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Те из нас, чьи имена известны в связи с теософической работой, получают обычно огромную корреспонденцию. Часто случается так, что те, кто имеет, как они это называют, «потерянных» друзей или разрыв отношений по причине смерти, пишут нам с целью получить какие-либо сведения о них или хотя бы общие утешения. В дополнение к этому мы получаем многочисленные отчёты о пережитом психическом опыте, а также самых разных событиях, выходящих за рамки обычного. Из таких рассказов мы скомпоновали очень примечательную серию под названием "В потёмках" (In The Twilight).

Ж-л «Теософист», январь 1904.

Перевод K. Z.

В течение многих веков люди вопрошали, рассуждали и вели диспуты относительно великих основных истин, касающихся существования и природы Бога, его отношения к человеку и прошедших и будущих судеб человечества. И так радикально расходились люди по этим вопросам, и с такою горечью высмеивали они и нападали на верования друг друга, что возникло глубоко укоренившееся общее мнение, что относительно этих вопросов и не может быть определённого знания, а одни лишь смутные теории, затемнённые целой кучей неосновательных выводов из ложно поставленных посылок. И мнение это укоренилось несмотря на совершенно определённые, хотя нередко вполне невероятные утверждения, установленные относительно этих вопросов различными религиями.

Информация, приводящаяся в теософической литературе на тему монады, скупа, и это неизбежно. Мы не находимся сейчас в таком положении, чтобы значительно её расширить, но изложение этой темы, как мы понимаем её сейчас, может избавить изучающих от некоторых неясностей и непонимания, которые часто проявляются в присланных нам вопросах.

Заблуждения по этому вопросу неизбежны, поскольку мы пытаемся понять физическим мозгом то, что не может быть выражено в понятиях, ему доступных. Монада обитает на втором плане в нашей системе планов, который иногда называют паранирваническим или анупадака. Для столь высокого уровня нелегко составить какое-то определённое представление, связанное со словом «план» или «мир», поскольку всякая попытка даже символически показать соотношение планов и миров одного к другому требует громадных усилий воображения в направлении, совершенно нам незнакомом.